Когда дураки молятся Богу

Когда дураки молятся Богу

 

В начале было слово, после которого много чего произошло: создание мира, создание людей, их изгнание из райского сада, убийство Каином Авеля и много других неприятных моментов, которыми пестрит история человечества. В конце концов, человечество себя почти полностью истребляет и на разоренной Земле остаются только грешные потомки Каина и небольшая горстка добрых потомков третьего сына Адама и Евы, Сефа. Одному из этих потомков, Ною (Расселл Кроу) во сне является Бог и обещает затопить всю Землю, уничтожив все человечество. От Ноя требуется построить гигантский Ковчег, на котором смогут спастись все виды животных, птиц, рептилий – каждой твари по паре, а заодно и семья Ноя. Помогать в строительстве ковчега Ною вызываются падшие ангелы, которые на Земле приняли форму огромных каменных монстров. Когда близость потопа становится очевидной, грешные люди во главе с их предводителем Тубал-Каином (Рэй Уинстон) хотят нарушить план Бога и пытаются прорваться на ковчег. Ной стоит на своем и вместе с падшими ангелами, защищает ковчег от набега грешников.

 

Для режиссера Аронофского снять экранизацию библейской истории о ковчеге и потопе было идеей фикс с тех пор, как он только начал заниматься кинематографом. Однако на такой масштабный проект начинающему, а потом просто арт-хаусному режиссеру денег никто давать не хотел. Потом Аронофски дважды громко прогремел в прокате с «Рестлером» и «Черным лебедем», и голливудские продюсеры наконец согласились выделить на его мечту 150 миллионов долларов. С одной стороны, хорошо, что Аронофски все же смог воплотить свою давнюю идею в жизнь; с другой стороны, библейские сюжеты на большом экране смотрятся не очень захватывающе, среди зрителей кто-нибудь обязательно оскорбится, а остальные обязательно уснут по ходу знакомого сюжета.

Стоит отдать должное Аронофскому: режиссер историю Ноя берет лишь за основу и по ходу фильма максимально переворачивает все события наизнанку: Ной в исполнении Расселла Кроу больше похож на обезумевшего религиозного фанатика (а в какие-то моменты – и на маньяка), который, получив возможность вершить судьбы людей и зверей, слегка теряет контроль и с отвращением начинает смотреть на все человечество. Конечно, за такие повороты в сюжете, Аронофски, наверняка, предадут анафеме не один раз, а кинокритики обругают за гигантоманию и неповоротливость сюжета, но «Ноя» действительно стоит посмотреть. Задаваясь вопросами о природе морали, греха, безоглядной веры во что-либо и любви к человечеству, Аронофски занимает сторону жизни и любви в человеческом обличие, а не слепой веры в Бога, который в своей жестокости способен уничтожить все живое.

 

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.