Русские идут?!

Русские идут?!

Сергей Сычев

«Никто» (Nobody), США, 2021, режиссер Илья Найшуллер

Неделю назад все киноСМИ в США и России взорвались новостью: впервые в истории фильм русского режиссера возглавил бокс-офис уикенда в Северной Америке. Экшен «Никто» молодого постановщика Ильи Найшуллера собрал $6,7 млн – скромные цифры в обычное время, но в пандемию это результат высокий. Попробуем быстро разобраться, что произошло и можно ли кричать: «Русские идут!»

Илье Найшуллеру 37 лет, он сын широко известного в 90-е олигарха Виктора Найшуллера, главы холдинга «Балчуг». Илья учился в Москве, Лондоне и Нью-Йорке, высшего образования у него нет. В нулевые он основал рок-группу Biting Elbows и начал снимать для нее клипы. Один из клипов, «Bad Motherfucker», неожиданно стал суперхитом YouTube; с камерой «от первого лица» он был похож на ожившую игру Doom или на более ранний клип The Prodigy «Smack My Bitch Up».

Найшуллера заметил Тимур Бекмамбетов, и они сняли в той же стилистике полный метр «Хардкор» (Hardcore Henry). Причем работали сразу на перспективу: хотя действие происходило в Москве и как бы в реальном времени, к проекту привлекли зарубежных звезд, и главную роль сыграл Шарлто Копли, а в одной из сцен, пародирующей «Криминальное чтиво», снялся аж Тим Рот. Малобюджетный боевик из России собрал в США почти $10 млн, и Найшуллеру пошло одно предложение за другим, только выбирай. Он, вероятно, не спешил с выбором, потому что до поры оставался в России, снимая видеоклипы, занимаясь продюсированием и, возможно, подумывая о сиквеле «Хардкора». 

И вот – идеальный вариант. Звезда сериалов «Во все тяжкие», «Лучше звоните Солу» и «Фарго» Боб Оденкерк задумал собственный проект. Не слишком оригинальный, в тренде «Заложницы», «Неудержимых» и других экшенов, где пожилые супермены разбрасывают направо и налево толпы молодых качков. Зато над сценарием работал Дерек Колстад из команды «Джона Уика» (тоже из обозначенной плеяды), а сам Оденкерк был готов сыграть главную роль. Этот-то проект и попал в руки Найшуллеру. Это идеальный вариант, потому что тренд-то построен на любви к экшенам 80-х, а Илья вырос на них и до сих пор беззаветно в них влюблен. Вернее, так: Найшуллер кредит доверия после «Хардкора» использовал максимально, у него в разработке с американцами еще три проекта – вестерн, шпионский фильм и целый сериал, просто «Никто» – проект маленький, камерный, его было проще снять, вот и выпустили раньше. Илья даже чуть не снял экшен с Люком Бессоном, а то бы еще не такое было.

Сюжет фильма прост как доска. Бывший сотрудник американских органов решил завязать с опасной службой, обзавелся семьей и скучной офисной работой. Однажды у себя в подвале он обнаружил мелких воришек, и так его это взбесило, что он пошел и «навешал» в ночном автобусе какой-то шпане. Один из избитых был братом крупного и слегка безумного русского мафиози, так что за отцом семейства началась охота, но он и сам уже вошел во вкус, и папашу своего его (Кристофер Ллойд) тоже привлек: тот отлично стреляет. Ллойда знает любой представитель поколения Найшуллера: это эксцентричный док Браун из «Назад в будущее». А дальше начинается кровавый фейерверк – не такой, как у Тарантино, но все-таки не без гротеска.

В итоге у фильма три козыря. Обаятельнейший Оденкерк в главной роли, хореография боев и перестрелок и, конечно, русская мафия, которую играют русские же актеры, что для Голливуда редкость. В кадре появятся Сергей Шнуров и Александр Паль, жена режиссера Дарья Чаруша, сам Найшуллер в качестве камео и, что особенно приятно, Алексей Серебряков в образе крестного отца. Говорят, его еще на съемочной площадке прозвали русским Де Ниро, а вообще заметно, что актер постарался получить от работы максимальное удовольствие. Его персонаж танцует под «Бухгалтера» группы «Комбинация» и даже сам начинает подпевать, а потом мочит в сортире каких-то подонков, бегает, стреляет, орет, дерется с Оденкерком. 

Весь фильм – какой-то удивительный симбиоз кондового американского экшена и не менее кондового бандитского русского кино, как будто они встретились, узнали друг друга, обнялись и хлопнули водки из горла. И запели, разумеется!

Впрочем, этнический аспект вряд ли так уж заинтересовал американского зрителя: это для нас лишний повод для гордости, а за океаном что русская диаспора, что любая другая (в сценарии изначально была, кажется, корейская), не так важно. Фильм стал хитом, потому что это Боб Оденкерк, потому что в продвижение были брошены приличные средства и усилия, но основной секрет успеха тут самый что ни на есть банальный. Дело в том, что «Годзилла против Конга» в Северной Америке вышел на неделю позже, чем на большинстве других территорий, включая Россию и Китай. И «Никто» вписался как раз в это самое окошко, прямо накануне старта голливудского тяжеловеса (во всех смыслах). 

Достаточно сказать, что у «Годзиллы» сборы в первый же американский уикенд были почти $50 млн – в семь раз больше, чем у «Никто» накануне. А сам «Никто» тихо съехал на третью строчку топа, с $3 млн. Но теперь это уже никого не волнует: Илья Найшуллер вошел в историю, о нем написали Variety и The Hollywood Reporter, и дальше у него все будет хорошо, он теперь стал голливудским режиссером и уже не вернется в Россию, равно как и Вадим Перельман, Кантемир Балагов или Максим Арбугаев. Да и Германика уже что-то делает для американцев.

Тут бы бить тревогу, но в России все равно рады: наших приняли в большую киноиндустрию. Ладно, в этот раз хотя бы повод вполне достойный и, как ни крути, бесспорный.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.