Opal Transfer

Думайте сами, решайте сами: иметь или не иметь

Думайте сами, решайте сами: иметь или не иметь

Сначала я хотела назвать статью «Покупка дома в Лондоне», потом подумала: кто сейчас покупает дома в Лондоне, кроме пресловутых олигархов? За последние годы порядка 6–8 моих друзей купили жилье, и только одна из этих квартир может считаться лондонской, потому что располагается в 40 минутах ходьбы от станции Ричмонд. Чтобы позволить себе Ричмонд в условиях жесткого бюджета, моя подруга обошла больше сотни домов в округе и, наконец, остановила свой выбор на трехкомнатной квартире с выходом в сад, что вполне может котироваться как дом. В конце концов, какая разница между сегментом викторианского здания-гармошки, который британцы называют домом, и двухъярусной квартирой, кроме доступа к клочку земли?

Купленная квартира с садом находилась в таком плачевном состоянии, что следующие полгода друзья провели в магазинах B&Q и Homebase, стараясь привести ее в божеский вид. Капитальный ремонт начался с перестилки полов и плавно перетек в ломку встроенных шкафов и борьбой с плесенью, молью и сорняками в саду. По признанию подруги, почти полгода у них не было выходных, и даже когда в один из выходных они поехали за город отдыхать, из поездки привезли обеденный стол со стульями, купленный по дешевке на уличной распродаже. Ремонт делался своими руками, с помощью родственника-строителя, выписанного по этому случаю из Латвии, поэтому подруга убеждена, что они сэкономили очень много денег на услугах местных специалистов. Как она объяснила, материалы недорогие, дорог английский труд.

Не у всех хватает времени и терпения осмотреть больше сотни домов и не все могут позволить себе Ричмонд, поэтому две другие пары осели в отдаленных районах Хартфордшира, руководствуясь принципом: чем дальше от Лондона, тем дешевле. К сожалению, подобным принципом руководствуются почти все молодые пары, работающие в Лондоне, и любое жилье, которое находится в часе езды от Центрального Лондона, нельзя назвать доступным. Молодые профессионалы, которые раньше охотно селились в 4-6 зоне Лондона, вынуждены перебираться в пригороды, где исконно проживал британский рабочий класс.

Когда мы (два молодых профессионала) осматривали дома в пределах шестой транспортной зоны, где все еще ходит метро, мы обнаружили, что молодые профессионалы нашего круга в этих районах не живут, и, выражаясь политкорректным языком, для того, чтобы завести друзей среди местных жителей, нам придется внедриться в другую культуру и религию. Весьма политкорректные свекры нанесли визит в интересующий нас район и также политкорректно отметили, что мы вряд ли найдем там приятных собеседников и наши дети будут чувствовать себя некомфортно в местных школах. Они сердечно посоветовали поискать район, где проживает средний класс, и обещали добавить под это дело денег.

Я полагаю, если бы мои свекры не были такие политкорректные англичане, они бы сказали «Что вы забыли в этой дыре?». И хотя все твердят, что понятие класса в современном британском обществе становится очень размытым, а Лондон становится все более многоязычным и интернациональным, людям старшего поколения тяжело свыкнуться с мыслью, что их сыновья, коренные англичане с высшим образованием и достойной работой, больше не могут себе позволить Лондон.

Если кто отслеживает рынок недвижимости, то наверняка уже в курсе, что цены на жилье за последний год выросли процентов на двадцать, вытеснив небогатых соискателей жилья еще дальше от центра города. Поначалу нам было дико, что, обладая довольно приличным бюджетом на покупку жилья, мы постоянно обнаруживаем себя в рабочих кварталах. Проблема даже не в том, что для нас принципиально, чем наши соседи зарабатывают на жизнь, но нам не все равно, чем занимаются их дети на улицах, потому что наши дети будут расти на тех же улицах и посещать те же школы, а улицы этих районов не выглядели дружелюбно. И если мы платим достаточно большие деньги за жилье, мы не хотим жить в окружении людей, получающих социальные пособия, просто потому, что мы хотим иметь стимул для роста, а не наоборот. И мы вполне отдаем себе отчет, что наши потенциальные соседи приобрели эти дома тогда, когда цены на жилье соответствовали их зарплате, а сейчас, в эпоху поголовного комьютинга, они обнаружили себя в очень привлекательной третьей или четвертой зоне в 30 минутах от Центрального Лондона, куда можно добраться на метро. Возможно, мой муж – рядовой английский сноб, но даже он удивил меня, когда отказался покупать вполне приличную квартиру на том основании, что ее продавал маляр, вышедший на пенсию. Мой муж заявил, что он не для того четыре года учился в престижном университете, а потом десять лет строил карьеру и усердно копил деньги на депозит, чтобы теперь покупать квартиру, которую двенадцать лет назад смог себе позволить простой маляр. Ребячество, конечно, но его это уязвило, потому что он всерьез озадачился своим положением в современном мире. Он стал размышлять, как так получилось, что 15 лет отличной учебы в школе и университете и еще 15 лет самоотверженного труда не позволяют ему, коренному англичанину, купить жилье рядом со своей работой.

Я особо не гружусь экономическими и социальными сдвигами в британском обществе, отчасти потому, что я иммигрантка, и мне не обидно за британскую державу, а отчасти потому, что я уже прожила опыт российских 90-х, когда бывшие троечники покупали “мерседесы” и путешествовали на Мальдивы, а бывшие отличники прозябали в полуразрушенных НИИ или осваивали профессии челноков и рыночных торговцев. Я тоже не хочу жить среди местных чавов, просто потому, что от них много шума. Я бы не стала предполагать, что я заразилась английским снобизмом, но я выросла в трехкомнатной сталинской квартире с окнами на центральную площадь, поэтому мне спускаться вниз тоже не хочется.

В целом ситуация на рынке недвижимости официально признана безобразной, и люди, которые еще не занимались этим вопросом вплотную, зачастую убеждены, что собственное жилье им совершенно недоступно. Но жизнь продолжается, и в течение последних пяти лет у меня не осталось знакомых, которые до сих пор снимают жилье. Когда две моих русских подруги обзавелись детьми и необходимость ездить каждый день на работу в Лондон отпала, они смогли себе позволить отдаленные районы Хартфордшира. Тут в дело вмешивается еще один нюанс: годовой проездной в одном районе стоит 3,5 тысячи фунтов, а в другом – около 5 тысяч, что не сравнишь с суммой 1200, которые мы платили за проездной, снимая квартиру во второй зоне. Одна подруга после декретного отпуска нашла работу на полставки по соседству, а вторая договорилась с начальством работать два дня в неделю из дома. Первый муж ездит на работу на машине в соседний район, второй тоже частично работает из дома. Возможности интернета позволяют многие виды деятельности перевести в онлайн, а современные работодатели вынуждены считаться с тем, что работники живут в полутора часах езды от офиса, и поделать с этим ничего нельзя. Когда-то я ужасалась, что моя коллега ездит на работу в Сити из Истбурна, тратя на дорогу по полтора-два часа, но когда я стала заниматься этим вопросом вплотную, обнаружила, что те, кто добирается до работы за час, считают себя счастливчиками, потому что все больше людей тратят на дорогу половину рабочего дня. Лондон растет и по-прежнему привлекает не только иммигрантов, но и британцев из соседних графств, ведь столичные зарплаты до сих пор остаются самыми высокими по стране, да и выбор работы в разы больше.

И как оказалось, иммигранты оказались вовсе не в самом худшем положении. Даже те из них, которые не привлекают капиталов из-за границы, смогли приобрести лондонское жилье за последние пять-семь лет. Я знаю множество польских ребят, которые купили дома сразу, как только начали зарабатывать. Конечно, поначалу жили по 6–8 человек в доме (вариант для англичан неприемлемый), сдавая комнаты своим же соотечественникам, сами делали и косметический, и капитальный ремонт – благо полно строителей в нашей среде, но самое главное, не боялись рисковать. А чего бояться, мы и не в таких условиях выживали, накопили денег на минимальный депозит, взяли в банке щедрую по тем временам ипотеку, а то, что проценты по ипотеке когда-нибудь повысятся, думать некогда. Может, повысятся, а может нет – все равно никто нам ничего в этой жизни не гарантировал. Это англичане планируют здесь жить до самой смерти, а мы – народ гибкий, кочевой, не понравится – уедем.

Первая часть материала тут: http://angliya.com/2015/01/08/buying-property-in-london/

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации