Экс-кандидат в столичные мэры Камран Балаев: «Лондону нужен не политик, а менеджер»

Экс-кандидат в столичные мэры Камран Балаев: «Лондону нужен не политик, а менеджер»

Выходец с постсоветского пространства впервые принял участие в предвыборной гонке за пост мэра Лондона. Почему британцы голосуют за политические партии, а не за конкретную личность? Зачем создавать новый цифровой бренд Лондона и реформировать экономику? Какие первые шаги необходимо сделать новому главе города для повышения безопасности и улучшения качества жизни населения британской столицы? Об этом нам рассказал уроженец города Баку Камран Балаев – кандидат в мэры Лондона на майских выборах 2021 года, юрист, попечитель FFP (американская организация «Фонд мира»). 

Когда и почему вас назначили кандидатом на пост мэра Лондона? Вы рассчитывали на победу, понимая, что будете конкурировать с представителями таких мощных политических партий, как консерваторы и лейбористы?

– Я был номинирован в 2020 году центристской партией Renew, которая продвигает идеи экономических реформ и обновления политической системы. Для меня было большой честью получить номинацию, особенно с учетом того, что меня поддержали во всех 33 областях Лондона. По образованию я юрист и специализируюсь на международном праве. Это не политика в чистом виде, но довольно часто приходится решать вопросы, которые соприкасаются с ней.

Прошедшие выборы – возможность заявить о наших идеях и партии, показав, что, несмотря на высокий уровень конкуренции, мы представляем будущее. Моя платформа – новая экономика в цифровом формате и инновации, которые при проведении необходимых реформ смогут стать драйверами развития и повторить успех экономического роста XX века, когда Лондон благодаря инновациям стал одним из крупнейших мировых финансовых центров.

И если немного углубиться в историю и вспомнить колоссальный финансовый бум, который произошел в 20-х годах прошлого столетия (после эпидемии «испанки» – зеркальная ситуация с COVID-19), причем подъем был во всех сферах – культурной, социальной в том числе, – несложно смоделировать события ближайшего будущего. Люди, долго находившиеся в вынужденной изоляции, накопившие средства, тратить которые было просто некуда (все закрыто), пересмотревшие свои подходы к потреблению, сейчас начнут наслаждаться жизнью. А именно посетят дорогие рестораны, которые раньше были для них под запретом из-за экономии, поедут в путешествия, давно откладывавшиеся на потом, – ведь во время пандемии они поняли, что «потом» может и не наступить. Начнется новый бум (экономический, культурный, социальный) – он продлится, возможно, три-четыре года (сейчас сложно спрогнозировать точнее) и завершится очередным кризисом.

Наша партия среднего размера, но она растущая, и, конечно, пока ей довольно сложно соперничать с такими глобальными политическими движениями, как лейбористы и консерваторы, у которых за плечами многолетняя история, миллионы последователей и членов, голосующих за них десятилетиями. Причем выбирают не конкретного человека, личность – британцы отдают голоса именно за партию. 

– Как вы относитесь к победе Садика Хана? И что планируете делать дальше?

– Думаю, что он хороший партийный бюрократ, но не эффективный менеджер. Лондону в качестве мэра нужен не политик, а грамотный управленец.

Мне поступают предложения участвовать в политической жизни, но окончательного решения я пока не принял. Я не исключаю вероятности участия в следующих выборах мэра, которые состоятся в 2024 году.

– И все же – если бы вы стали мэром столицы, что бы вы изменили? Ваши первые три шага?

– Прежде всего нужно понимать, что настала эра новых технологий. Если в условиях кризиса многие компании обваливаются, то высокотехнологичные, наоборот, растут, кратно увеличивая прибыли. И когда мои оппоненты рассказывают, что появится много вакансий в традиционных сферах, они лукавят.

Я приведу пример. Десять лет назад в магазине по соседству работало десять сотрудников и один робот-терминал, а сейчас соотношение изменилось: на десять роботов приходится только один человек. И такие тенденции в сторону цифровой оптимизации идут во всех отраслях, поэтому мы должны думать о новых способах зарабатывания денег уже сегодня.

Говоря о том, какие три шага я бы предпринял на посту мэра… В первый же мой рабочий день наша партия занялась бы созданием цифрового бренда Е-London, который бы не только способствовал привлечению многомиллиардных инвестиций из-за рубежа, но и сделал английскую столицу центром высокотехнологичных индустрий. С учетом того, что практически весь мир работает на правовой базе, созданной в Британии, Лондон станет и основоположником законодательных инициатив в цифровом пространстве. Ведь пока у таких явлений современной экономики, как криптовалюта, например, нет нормативно-правового регулирования. В этой новой экономике необходимо устанавливать определенные правила, и Лондон сможет ими заняться. Кроме того, это колоссальные финансовые потоки, которые пойдут и на развитие страны в целом, и на повышение уровня и качества жизни граждан Соединенного Королевства. 

Вторым шагом было бы решение вопросов, связанных с восстановлением и последующим развитием бизнес-инфраструктуры, в том числе и в наиболее пострадавших от локдауна отраслях, таких как туризм (отели, гостиницы), предприятия общественного питания (рестораны, кафе). Готовиться к постпандемическому периоду, а именно к возобновлению предстоящего многомиллионного турпотока, необходимо заранее. 

Шаг номер три – это улучшение экологической обстановки. Уровень загазованности в столичных парках значительно превышает допустимые показатели. Поэтому уже сейчас мы должны менять муниципальный автопарк. На балансе города находятся около 9 тыс. автобусов, и только около 300 из них электрифицированы. Полностью перевести весь общественный транспорт в Лондоне на экостандарт планируется к 2030 году. Я, будучи мэром, постарался бы значительно этот переходный период сократить, поскольку чистый воздух – реальный шанс увеличить продолжительность жизни населения в среднем на 20%. И бюджет на полное обновление автопарка уже существует, но пока средства используются не по целевому назначению, к сожалению.

Не могу не сказать о такой проблеме, как борьба с преступностью. В Лондоне орудуют более 200 профессиональных банд, у большинства из которых есть связи с представителями международных преступных групп. Они занимаются абсолютно всем, от нарко- и работорговли до грабежа и разбоя. Как раз одной из обязанностей мэра является пресекать подобную незаконную деятельность, ведь помимо руководства столицей глава города также наделяется полномочиями главного полицейского, которому напрямую подчиняется Скотленд-Ярд. 

Если бы я стал мэром, то в течение двух лет я бы все эти банды почистил. В начале своей карьеры я сотрудничал с такими структурами, как Интерпол, Европол, поэтому я знаю, как пресечь рост преступности в Лондоне. 

Одна из самых новых и самых страшных проблем столицы – поножовщина среди групп молодежи. Какое решение вы бы предложили?

– В целом в стране количество преступлений с использованием холодного (колющего, режущего) оружия достигло рекордных масштабов. Ежегодно на территории Англии происходит порядка 15 тыс. таких правонарушений. А с поножовщиной в Лондоне все намного сложнее, чем можно себе представить в принципе. И к решению данной проблемы нужно подходить комплексно, потому что простым наказанием ее не искоренить. Ведь большинство преступлений совершают не матерые уголовники, а подростки 12–15 лет, многие из которых еще не достигли возраста уголовной ответственности. Кроме этого, зачастую они сами становятся жертвами дурного влияния преступных элементов, использующих подростков в корыстных целях.

Поэтому здесь очень важна превентивная работа с молодежью. Прежде всего необходимо в полном объеме восстановить систему молодежных центров, возродить институт наставничества, чтобы занять ребят чем-то полезным и увести их с улиц. За последние десять лет только в столице из порядка 240 таких специализированных центров было ликвидировано более 100. А 38 полицейских участков в Лондоне закрыли, их помещения продали. И такие инициативы борьбе с преступностью не способствуют.

– Расскажите о своей учебе в Оксфорде и Кембридже. Не было ли сложно оказаться среди людей, которые могут принадлежать к британской элите? 

– Такой опыт у меня был. Нельзя однозначно сказать, что было просто, но со временем и ты привыкаешь к людям, и они начинают принимать тебя как своего. Хотя в самом начале общения с британскими однокурсниками у меня было ощущение, что ко мне относятся как к другому. Сегодня ситуация кардинально изменилась, причем не только в различных учебных заведениях, но и в целом в Британии. Современный Лондон – это самая мультикультурная столица в мире. Это настоящий Вавилон наших дней, в котором говорят более чем на трехстах языках. Почти половина жителей столицы родилась в других странах. В миллионах лондонских семей, помимо английского, разговаривают еще на одном языке. И возможно, в ближайшем будущем такие люди, как мы с вами, те, кто переехал в Британию и работает и успешно строит карьеру здесь, составят большинство столичных жителей. 

– Что вы обычно рассказываете британцам о своей родине? Ведь многие удивительно мало знают о странах, которые раньше входили в СССР.

– Я никогда не терял контакта с моей родиной – Азербайджаном. Более того, я всегда продвигал его культуру и историю за границей. Я горжусь своими корнями, и моя любовь передалась моим друзьям и окружению. Я всегда рассказываю, какие там замечательные люди, какая богатая история, ну и, конечно, вкусная кухня! 

Легко ли иммигранту выстроить успешный бизнес и занять свою нишу? Если сравнивать, то англичанин скорее воспользуется услугами соотечественника или будет выбирать по принципу профессионализма? «Свой-чужой» – этот принцип актуален для делового Лондона?

– В Англии очень высокий уровень конкуренции, и для того, чтобы создать успешный бизнес-проект, компанию и удержаться на рынке, необходимо работать по 16 часов в сутки, постоянно доказывая, что ты лучший. Причем не имеет значения, кто является собственником бизнеса: иммигрант или коренной британец, – конкурировать на этом рынке одинаково сложно и тем, и другим. Поэтому в своей предвыборной программе я и говорю о необходимости реформ в экономике. Когда я приехал в Лондон, то было много прибыльных бизнесов, сейчас в принципе сложно конкурировать с кем-либо.

По роду своей деятельности я часто общаюсь с небольшими компаниями, и практически каждая испытывает определенные трудности. Небольшое отступление: я также занимаюсь бизнес-консалтингом, и если, будучи студентами, мы сами выбирали, в какую компанию устроиться, а работодатели выстраивались в очередь, то сейчас у меня на столе лежат стопки – сотни резюме соискателей, которые готовы прийти работать к нам, но у нас нет для них вакансий.

Несомненно, профессионализм играет большую роль при выборе партнеров, но связи не менее важны, потому что, когда ты свой, значительно легче открывать двери, к тебе не относятся с опаской.

– Посоветуйте тем, кто недавно в Лондоне, но уже видел большинство разрекламированных туристических достопримечательностей, места, которые обязательно надо посетить.

– Есть такое выражение: если устал от Лондона, то устал от жизни. Это один из самых потрясающих городов в мире, где не только огромное количество памятников культуры, архитектуры, но и почти у каждого здания своя история. Мне кажется, что всей жизни не хватит, чтобы их все осмотреть, не говоря уже о том, чтобы досконально изучить.

Тем не менее есть места, которые не отмечены в туристических маршрутах. Одно из таких неразрекламированных – Шордич (Shoreditch) на востоке Лондона. Это инновационно-технологический район, место, где развилась неординарная субкультура креативных людей, которая разительно отличается от Центрального Лондона. Ехать в туда лучше вечером, чтобы окунуться в атмосферу, посетить многочисленные кафешки и т. д. Еще я бы посоветовал прогуляться вдоль реки Темзы в районе городской мэрии, где открывается замечательная панорама. Пешеходная дорожка вдоль Hammersmith Bridge тоже очень красивое место. Уже более года как мост закрыт на реконструкцию, и на нем поселились тысячи разных птиц, которые каждый вечер начинают петь. В сочетании с закатом это совершенно завороживающе.

– Как вы оцениваете действия британских политиков во время пандемии и как вы сами пережили изоляцию и общую неопределенность?

– Во время пандемии нам нужен был эффективный менеджмент, которого, к сожалению, мы так и не увидели. Было много политических дебатов, дискуссий, взаимных обвинений, зачастую для набора рейтингов, и больше ничего. Хочу отметить замечательную работу нашей системы здравоохранения: врачей, медперсонала, которые трудились круглые сутки.

Что касается меня, то ежедневно в удаленном режиме я общался с десятками людей, организаций, читал аналитику по экономической ситуации от лучших консалтинговых компаний и совместно с коллегами по партии разрабатывал программу по спасению лондонских бизнесов после пандемии. Если говорить о личном аспекте, то я, как и многие в период изоляции, переосмыслил некоторые моменты своей жизни. Пандемия стала триггером, показавшим, что достаточно большое количество вопросов, в том числе и деловых, можно решать дистанционно. 

У меня есть друг, ему уже за семьдесят лет, и он мне рассказал об эволюции деловых ланчей в Лондоне. В 60-е годы бизнес-ланч начинался в час дня и заканчивался около половины пятого, причем его участники были во фраках. В меню входило первое, второе, третье, десерт, вино и тосты за королеву. В 70-х исчезли фраки и десерт. Кульминацией стала бизнес-встреча несколько лет назад, когда партнер приехал на мотоцикле, дела обсуждались за чашкой кофе в сетевой кофейне. В пандемическую реальность бизнес-ланч – это встреча в Zoom.

Подготовили Елена Неделя и Ксения Дьякова-Тиноку

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Tatjana Kozireva
    13.08.2021, 18:00

    Желаю удачи Кайрану Балаеву! Очень приятно что на пост экс-кандидата мэра Лондона выдвинули уроженца Азербайджана. ) Дай Бог ему успехов!

    REPLY

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.