Последний акт греческой трагедии, или Где тут у вас выход?

Последний акт греческой трагедии, или Где тут у вас выход?

Незадолго до развала СССР в столице одной из советских республик я наблюдал многотысячные демонстрации с требованиями независимости. Лозунги были исключительно политические. Об экономике не думали. “Сперва независимость, а с экономикой потом разберемся”, – объяснил мне один из лидеров протестов. Уже четверть века никак не разберутся…

Я вспомнил этот разговор в минувшее воскресенье, когда греки, только что проголосовавшие на референдуме против мер жесткой экономии и сокращения расходов на социальные нужды, танцевали на центральной площади Афин. На вопрос корреспондента CNN, что если банки во вторник не откроются, один из танцующих беззаботно махнул рукой: “Не волнуйтесь, все будет хорошо, главное, что мы утерли нос Евросоюзу!”

О, да, это, конечно, самое главное. Но как быть со “второстепенным”? Как собирается страна рассчитываться со своими астрономическими долгами, которые растут с каждым днем?

В 2010 году после того, как в течение нескольких кварталов экономика Греции ныряла в глубокую рецессию, суверенный долг государства подскочил до 150% от ВВП. Международные рейтинговые агентства пришли к выводу, что страна находится на грани дефолта, и понизили статус греческого долга до так называемого “мусорного” уровня. Чтобы не допустить катастрофического сценария, ЕС, Европейский центральный банк (ЕЦБ) и Международный валютный фонд (МВФ) выкупили за €109 млрд часть греческих долгов. В обмен Афины должны были осуществить программу сокращения расходов, провести структурные реформы экономики и приватизацию государственной собственности. Спустя три года ситуация стала еще хуже, чем прежде, и “тройке” пришлось повторить процедуру выкупа, но уже на сумму €130 млрд.

Несколько раньше аналогичные меры помощи были применены к Ирландии, Италии и Португалии. Все они тоже оказались с крупными государственными долгами, но сумели затянуть пояса, провели существенные перестройки в экономике и в результате добились вполне приличного экономического роста.

В Европе (да и в России) распространено мнение, что греки “жируют” и не хотят отказываться от “красивой” жизни. Между тем, уровень доходов в стране заметно снизился. По данным американского журнала Time, за последние годы

– минимальная ежемесячная зарплата сократилась на 22% – с €751 до €586;

– оклады работников госсектора в среднем “похудели” на 15%;

– пенсии срезаны на 40%;

– с 2008 года на те же 40% уменьшились расходы на медицинское обслуживание населения;

– безработица превышает 25%, а среди молодежи – 50%.

Предвижу возражения. В Польше, Литве, Латвии, Эстонии, других странах Центральной Европы при переходе к рыночной экономике людям зачастую жилось намного труднее, а иной раз и просто голодно. Тогда-то и подались в благополучную Британию десятки тысяч выходцев из этих краев, образовав здесь со временем значительные по масштабам национальные диаспоры.

Разница в том, что соцлагерники и до шоковой терапии жили более чем скромно, а греки в последние полтора десятилетия – относительно зажиточно. Одно дело, когда зарплату не поднимают, и совсем другое, когда ее сокращают. Секвестр бюджетных расходов, продолжающийся в разных формах уже 7 лет, грекам изрядно надоел и на выборах в январе они проголосовали за леворадикальную партию, глава которой молодой социалист с коммунистическим прошлым Алексис Ципрас обещал избавить их от надоевшего принудительного аскетизма.

Кредиторам, которыми главным образом являются страны еврозоны, новый премьер предложил очень удачную с его точки зрения схему расплаты. Из общего долга в €340 млрд они должны списать 30%, то есть более €100 млрд. Остальную часть долга Греция начнет выплачивать через 20 лет. А до этого страна не будет платить даже проценты, которые составляют в среднем около 9% годовых. Фактически, по идее Ципраса, кредиторам надо забыть о том, что Греция им должна.

Однако ни Германия, которой она должна €55 млрд, ни Франция, одолжившая ей €42 млрд, ни Италия (€37 млрд), ни остальные европейцы забывать о долгах не хотят. Они готовы подождать, да и то только в том случае, если Афины проведут-таки радикальные экономические реформы.

Последняя козырная карта, которую выложил Ципрас на стол переговоров, – результаты референдума, на котором его политику поддержали 62% греков. Но на Ангелу Меркель и руководство Евросоюза они не произвели впечатления. Принцип “долг платежом красен” по-прежнему актуален среди европейцев. А тот, кто не хочет его соблюдать…

Во вторник вечером лидеры стран зоны евро собрались в Брюсселе на экстренное совещание, чтобы рассмотреть новые греческие предложения. Но через 2 часа выяснилось, что президенты и премьер-министры спешили зря – Афины не представили “никаких конкретных мер”. В переводе с дипломатического это означает, что ЕС не собирается идти ни на какие уступки, пока греки не возьмут на себя обязательство выплатить все долги до последнего цента.

В противном случае Ципрасу придется открыть изнутри дверь, ведущую из ЕС, и объявить свою страну банкротом. Тут, правда, есть маленькая заковыка – процедура вступления в ЕС прописана до последних мелочей, а вот пошаговой инструкции выхода из этой организации в природе не существует. И как именно произойдет “развод по-гречески”, никто сказать не может.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.