Дыра в заборе

Дыра в заборе

Разницу между русским и анг­лийским менталитетом мой муж начал постигать уже в первые месяцы знакомства. В одни выходные мы отправились на экскурсию в замок Уорик, провели там отличный день, наслаждаясь видами и аттракционами, переночевали в замечательной сельской гос­тинице, а на следующее утро после выписки из гостиницы у нас оставалось шесть часов до вечернего поезда. Ворвик – ма­ленький городок и живет в основном за счет туристов, приезжающих посетить замок. Два часа мы бродили по ти­хим улицам, неизбежно упираясь в замок. Оплата недешевых билетов по второму кругу не входила в наши пла­ны, и мы побрели вдоль ка­менной стены в обход замка. Через пару сотен метров я увидела отверстие, выломанное в стене, достаточно большое для взрослого человека. Смеясь, я предложила моему спутнику воспользоваться возможностью, которую нам посылает судьба. Он пришел в ужас от этой идеи и сказал, что если мне так хочется пос­мотреть замок еще раз, мы можем вернуться к главному входу и купить билеты. Я только пожала плечами и от­казалась. Некоторое время мы шли молча, пока мой спутник осмысливал ситуацию, потом он остановился и сказал: «Я понял, в русском менталитете дыра в заборе – это не прес­тупление. Это возможность». Мы потом долго смеялись и до сих пор вспоминаем этот эпизод как момент эврики. Те­перь у него много знакомых среди русских, и подобные предложения больше не удив­ляют и не шокируют его. Если нельзя, но очень хочется, то можно.

Потом он съездил в Россию, и его границы дозволенного значительно расширились. Он иногда вспоминает, как в по­луночный час мы с друзьями ехали по улице с односторонним движением триста метров задним ходом. Друзья взялись подбросить нас до гостиницы на окраину Москвы, но, как это частенько случается в родной стране, никаких до­рожных знаков, указывающих на нужный поворот, не нашли. Еще один народный принцип: со знаками-то любой дурак доедет, куда ему нужно, а ты вот попробуй без знаков. А иначе как проявить смекалку и получить повод гордиться собой? Поэтому мы ехали за­дом. И не к чему придраться – машина развернута в правильном направлении, только скорость раза в три превышает заднюю. Друзья, которые получили немало удовольст­вия от своей затеи, велели объяснить ситуацию моему мужу и уточнили, что когда правила дурные, люди вы­нуждены действовать в обход правил.

Первое время муж очень возмущался нашим «беспределом», потом привык. Я тоже к нему привыкла и перестала предлагать разные авантюры. Поначалу я тоже чувствовала себя не в своей тарелке: вроде как в моем понимании я не бы­ла преступницей или мо­шенницей, да и жажды прик­лючений во мне особо не наб­людалось, наоборот, я всегда старалась играть по правилам. Когда они были, конечно. Ну, а поскольку правила за­частую не очень четко обозначены или, как это водится на родине, созданы не для пользы человека, а исключительно во вред ему, то вроде как обойти их – самое естествен­ное же­ла­ние человека. И за­частую мы не чувствуем себя никаки­ми нарушителями, скорей на­оборот, наша природная смекалка и изобретательность получают полигон для маневров. Например, мы не видим ничего зазорного в том, чтобы приврать что-нибудь на собеседовании или наплести банку про свои баснословные дохо­ды, не соответствующие ре­ально­сти, и получить очередной кре­дит. Магазин отказы­ва­ется продавать крутой конт­рактный телефон, потому что мы всего месяц работаем на этой рабо­те? Смело идем в сле­дующий магазин и заявляем, что работаем в этой компании всю жизнь. А что? Пусть проверяют лучше, это их работа.

Налоги – это отдельная пес­ня. Кто бы их платил, если есть возможность не платить? Объяснить англичанам, почему россияне, имеющие один из самых низких налогов в Ев­ропе, умудряются не пла­тить и его – практически не­возможно. Особенно тем, кто годами оставляет по 40% свое­го заработка британскому го­сударству. И вроде как называть своих друзей, живущих в России, преступниками язык не поворачивается, потому что сама помню, как на самой пер­вой после университета ра­боте зарплату выдавали в конвертиках, и сумма в конверте в пять раз превышала сумму в договоре, но этот до­говор я должна была подписать, потому что более старшие и опытные коллеги подписали, да еще и шикнули: будешь выпендриваться – ос­танешься без работы, найдут на твое место кого-нибудь бо­лее сговорчивого. Такая была школа жизни.

А все эти манипуляции с визами, когда сами колледжи говорили, что на занятия мож­но не ходить, главное, во­время платить деньги за обучение! Когда я мигрировала в Анг­лию, рынок всевозможных ви­зовых спекуляций цвел буй­ным цветом. В продаже были выписки с банковских счетов, подтверждение адреса, счета за коммунальные услуги, пись­ма от работодателей, студенческие удостоверения и дипломы. Жить и работать честно, безусловно, можно и нужно, получая свое поощрение в ви­де чистой совести и обещанной награды на небесах, но вот в повседневных реалиях не очень легко и практично. Еще будучи российской студенткой, я честно осталась сдавать дос­рочные экзамены, чтобы декан отпустила меня в июне в Анг­лию, мои попутчики из других университетов покрутили пальцем у виска и сказали, что все эти неприятные вопросы решаются небольшой взяткой. И уехали в апреле. Вроде как правильность моя была не только не в плюс, но еще и в минус. Я даже упрекнула ро­дителей, что не научили меня давать взяток.

У нас все перевернуто с ног на голову: если ты пытаешься соблюдать правила и законы, ты не только не выигрываешь, ты еще и существенно проиг­рываешь, а все окружающие считают тебя дурачком. У нас ведь принято не только нарушать законы, но еще и бравировать, как ловко ты всех обвел вокруг пальца. Хочешь жить – умей вертеться.

Англичане подобного подхода не понимают, потому что они играют по правилам и покрывать чужое мошенниче­ство не намерены. Оно и по­нятно: если ты сам платишь 40% налогов и по этой причине уже который год откладываешь покупку жилья, тебя очень возмущают люди, которые не платят никаких налогов. Если ты сидишь за рабочим компьютером и добросовестно работаешь, а коллега самозабвенно браузит «Фейс­бук», ты чувствуешь себя не очень комфортно – вроде как следование уставу компании оборачивается против тебя. Когда школьники добросовестно готовятся к экзаменам, а их одноклассник сидит и без­застенчиво списывает, его сда­дут свои же. В этом глав­ная опасность, потому что учи­тель, начальник и президент за всеми не уследит, а ближние заметят и донесут. Ближних вокруг много, от всех не спрячешься.

У нас сдавать не принято. Отчасти потому что это дурной тон и стукачей никто не любит. Отчасти потому, что все немного жульничают и по­тому охотно закрывают глаза на чужие махинации. Каждый выживает как умеет.

Англичане очень долго и на­ивно полагают, что приезжие будут вести себя так же, как они, потом обнаруживают, что таких честных и правильных больше нет, и очень обижаются. Потом принимают меры, ужесточают законы, закручи­вают гайки и устраивают сти­хийные проверки. Да, попав­шие­ся на мошенничестве стра­дают довольно сильно. Моя подруга, например, получила десятилетний запрет на въезд в Великобританию за предоставление левой справки. Еще один знакомый потерял работу через два года, когда работодатель выяснил, что он никогда не работал в компании конкурентов, которую записал себе в резюме. Англичанам кажется, что лю­ди, наученные чужим приме­ром, испугаются и начнут иг­рать по правилам. И невдо­мек им, что нас такими по­каза­тель­ными мерами не на­пугать – это ж когда еще пой­мают, а может и вовсе не поймают, а поймают, так не­сильно накажут. Дома мы еще и не тако-го насмотрелись – и ничего, выжили…

И только спустя много лет проживания в стране до нас доходит, что британские зако­ны не созданы во вред чело­ве­ку, что в большинстве сво­ем они продуманны, взвешенны и опробованы. Что жить по правилам удобнее и спокойнее. Что если в законе обнаружена какая-то двусмысленность и недоговоренность, то наказание к нарушителю применять не будут. Что банки дают кредиты иностранцам не от глупости и наивности. Что магазины принимают назад одежду без проверки не потому, что они такие дураки и не ви­дят, что она уже ношенная. Что премьер-министр не уст­раивает глобальную облаву на нелегалов не потому, что у него не хватает времени за­няться этим вопросом вплот­ную, а работодатель закры­ва­ет глаза на пользование «Фейс­бу­ком» не потому, что он слиш­ком добрый, чтобы уст­роить разборки. Просто они думают не здесь и сейчас, а глобально и в расчете на перспективу.

Можно ли у них этому научиться? Наверное, можно. Только для этого придется пожить среди них достаточно долго, чтобы поверить, что перспектива есть, что она привлекательна и достижима, а награду за честность и по­ря­дочность можно получить еще при этой жизни.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.