Победы и поражения политкорректности

Победы и поражения политкорректности

Вообще-то я большой сторонник политкорректности. По-моему, она приносит немалую пользу человечеству, стараясь излечить его от массы отрицательных  привычек, доставшихся нам от древних, а иногда и относительно недавних предков.  Расизм, религиозный экстремизм, антисемитизм, дискриминация сексуальных меньшинств, неравноправие полов, гомофобия… Всех и не перечислишь.

И замечательно, что идею уважения прав человека поддержали не только активисты, но и политики разных демократических стран. В результате такой скординированной борьбы многие из этих уродливых явлений постепенно исчезают из нашей повседневной жизни.

Но как всякое полезное дело, политкорректность иногда приводит к неожиданным казусам. Опасаясь, что их обвинят в нарушении принципов и правил политкорректности, чиновники нередко «перегибают палку» и применяют ее там, где ей нечего делать.

Кажется, что-то в этом роде происходит сейчас вокруг инцидента, героем которого стал известный писатель-юморист, ведущий популярной во всем мире телепрограммы «Top Gear» 54-летний Джереми Кларксон.

На данный момент история эта выглядит примерно так. После 12-часового утомительного съемочного дня на дорогах Йоркшира участники передачи «Top Gear» возвращаются в гостиницу в 10 вечера, где выясняется, что кухня уже закрыта и вместо вполне заслуженного приятного горячего ужина их ждет тарелка с холодной нарезкой или давно остывший суп, который негде разогреть.

Голодный и раздосадованный «Верзила Джереми» (рост 196 см, да и вес немалый), слывущий к тому же большим гурманом и тонким знатоком французских вин, не находит ничего лучше, как выместить свое раздражение на администраторе съемочной группы 36-летнем Ойсине Таймоне, в чьи обязанности, кроме всего прочего, входит и обеспечение знаменитостей соответствующей едой. По слухам, «звездный ведущий» обозвал администратора «ленивой ирландской к…ой» и даже вроде бы позволил себе некую форму рукоприкладства (то ли ударил, то ли пнул перепуганного парня).

Позже, поостыв, Кларксон поставил в известность о случившемся руководство Би-би-си и объяснил свое поведение. Кстати, Таймон никаких претензий к Кларксону не предъявлял. Тем не менее гендиректор Би-би-си лорд Холл решил (видимо, на всякий случай) провести подробное расследование инцидента, которое поручил главе шотландского отделения корпорации Кену МакКуарри. А заодно   распорядился приостановить производство следующих выпусков передачи «Top Gear».

Информация о ночном происшествии в гостинице, естественно, попала в публичное пространство и немедленно обрела размах общенационального скандала. Оно и понятно, ведь главное действующее лицо этого тарарама – сам Джереми Кларксон, человек необыкновенного литературного таланта, а по совместительству еще и прирожденный шоумен, как магнит притягивающий к телевизионным экранам сотни миллионов зрителей. К тому же Кларксон очень общителен, мгновенно становится душой компании. Не случайно у него масса друзей, среди которых немало политиков высокого ранга. Для СМИ это существенно, так как, используя «политический гарнир», можно заметно повысить температуру скандала.

Вскоре одна из газет сообщила, что по мнению руководства Би-би-си «влиятельные друзья покрывают Кларксона так же, как это происходило с телеведущим Джимми Сейвилом». Сравнение с отпетым педофилом оскорбило не только друзей и поклонников писателя-юмориста, но даже 169 жертв Сейвила. Адвокат, представляющий их интересы, назвал такое сравнение «огорчающим и неподходящим».

Тем временем в бухгалтерии Би-би-си наверняка подсчитывают убытки от неожиданной приостановки проекта. Каждый выпуск «Top Gear» транслировали по всему миру 214 телеканалов. В общей сложности на всех континентах ее одновременно смотрели 350 млн человек. Печатный вариант передачи – журнал «Top Gear» – расходился тиражом 1,7 млн экземпляров. У интернет-сайта передачи на «Фейсбуке» около 20 млн «друзей».

Не внакладе и сам Джереми Кларксон. За каждым его словом на «Твиттере» внимательно следят 4,5 млн поклонников. Неудивительно, что ежегодный доход Кларксона, который выступает не только в качестве ведущего, но и автора передач, превышает 8 млн фунтов.

«Top Gear» – одна из самых успешных и прибыльных телепрограмм в мире. Ее закрытие окажет серьезное негативное влияние на состояние бюджета Би-би-си, который и без того трещит по швам. Даже премьер-министр Дэвид Кэмерон, известный своей дружбой с Кларксоном, считает, что не имеет смысла закрывать программу из-за гостиничного инцидента.

Значит ли это, что по финансовым мотивам Би-би-си должна замять дело и не наказывать Кларксона, если он, конечно, совершил уголовное преступление или аморальный поступок? Вовсе нет. Справедливость должна торжествовать. Но если речь идет о минутной вспышке эмоций, за которую ее виновник принес формальные извинения, а у потерпевшего нет претензий, то не исключено, что лишение телезрителей их любимой передачи может показаться слишком дорогой жертвой, принесенной в угоду неверно истолкованной политкорректности.

Кстати!

Разведку в окопы!

В предыдущем номере я рассказывал о том, как британское правительство кардинально сокращает расходы на оборону и к каким негативным последствиям это может привести. Речь, в частности, шла и о том, что премьер-министр отказывается гарантировать выполнение требования НАТО, согласно которому страны-участницы обязаны выделять на свой военный бюджет не менее 2% ВВП.

Недавно эта история получила неожиданное и весьма комическое продолжение. Дэвид Кэмерон, которого за секвестр оборонных расходов клянут не только британские критики, но и партнеры из Вашингтона, нашел оригинальный способ решения 2-процентной проблемы. Он дал команду помощникам изучить возможность включить в оборонный бюджет и средства, выделяемые правительством на содержание… спецслужб. То есть отнести к вооруженным силам еще и разведку, контрразведку, а также службу мониторинга. Элегантное предложение, не правда ли?

Несимпатичный лидер

В парадоксальную ситуацию попали накануне выборов британские  лейбористы. Согласно последним опросам, сама партия пользуется  значительно большей популярностью, чем ее лидер. Причем разница весьма разительная: Лейбористской партии симпатизируют 52% избирателей, а Эду Милибэнду – 30%.

Не менее впечатляют и масштабы антипатии. Если партию недолюбливают 40% опрошенных, то ее лидера – более 62%.

У консерваторов картина обратная. Дэвиду Кэмерону симпатизируют почти 40% потенциальных избирателей, а его партии – всего 33%. Отрицательные эмоции к премьеру испытывают 54%, а к возглавляемой им партии – 60%.

Аналитики полагают, что если лейбористы проиграют майские выборы, благодарить за это им прежде всего придется своего лидера.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply