Opal Transfer

8 женщин (русского Лондона). Часть II

8 женщин (русского Лондона). Часть II

У «Англии» есть традиция: каждый год к 8 Марта мы делаем подборку блиц-интервью с русскоязычными жительницами нашего города, которые заняты чем-то интересным. Естественно – их восемь (потому что 8 Марта и в рифму к названию фильма Франсуа Озона). В этом году 8 Марта выпало ровно между выходами газеты, поэтому мы разделили нашу великолепную восьмерку на две великолепные четверки. Героини прошлого выпуска рассказали нам о своем бизнесе. В этот раз ракурс немного другой: наш журналист Кристина Москаленко побеседовала с четырьмя девушками, которые оставили традиционные профессии и добились успеха в профессиях творческих.

Жанна Подколзина

Жанна Подколзина

Жанна Подколзина: «Одеваясь ярче, мы притягиваем более яркую жизнь»

Москвичка Жанна закончила художественную школу, но высшее образование получала в Московской государственной юридической академии. При этом всегда мечтала учиться в St Martins в Лондоне.

«С детства я, как завороженная, смотрю на людей и думаю: «Как было бы хорошо, если бы у дамы, которая присела рядом на скамейке в парке, была кремовая, а не белая блузка!» – говорит Жанна. – Я всю жизнь хотела улучшать внешний вид людей! Начиная с мамы! Думаю, что это пошло от советской школы, где все были одинаковыми, и естественным стремлением творческой личности было «улучшать» все это дело в сторону индивидуальности. При этом максимум, что мы себе позволяли, – это складки на юбке в другую сторону и необычный белый воротничок».

Полагая, что это позволит ей наконец начать одевать людей красиво, как только появилась возможность, Жанна отправилась в St Martins изучать дизайн. «Но я быстро поняла, что изготовление одежды мне неинтересно, – вспоминает Жанна. – При этом узнала, что то, что я хочу, называется стилист! Меня так захватило, что я пошла на курсы персонального стилиста сразу в два колледжа: London College of Fashion и знаменитый Central Saint Martins College of Art and Design. Преподавателям понравилось, как я работаю, и они начали рекомендовать меня русским друзьям. Так началась моя карьера».

Надо отметить, что «понравиться» преподавателям Жанне помогло художественное образование. «Стилист – это не имиджмейкер и не персональный шоппер, – объясняет Жанна. – Мы работаем с пропорциями и цветом. Их видение должно быть как стопроцентный музыкальный слух. Потому что, зная и чувствуя пропорции, можно приблизить данные человека к совершенству. А выбрать цвет помогает натренированный глаз. Вы знаете, например, что черного цвета в природе нет, а все, что мы называем черным, – это серый? И оттенков этого самого серого существует не 50, как мы недавно узнали, а все 256! И какой из них ваш? Или, что «черный» не только стройнит, но и подчеркивает морщинки и пигментные пятна, если носить его у лица? Вы когда-нибудь думали о том, что с возрастом белки глаз приобретают желтый оттенок, и белая блузка подчеркивает это, а кремовая – нет? Поэтому основная работа стилиста – это не накупить аксессуаров и освоить бюджет, а подобрать идеальные пропорции и оттенки одежды «к лицу», которая бы к тому же легко сочеталась между собой. Важно сделать так, чтобы не хотелось ничего ни снять, ни надеть».

Поработав с клиентами пять лет, Жанна говорит, что лучше бы получила тогда в Москве образование по психологии, потому что восприятие цвета – это чистая психология. «Когда я открываю шкаф, а там все темное, – объясняет Жанна, – мне становится важно понять, почему человек прячется за темные цвета. За этим может стоять как стереотип о том, что черное стройнит, так и фраза, оброненная мамой в детстве, что «красный и зеленый не сочетаются», после которой человек потерялся в палитре и совсем забыл о том, что нужно всего лишь посмотреть на цветок, чтобы понять, почему красное и зеленое – это можно! Я понимаю, что раньше обращать на себя внимание было неинтеллигентно, но сейчас времена поменялись. Я вообще заметила, что, когда люди начинают одеваться ярче, их жизнь становится ярче, ведь они как бы заявляют миру, что достойны того, чтобы их заметили. Чрезмерная яркость – другой вопрос, но в целом яркость положительна».

Что касается гардероба, то Жанна советует обратить внимание на «черные» брюки, светлые блузки и аксессуары. На таком гардеробе, по ее словам, можно прожить довольно долго, ведь, обыгрывая этот комплект аксессуарами, легко придать ему торжественный вид, а меняя платки – создавать ощущение новизны. «Над аксессуарами сегодня работают отличные художники, – говорит Жанна. – И именно аксессуары показывают хороший вкус. Помните, что если мы оказываемся в ситуации, когда вокруг нас шестикаратные бриллианты, которых у нас нет, то с помощью аксессуаров можно добиться того же восхищения, но только вкусом. Мне вообще интересно работать с ограниченным бюджетом, потому что это профессиональный вызов. Понимаете, я по десять часов в день просматриваю новые коллекции, делаю из них выжимку, всегда знаю, где что сшили на какой тип фигуры. Я не трачу время клиентов на магазины и фасоны, которые им заведомо не подойдут. Но в ответ я жду от них результата, то есть того, что они будут носить то, что мы выбрали. Ведь я проживаю вместе с ними каждые туфли! И трачу на это время, которое могла бы потратить на свою большую семью: у меня муж, трое детей, собака и 26 рыбок. А еще я хочу куриц и козу. И чтобы мы были красивее и ярче».

Стать красивее: http://looking-stylish.com

__________________________________________________________________________________________

Лера Зуева

Лера Зуева

Лера Зуева: «Чайные истории интереснее работы в Сити»

Лера приехала в Лондон из Клайпеды (Литва), чтобы изучать экономику и финансы в Brunel University London. После университета попала в Сити. «Во время учебы я много работала, – говорит Лера, – и мне совсем не приходило в голову, что моя профессия может мне не нравиться. Но, начав работать после университета, я никак не могла понять, как я смогу заниматься этим всю жизнь?

Я сразу захотела заняться чем-то другим, но чем? Работа в отделе комплаенс-контроля и количественных исследований – это ведь хорошо? Я столько училась и теперь бросать? Какие у меня есть таланты и навыки, чтобы что-то менять? В общем, я отработала шесть лет. И постоянно искала себя: то кикбоксинг, то бисером вышивала, то занималась трапецией в цирковом кружке. В итоге бросила работу и поехала в акробатическую школу в Пекин. Звучит дико, но таков и был мой план: поменять что-то кардинально, вырваться из Сити».

Но что делать «на свободе», Лера тоже не знала, потому что, ясное дело, в 29 лет циркачкой она не стала. «Я продолжала поиски занятия, которое бы сделало меня счастливой, – говорит Лера. – Три года назад я встретила женщину, которая объяснила, что с моим характером надо заниматься чем-то, что включает множество аспектов, но не требует методического углубления. Например, проводить чайные церемонии или работать баристой в уютном кафе. И знаете, мне понравилась эта идея!»

Лера Зуева

Лера Зуева

Первым делом Лера отправилась в чайный магазин на рынке Portobello и попросила владелицу провести курс по чаю и чайной церемонии. Полгода училась, а потом поехала в Китай – на родину чая. «Я уже много знала о чае, но только в Китае для меня все встало на свои места, – говорит Лера. – Потому что Китай – родина чая, и чайная культура тут сохранена не формально, в отличие от Великобритании, где даже в лучших отелях вам подают чай в плохо отмытом от предыдущего чая чайнике!».

Однажды Лера увидела, что ее подруга проводит платные прогулки по Парижу, и подумала, что могла бы сделать это своим бизнесом: рассказывать про чай через прогулки по Лондону и про Лондон – через историю чая. «Я начала читать книги по истории, – говорит Лера, – и поняла, что набрела на клад! Чего стоит история о том, как появился чай Darjeeling! Оказывается, англичане много лет мечтали украсть чай у китайцев. Но в Китае за разглашение чайных секретов казнили, поэтому ничего не получалось. Тогда был создан чайный комитет, который начал искать чайный куст в самой Индии. В 1823 году нашли нечто похожее, но пока «экспонат» ехал в Лондон, он засох, и эксперты приняли его за декоративную камелию – дальнюю родственницу чая. Это отложило раскрытие чайных секретов Китая еще на десять лет и создало в воздухе атмосферу чайной лихорадки. Через десять лет чайный куст все же был найден в Индии, но он никому не был интересен. Ост-Индская компания вовсю вкладывалась в идею выкрасть чай у китайцев и вырастить его в Индии, несмотря на то, что на лондонских биржах чай из индийского куста (из той самой «камелии») удалось выгодно продать. Наконец шотландец Роберт Форчен (Fortune) выкрал желанный куст. Но куст был привередлив и в Индии расти не стал. И только Darjeeling стал единственной провинцией, где растение прижилось».

В самой Англии чай изначально продавался в аптеках как средство от простуды (недалеко ушла местная медицина). Потом его начали продавать как горячий напиток в кофейнях (кофе появился в Великобритании первым). Чай варили в кипятке и хранили эту заварку в бочках из-под пива. И недоумевали: что такого нашли в этом чае эти китайцы?

«Во время экскурсии мы пробуем разные чаи, которые я выбрала лично – говорит Лера, – потом гуляем по чайным местам Лондона, таким как George Inn на London Bridge, который сохранил интерьер чайной комнаты. В конце экскурсии я провожу чайную церемонию».

Надо сказать, что четыре часа в компании Леры летят незаметно, потому что она не только знает много о чае и Лондоне, но и страстно любит свое дело. А это бодрит. И оставляем сладкое послевкусие – как и хороший китайский чай!

Взбодриться и погрузиться: http://t-lovers.com, facebook.com/TLoversTea

__________________________________________________________________________________________

Виктория Уилтон

Виктория Уилтон

Виктория Уилтон: «В шесть лет я предсказала свою судьбу»

В пять папа начал возить Викторию в танцевальную школу. «Темень, мороз, ждем электричку до Харькова, где находится школа, – вспоминает Виктория. – Я не хочу ехать, но папа покупает шоколадку. И так каждый раз: я хочу играть с детьми, но папа уговаривает ехать. А через пару лет сама так втянулась, что на вопрос «Кем хочешь быть?», отвечала, что хочу преподавать танцы и выйти замуж за танцевального партнера. Дошло до того, что я была финалисткой по «десятке» европейских и латинских танцев на Украине. Но, когда я закончила школу, родители неожиданно сказали, что танцы – это не профессия, и отправили становиться учителем английского».

После университета, чтобы попрактиковаться в английском, Виктория приехала в Великобританию, где вышла замуж за полицейского. С детской мечтой о партнере по танцам она рассталась. «Мы жили в Эксетере, у нас был дом и кот, – говорит Виктория. – Я пошла работать в полицию и со временем стала вести там общественные уроки танцев для детей во время каникул. Мне нравилась  работа (в полиции все друг другу братья), о моей инициативе писала местная пресса, и, казалось бы, все шло хорошо. Но, когда наступала суббота и мы садились смотреть Strictly Come Dancing, я рыдала крокодильими слезами! И вот не выдержала и приняла самое сложное решение в жизни: оставить все и уехать в Лондон. Это было очень сложно и очень страшно, но я ни о чем не жалею».

Виктория

Виктория

Когда Виктория приехала в Лондон, она подала резюме в полицию. Пока длился отбор, она пошла работать «тайным покупателем». Однажды, прикинувшись потенциальным клиентом, пришла в спорткомплекс David Lloyd в Кенсингтоне. «Увидела их зал и поняла, что хочу в нем работать! – восклицает Виктория. – Распечатала резюме и пошла проситься на работу. Меня взяли в команду продаж. Через два месяца я предложила вести в том самом зале уроки бальных танцев. Мой менеджер просто сказал: «Вперед!» Но одно дело мечтать, а другое – делать. Перед первым уроком я вдруг осознала, что десять лет не танцевала, а уроков никогда не вела. Чудом отработав, я побежала покупать книги по танцам, вспоминать азы и искать партнеров, которые бы помогли вспомнить былое».

Вскоре Виктория «научилась» танцевать снова, получила сертификат учителя, ее классы становились популярнее, появились частные уроки. При этом она все еще работала в офисе, куда когда-то подала документы, вдохновившись залом.

«Бывало, после летних каникул никого не было, и на меня нападало отчаяние, – говорит Виктория. – Но я снова приняла важное решение: уйти из офиса и создать свою танцевальную школу. Руководство согласилось арендовать моей школе тот самый зал. Это был прекрасный день: ведь мне больше не придется писать резюме, искать работу, отчитываться! По некой иронии судьбы как раз тогда мне пришли бумаги о том, что меня взяли в полицию. Но я решила, что танцевальные туфли смотрятся на ноге лучше, чем кирзовые сапоги! Так и началась моя школа танцев Inspiration 2 Dance.

Через два года Виктория встретила Андрю Кердена (Andrew Cuerden), известного по шоу Strictly Come Dancing, и начала выступать с ним. «Я была очень польщена, – говорит Виктория, – что он выбрал меня. Он намного более опытный танцор. Но у меня есть школа, студенты, команды, которые я готовлю к соревнованиям, драйв. Думаю, что как «package» я была «good deal». А недавно я почувствовала готовность соревноваться и нашла партнера по танцам из Польши, с которым мы представляем Великобританию на международных соревнованиях! Получилось, что в шесть лет я, сама того не зная, задала направление своей жизни».

21 марта в честь пяти лет со дня основания Inspiration 2 Dance  Виктория и Андрю проводят гала-бал в The Porchester Hall. Хотите потанцевать, посмотреть на выступления танцевальных звезд под музыку оркестра Росса Митчелла? Приходите!

Танцевать: www.inspiration2dance.com

__________________________________________________________________________________________

Ирена Лейн

Ирена Лейн

Ирена Лейн: «Можно создать свой бренд, не следуя моде»

Все детство Ирена вела с мамой негласную борьбу: «Я была пацанкой, лазила по деревьям, дралась с мальчишками, играла с машинками, кукол терпеть не могла и обстригала им волосы. А мама, которая сама всегда очень элегантно одевалась, постоянно пробовала надеть на меня платье и гольфики с бантиками. В итоге, когда по вечерам я возвращалась домой, платье было изодрано, а бантики потеряны».

Однако, когда пришло время задумываться о будущей профессии, Ирена начала вспоминать, как мама брала ее с собой к портнихе, с которой подолгу обсуждала свои наряды. «Я вспомнила, что на таких модницах, как моя мама, портнихи всегда хорошо зарабатывали, и решила, что хочу изучать дизайн моды, – говорит Ирена. – Поэтому после 13-го класса (когда мне было 16, моя семья переехала в Германию, где я заканчивала школу) я стала собирать документы в колледж дизайна в Лондоне». Но пока собирала бумаги за все свои 13 классов, опоздала со сроками и совсем случайно нашла University for the Creative Arts в Рочестере, прием в который был все еще открыт.

«Я подумала, что поучусь год, а потом переведусь, – говорит Ирена, – но когда этот год прошел, я уже не хотела ни в какой другой колледж. Почему? Потому что нас учили не просто рисовать одежду. Мы учились делать ее с нуля, то есть делать дизайн, снимать мерки, кроить, выбирать ткани, шить».

lagom-valerie-skirt-black-front(2)

Lagom

Такой массив знаний не мог оставаться в пассивном состоянии и, проработав несколько лет главным дизайнером в Fever London, Ирена решила создать свой бренд, потому что «можно сделать лучше». И не просто лучше, а «хорошо».

Именно этот концепт Ирена выбрала для своего будущего бренда одежды, когда с подругой из Швеции начала придумывать название. «Подруга предложила шведское слово «Lagom», – вспоминает Ирена. – Оно не переводится, но используется в разговорной речи в значении «в самый раз», «золотая середина», «место, где все хорошо».

Выбрав удачное название, Ирена отправилась хвастаться папе, но папа, который сам много лет ведет бизнес, сказал, что прежде всего нужно составить детальный бизнес-план, а потом уже рисовать логотип и фасоны платьев. Только таким образом можно с самого начала все просчитать и принять важные решения по структуре компании, которые гарантируют ее работоспособность в будущем. Когда бизнес-план был готов и одобрен, появился интернет-магазин livelagom.com, на котором Ирена начала продавать одежду, сшитую по ее разработкам.

«Я с самого начала не хотела следовать за тенденциями, – говорит Ирена. – Вы уже знаете мою детскую упрямость: мне все надо сделать по-своему. Я не стремлюсь выпускать четыре коллекции в год, сшитые из самых модных оттенков тканей, которые годятся для любой фигуры. Я иду по пути «золотой середины», когда одежда, во-первых, красивая, а во-вторых, хорошо сшита из качественных тканей и ее можно носить годами. В Лондоне все боятся такого подхода, потому что он не удовлетворяет модели «сшили-продали / поносили-выкинули / сшили-продали». Но я рискнула шить хорошие вещи «на века» с выточками и линией талии и у меня получилось. Сначала было немного сложно, потому что люди постоянно спрашивали, где можно примерить и потрогать то, что они видят на сайте. Вы же понимаете, что когда речь идет о сетевых магазинах, то понять, что вам предлагают и из чего это сделано, гораздо легче. Поэтому и заказывать онлайн не страшно. А когда вам предлагают что-то необычное, да еще и говорят, что эта вещь хорошего качества, вам хочется примерить, потрогать. Поэтому уже через год я открыла свой магазин на площади Gabriel’s Wharf. Я понимаю, что у меня довольно нишевой бизнес, но сейчас, когда прошло шесть лет, я заметила, что наши клиенты – это возвращающиеся клиенты. Если они что-то купили, то приходят снова и даже рассказывают истории о наших вещах, которые проживают с ними жизнь. Это то, как должно быть, на мой взгляд, и это очень приятно».

Одеться Lagom: www.livelagom.com

Читайте также: 8 женщин (русского Лондона). Часть I

Кристина Москаленко

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply