Писательница Эллен Альпстен: «Я хотела показать, какой была жизнь Екатерины I на самом деле»

Писательница Эллен Альпстен: «Я хотела показать, какой была жизнь Екатерины I на самом деле»

В мае этого года британское издательство Bloomsbury выпустило дебютную книгу Эллен Альпстен «Царица».

— Эллен, расскажите читателям о себе.

— Я родилась в Кении в семье ветеринара и учительницы. У нас не было телевизора, зато было много книг и большой сад, домашние животные, среди которых были раненая кошка-сервал, пони и даже крокодил. Я читала, рисовала, вела дневники, пока мои братья учились в школе-пансионе. В восемнадцать лет переехала из саванны в Париж. Поступила в Институт политических исследований, где учились многие талантливые умы, от Кристиана Диора до Эммануэля Макрона. Там я встретила своего будущего мужа и впервые выиграла писательский конкурс (с новеллой «Встреча с мистером Ганди»).

После окончания учебы мы переехали в Лондон. Я писала часами, сидя вечерами в маленькой комнатке квартиры в Хаммерсмите. Вскоре, уже не стесняясь, делала это и в рабочие часы, на стажировке. Неудивительно, что я единственная не получила предложения о работе! Зато написала свою первую книгу — мрачную любовную историю. Названивала, посылала письма и даже подкупила помощника редактора — и так сумела попасть в офис одного из издательств без приглашения. Редактор прочел текст, покачал головой: «Не пойдет. Нет других идей?»

Идея у меня была. Оплакав несостоявшуюся книгу, я начала писать мой дебютный роман «Царица».

— Как к вам пришла идея книги о российской императрице?

— История Екатерины I не отпускала меня с того момента, как я в тринадцать лет прочла о ней в «Немцах и русских» Лео Сиверса. Это книга о тысячелетней истории взаимоотношений двух народов, между которыми, несмотря на кровопролитные войны, существует взаимное притяжение. В книге была глава, посвященная Екатерине. Решив серьезно заняться писательством, я осознала: мне не встречалось ни одной книги, посвященной этой императрице. Она мой Тутанхамон. Марта всегда была исключительной личностью, но о ее ярких предшественниках и преемниках мы знаем настолько много, что пока она оставалась в их тени. Я хотела это исправить.

После книги Сиверса я начала читать о России все, что могла найти, от художественных книг Толстого, Гоголя и Достоевского до документальных, таких как страшная, но важная «У войны не женское лицо» Алексиевич. Я смотрела знаковые для русского кинематографа картины «Броненосец «Потемкин» Эйзенштейна, «Русский ковчег» Сокурова. О Романовых я много знала, но Рюриковичи интереснее — они более русские. Хотелось написать не сотую книгу о знаменитых монархах, но рассказать что-то новое.

— Что вас вдохновило в жизни Екатерины?

— Это исторический роман, но в наше время борьбы женщин за права ее история звучит актуально. Екатерина преодолевает все препятствия на своем пути и превратности судьбы. Ее биография ярко иллюстрирует возможности человека, волю к выживанию. Марта, вероятно, была незаконнорожденной дочерью латышского крестьянина. Все в этом мире было против нее. Но она стала первой женщиной-монархом самой большой империи того времени.

Поражает не только ее психологическая стойкость, но и физическая. Родив Петру I тринадцать детей, она путешествовала вместе с ним по всей России и Центральной Азии, сопровождая даже на поле битвы. Хотя Марта и принимала его измены и метания, их отношения выглядят современно — они были не просто любовниками, но прежде всего друзьями. Ему нравились ее шутки, смелость и хладнокровная рассудительность.

Глядя на ее портрет, обыватель недоумевает, что в ней могло привлекать. Как писал современник, она не была красавицей, но обладала животной притягательностью. Не нужно соответствовать строгим канонам красоты, чтобы прийти к успеху.

— С чем вы столкнулись, работая над книгой?

— Работа над ней заставляла меня размышлять о судьбах женщин прошлого и настоящего, о том, что именно они выносят мир на своих хрупких плечах. Часто говорят о «старых добрых временах», о социальном единении, удобном в большей степени для мужчин, чем для женщин. Никакого образования, раннее замужество (даже в двенадцать лет!) за человеком, которого выбрали родители. Чуть ли не ежегодные роды, каждый раз — играть со смертью, потом хоронить детей из-за сурового климата и отсутствия медицины. Нет личного пространства и времени для себя. Изнуряющий труд от рассвета до заката. Муж, скорее всего, напивается и рукоприкладствует…

Несколько лучше жизнь была у женщин из знати — петровский закон о наследстве сильно повлиял. Война всегда была маховиком развития, и, пока мужчины на фронте, женщины должны управлять делами. Если все сыновья погибли на войне, старшая незамужняя дочь должна была стать наследницей.

Равенство бросает нам вызов, но я рада жить в наше время. Свобода выбора, которая есть у женщин сегодня, роскошь и серьезное достижение.

— Как вы собирали материал для книги?

— Хотя у меня слабый русский, я перелопатила много первоисточников и переводов, что заняло больше года. Например, разные путевые заметки, письма иностранцев к царскому двору, биографии Петра I, великолепнейшее исследование Линдси Хью, профессора Лондонской школы славистики, «Россия в эпоху Петра Первого». Последнее стало для меня библией и уводило меня в странный, шокирующий мир российской истории и русской души, где кажущиеся непреодолимыми противоречия сосуществуют без моральных метаний. Эта абсолютность завораживает. Русские народные сказки также много могут рассказать об умонастроениях и воображении людей той эпохи.

В книге много точных деталей. Это попытка ответить на вопрос, какова на самом деле была жизнь Екатерины.

— Как долго вы писали книгу?

— Первоначальную версию — полтора года. Затем редактура, работа на грани шизофрении: ты знаешь текст наизусть, но надо снова и снова пытаться посмотреть на написанное другим взглядом. Под конец я была настолько вымотана, что проболела три месяца. Йога, любовь домочадцев, время и осознанность помогли мне вернуть силы. Сейчас я своим ресурсом распоряжаюсь лучше.

— Какой реакции вы ожидаете от русскоязычных читателей?

— Надеюсь, они увидят, что, хоть я и не русская, книга написана с огромной симпатией и попыткой понять страну и ее народ, с преклонением перед их внутренней силой. Я не историк, но мои исследования для книги и очарованность русской душой, думаю, дают мне индульгенцию писать не только о Екатерине I. «Царица» — пример книжной дипломатии, попытка заставить людей увидеть русскую душу и невероятную историю России.

— Чем привлекают современного читателя биографии императоров?

— Парадоксально, но людей привлекают недосягаемые герои, и при этом они нуждаются в примерах, которые были бы им близки и понятны. Они видят на парадных портретах запечатленные навсегда в их великолепии образчики добродетели, унизанные драгоценностями, укутанные в бархат и меха и далекие от народа. Люди не знают про их болезни и козни. С другой стороны, чтение о монархах прошлого откроет человеку глаза: те, кому было дано больше остальных, страдали как все.

— О чем будет следующая книга?

— У каждого писателя есть осевая тема. Для меня это судьба Марты. Окунувшись в нее настолько глубоко в ходе исследования, я уже не в силах ее оставить. Недавно я закончила сиквел «Царицы». Не уронить выставленную первой книгой планку — задача непростая. Если все сложится, будет и приквел. Кажется, я никогда не выйду на пенсию и упаду замертво лицом в клавиатуру! (Смеется.) Столько нерассказанных историй и так мало времени! Моя прабабушка, что необычно для ее эпохи, еще до замужества и рождения детей была издателем, но оставила это занятие. И снова понимаешь, какая удача — быть женщиной в наше время, в мире, открытом идеям равенства.

Беседовала Мария Акопова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.