Гроза далматинцев снова на экранах

Гроза далматинцев снова на экранах
Сергей Сычев

Сергей Сычев

«Круэлла» (Cruella), США, 2021,
режиссер Крейг Гиллеспи

«Джокер» или не «Джокер» – пока публику дразнили промоматериалами по диснеевской «Круэлле», интернет трещал по швам от догадок и дискуссий. Психопатка с биполярным расстройством и общий визуальный стиль в трейлере отсылали, казалось, к суперхиту с Хоакином Фениксом. Но было очевидно, что идти проторенной конкурентами дорожкой «Дисней» вряд ли решится. Да и сказка про далматинцев все же отличается от мрачного нуарного мира комиксов DC.

Фильм вышел, и теперь можно спокойно ответить: нет, не «Джокер». Это менее эстетское и концептуальное кино, но у него есть ряд неоспоримых достоинств – в частности, вполне удавшаяся попытка встроить фирменный диснеевский гуманизм в историю, которая как будто бы этого не предполагает. А еще действие разворачивается не в вымышленном Готэме, а в Лондоне 70-х годов прошлого века, пусть и выполненном довольно условно.

Главная героиня – юная авантюристка Эстелла, единственные друзья которой, наивные и добродушные карманники, с радостью помогают ей во всех проделках. Они ее настоящая семья: мать Эстеллы давным-давно умерла, а отца девушка не знала. Эстелла умна и талантлива, она мечтает стать известным модельером, а для этого нужно сначала сделать себе карьеру у местной законодательницы haute couture – нарциссичной, властной и жестокой баронессы фон Хельман. Та – воплощенное зло. Фон Хельман, открыто презирающая всех и вся, живет лишь ради того, чтобы принимать раболепное восхищение перед своим талантом модельера. Эстелла быстро становится незаменимой помощницей фон Хельман, но из недр души девушки вырастает вторая личность – опасная и неудержимая Круэлла, достойная соперница фон Хельман.

Разница между подходом к моде у фон Хельман и Круэллы как у Моцарта и Мэрилина Мэнсона. Круэлла в маске устраивает не просто показы, а перфомансы, спектакли, супершоу, дикие и жестокие. Ее наряды то скроены из газет, то имитируют сотни выброшенных в мусор платьев, превратившихся в гигантский шлейф, а вместо традиционного подиума Круэлла предпочитает крыши автомобилей или импровизированные подмостки для панк-концерта. Это всегда свежо, агрессивно и очень талантливо, так что Круэлла быстро становится неофициальной королевой моды, однако фон Хельман сдаваться не собирается.

Вопрос о мести и цене, которую приходится платить за месть, в современной массовой культуре в последнее время становится центральным. Это не только «Джокер», но и «Выживший», и «Три билборда», и «Манк», и «Девушка, подающая надежды», и «Паразиты», и «Ирландец», и все, что угодно, вплоть до перезапуска «Звездных войн» и сиквела главной видеоигры для PS4, Last of Us. А если отступить чуть дальше, там будут «Догвилль», «Убить Билла» и многие другие высказывания о том, что, в сущности, нет ничего вреднее желания расплатиться с обидчиками по полной программе – и ничего необходимее.

Видимо, этот тренд своей интенсивностью обязан 11 сентября– отправной точке нового столетия, которая сущностно, предельно поставила вопрос о мщении перед человечеством. Кто виноват, кто должен ответить и в какой мере, кто судит и за что конкретно, в кого превращается мститель и как он сам себя губит – все это до сих пор не отрефлексировано до конца, поэтому искусство постоянно сталкивает нас с сюжетами, где надо решить для себя такие вопросы на локальном уровне. А рядом разворачиваются реальные катаклизмы, где происходит все то же самое. Мы не можем сказать, кому и как надо отвечать за погибших в ДНР, Сирии, Афганистане или Ираке. И очень трудно не встать на сторону Джокера, который, как и его прототип Трэвис Бикл из «Таксиста», решает очистить город от скверны самым радикальным способом – и стать суперзвездой.

«Дисней» в «Круэлле» предпринял очень интересную попытку, впрочем не впервые: прием не раз использовался в его мультиках. Двух карманников Круэллы критики не зря уже прозвали Тимоном и Пумбой – это комические персонажи, которые, как ни странно, оказываются и центральным нравственным ориентиром в треугольнике фон Хельман – Круэлла – Эстелла. В общем, логично: это же типичные «маленькие люди», из низов, выросшие диккенсовские дети, сохранившие при своем ремесле душевную чистоту и наивность. Они, а не главная героиня оказываются камертоном повествования. С простодушием, граничащим с юродством князя Мышкина, они заявляют, что Эстелле будут помогать, а Круэлле – не видят смысла. Хотя последняя кругом права: она и мстит правильно, и обществу помогает, и за обиженных вступается, она тот самый народный мститель, супергерой, объединяющий талант с жаждой мщения, – и все же, как только в ее правде кончается любовь, уступая место рациональной эффективности, воришки сразу начинают бить тревогу. Словно ангелы-хранители, они взывают к ее совести и стараются помочь справиться с ее демонами.

Это разворот куда более неожиданный и радикальный, чем попытка оправдать будущую убийцу далматинцев, которую уже шестьдесят лет ненавидит все человечество. Сыгравшая баронессу Эмма Томпсон безупречна, Круэлла – Эмма Стоун великолепна, но Джоэль Фрай в роли Джаспера настолько чист и тонок, дает временами такого Адама Драйвера, что уже хочется про него отдельный спин-офф. Как раз в диккенсовском ключе: этот писатель сегодня как никогда актуален и нужен.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.