Здравствуйте, я ваша «тетя Таня»!

Здравствуйте, я ваша «тетя Таня»!

Телезвезда, любимая миллионами, артистка, чьи даже небольшие роли запомнились навсегда. «Будильник», «Спокойной ночи, малыши!», «В гостях у сказки», «Утро», «Песня года» – это далеко не полный послужной список известной российской актрисы театра и кино, телеведущей Татьяны Веденеевой. Кажется, поклонники знают о ней все, но на самом деле это лишь вершина айсберга. Несколько раз она круто меняла свой профессиональный маршрут и всегда добивалась успеха. Мы поговорили с ней о разном: о ее первых шагах в кино, работе на телевидении и, конечно, об Англии.  

– Ваше первое соприкосновение с Великобританией произошло посредством экранизации пьесы Брэндона Томаса «Тетка Чарлея». Как вам работалось в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя!» и каким образом вы попали в актерский состав?

– Неожиданно! Должна была играть Анастасия Вертинская, но она отказалась – ей предложили большую роль в другой картине. А я была студенткой 4-го курса, и меня пригласили случайно, без проб. Знаменитое платье в клеточку и шляпка уже были сшиты для Анастасии, но пришлись мне впору. Она уже тогда была известной актрисой, все восхищались ее небесной красотой, фигурой. И то, что мне подошел ее костюм, стало для меня комплиментом.

Конечно, находиться на одной съемочной площадке с величайшими актерами – Калягиным, Гафтом, Джигарханяном, Козаковым и другими – было невероятным везением. Я иногда приходила даже в те дни, когда не снималась, – хотелось посмотреть, как работают артисты, чему-то поучиться. Это было потрясающе.

– Случались ли какие-то интересные случаи на съемках?

– Чаще всего снимали ночью, потому что все актеры были очень востребованными – работали в театре, в кино – и собрать их вместе было сложно. Помните сцену чаепития, когда они кидаются тортами друг в друга? Этот эпизод пришлось переснимать несколько раз, потому что непременно кто-то, говоря театральным языком, раскалывался. Съемку останавливали, заново делали грим, чистили костюмы, и так дубля четыре. Наконец режиссер Виктор Титов не выдержал и пригрозил, что если еще один раз хоть кто-то засмеется, то он отменит съемку и вообще всех уволит. И что вы думаете? На следующем дубле не выдержал и засмеялся он сам! Этот эпизод мы так снимать и не закончили, потому как одежда была вся мокрая, жирная, и ее нужно было сдавать в химчистку.

Другая история была и вовсе трагическая. На съемку привели четырехлетнего шимпанзе по имени Яша. У него были довольно крупные зубы, и он прокусил руку одному из администраторов. Была страшная паника, съемку отменили, человека увезли в больницу Склифосовского. Носова, «миллионерша из Бразилии», наотрез отказалась сниматься не только с Яшей, но и даже с другой обезьянкой, на которую его потом заменили. И тогда обезьянку отдали мне. Она была маленькая и безобидная, но когда я по сюжету садилась в кабриолет, она так пугалась, что писалась. А поскольку дублей было много, мой костюм стал совершенно мокрым.

Надо сказать, что фильм был очень необычным для советского кино, вошел в золотой фонд, а мой костюм, на котором «отметилась» обезьянка, сейчас висит в Музее телевидения.

– Когда вы впервые попали в Лондон?

– На второй год моей работы на телевидении в Москву приехала большая съемочная группа Би-би-си. В преддверии летней олимпиады они снимали документально-игровой фильм о Москве. Железный занавес. Продюсер фильма, Терри Дойл, довольно неплохо говорил по-русски, но им нужен был кто-то местный, и на специально устроенном конкурсе выбрали меня. Мне нужно было общаться с людьми, задавать им разные вопросы, показывать, так сказать, повседневную жизнь москвичей. Фильм – двадцать с лишним коротких серий – получился забавным и интересным.

Спустя некоторое время меня пригласили в Лондон для участия в пиар-компании перед показом фильма. За четыре дня я дала примерно тридцать интервью. Помню один из вопросов: «Вы телезвезда, а сколько у вас вечерних платьев?» Я судорожно стала вспоминать… Представьте, 1980 год, я только окончила институт и поступила на телевидение. Гордо сказала, что четыре. На что мне ответили, что британские ведущие моего уровня имеют как минимум четыреста. Я про себя подумала: «Боже мой, где бы я разместила четыреста платьев в однокомнатной квартире?» А им объяснила, что у нас другой образ жизни и совершенно ни к чему иметь столько нарядов. Как ни странно, интервьюеры восприняли это хорошо, стали относиться ко мне совсем иначе, а одна газета написала: «Вот как надо себя вести, а не строить из себя небожителей». Я была тогда в супермодном по тем временам пальто, которое специально для этой поездки сшил Вячеслав Зайцев. Daily Mirror назвала меня «красной звездой», а Зайцева – «красным Валентино».

Интервью со мной помещали на втором развороте газет, что считается очень почетным местом. Из-за стрижки сессон кто-то из местных редакторов сравнил меня с принцессой Дианой. Тогда я и не знала, кто она такая. Потом уже, конечно, гордилась этим. Позже оказалась на приеме в Виндзорском замке и познакомилась с принцем Чарльзом. Странно, как в жизни все переплетается. Вот такие первые впечатления.

Потом я часто приезжала в Лондон (там учился мой сын) и постоянно снимала квартиру в Мейфэре. Из окна я наблюдала за посетителями баров, видела, как они разговаривают, общаются, и это ломало все стереотипы об англичанах. Они улыбались, много смеялись, шутили, были очень любезны, и это было очень близко к «Тетке Чарлея».

– У каждого, кто хоть раз побывал в стране, своя Англия и свой Лондон. Что именно ваше в этой стране?

– Вы совершенно правы – у каждого свой стереотип, сложившийся в результате чтения книг, просмотра фильмов. Каждый раз, когда я приезжала в Лондон, была солнечная погода – зимой, осенью, весной, летом. Туманный Альбион, болота и прочее – совсем не та Англия, которую я узнала.

И еще я увидела очень целеустремленную страну и людей, смело идущих вперед. Точнее, они все время куда-то неслись и что-то бурно обсуждали. Было впечатление, что англичане – это итальянцы, что было весьма неожиданно. В Англии становится понятно, как им удалось покорить полмира: это очень целенаправленная нация, умеющая добиваться своего во что бы то ни стало.

– Где вам больше всего нравится бывать и без каких мест вы не представляете Лондон?

– У нас с мужем было любимое место, когда мы жили на Пиккадилли. Если свернуть у отеля «Меридиен» направо в переулок, чуть дальше был ресторанчик с совершенно чудесным хозяином. Название, к сожалению, я забыла. Наверняка он и сейчас там. В нем, мне кажется, были самые вкусные устрицы в мире, из северных морей – они гораздо вкуснее южных.

Помню, как мы впервые пришли туда с сыном; ему было 12 лет, и он сказал, что устрицы – это гадость, и он никогда их не станет есть. К нам подошел хозяин и сказал: «Старик, я тебя понимаю: сам их никогда в жизни не ел. Согласен, это гадость. Но давай с тобой поспорим о том, кто из нас первым съест эту устрицу». Сын попробовал устриц – гораздо позже, но в том же ресторане. «Теперь ваша очередь», – сказал он. «Ну нет, я ни за что этого делать не буду!» – последовал ответ. С юмором был человек. Англичанин…

– Ваше любимое занятие в Лондоне?

– Ходить! Встречать названия улиц, которые знала с детства из книг, фильмов, даже из игры «Монополия». А еще мне очень нравилось посещать музеи. Как ни странно, Англия, которая всегда считалась консервативной страной, на деле совсем не такая. Здесь не только классические музеи, но и современные галереи, совершенно сумасшедшие выставки с произведениями дизайнеров, художников, скульпторов. У меня впечатление, что Великобритания, при всей своей патриархальности, каким-то невероятным образом умеет находиться в авангарде и ценить современное искусство. И это потрясает в англичанах.

– Не одно поколение знает и любит вас как тетю Таню. Не помешал ли этот образ вашей последующей карьере?

– Восемь лет назад я попала в театр «Школа современной пьесы» благодаря Иосифу Райхельгаузу. Он взял и бросил меня в свой театр, как щенка в прорубь: «Играй!» Сама бы я ни за что в жизни не пошла, потому что отвыкла. Сейчас уже переиграла много ролей, а поначалу было очень трудно. Мне несложно было выйти на большую сцену: вела мероприятия в Венской опере, работала с австрийским телевидением в прямом эфире на всю немецкоговорящую Европу. А в театре нужно создавать образ, поэтому в первое время я переживала и нервничала. И все время в голове занозой сидела мысль, что придут зрители и скажут: «Ой, тетя Таня! Ну что она тут покажет?» Многие журналисты даже писали, что пришли на спектакль, а тут, оказывается, тетя Таня. Однако через пятнадцать минут они об этом забывали…

Компания «Дисней» как-то предложила мне озвучить королеву в мультфильме «Храброе сердце». По сюжету королеву превращают в медведицу, и мне нужно было за минуту изменить королевские интонации, голос и начать рычать, стонать, выть. Не знаю, как, но я это сделала. И что вы думаете? Меня никто не узнал (кто же читает титры?), и я считаю это большим комплиментом. Так что меня давно перестали воспринимать как тетю Таню.

– Вы участвуете во многих телепроектах, снимаетесь в кино, играете в театре и даже активно занимаетесь бизнесом. Расскажете немного о своей карьере?

– Это было так давно, что, кажется, не так интересно. У каждого человека есть свой ангел-хранитель. Кто-то, может, не согласится, но я верю в судьбу. Говорят, что нужно обязательно ставить цели, преодолевать препятствия – и тогда все получится. Я как-то поставила себе цель, вполне конкретную и сложную, старалась ее достичь всеми возможными путями – и справа, и слева, и сверху, и снизу, пытаясь открыть запертые двери… Но у меня ничего не вышло. И я в который раз убедилась, что у каждого есть некое предначертание. Ты всегда идешь по своему коридору. Ты можешь сделать шаг в сторону, отклониться, но это всегда будет тот же коридор. Я никогда не окажусь в вашем коридоре, как и вы – в моем.

Когда я только попала в Москву, мне казалось, что меня ведет ангел. На экзаменах все читали какие-то серьезные произведения, а я – сказку «Гадкий утенок», чем вызывала невероятное удивление. Я не стремилась сниматься после кинодебюта в фильме «Много шума из ничего» по Шекспиру. Все происходило как-то само собой. Даже в «Здравствуйте, я ваша тетя!» костюм был сшит для другой героини, но снялась я. Моя самая маленькая, но самая запомнившаяся кинороль. Предначертание… Хотя, конечно, старалась всегда все сделать наилучшим образом, потому что я перфекционист.

Телевидение мне очень дорого, там я научилась жить и чувствовать время кончиками пальцев, общалась с бесконечным количеством людей – с разной энергией, настроением, информацией. А театр дает возможность проживать огромное количество жизней. Это невероятно. Кто может себе такое позволить?

– На фоне произошедших во всем мире перемен (пандемия, локдаун, переход в онлайн музеев, театров) нет ли у вас опасений, что «цифра» может вытеснить фактор живого контакта?

– Да, к сожалению, думаю, что это так. Посмотрите, сколько всего изменилось за одно поколение. Я далеко не консервативный человек: когда-то любила классическое искусство, сейчас полюбила и современное. Но молодежь – совершенно другая, она иначе воспринимает жизнь. Пара приходит в кафе и сидит, уткнувшись в свои телефоны. Или пешеходы – все в наушниках и капюшонах. Ощущение, что они живут в гаджетах, в некой виртуальной действительности.

Поэтому да, процесс этот необратимый. Но вместе с этим нельзя отменить пирамиды, теорию Эйнштейна… И люди в наушниках все равно будут приходить к пирамидам и восхищаться Эйнштейном.

– Как вы перенесли пандемию?

– Сначала был шок, но потом я переехала за город, в мой новый дом. Общалась с собакой, гуляла в парке и чувствовала себя прекрасно. Наконец можно было отдохнуть, перестать говорить по телефону, никуда не ехать.

И еще был реализован чудесный проект. Известные люди называли свое любимое животное и от его имени писали книгу, а художники сделали иллюстрации. Мое животное – жираф. Потом все эти книги я читала в местной больнице, перепрофилированной в ковидную… Нравилось и детям, и их мамам, которые выросли на «Спокойной ночи, малыши!». Так что я была занята и даже получила немалое удовольствие от вынужденной изоляции.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.