Как снимает Звягинцев?

Как снимает Звягинцев?

Как снимали «Возвращение», «Елену» и «Левиафана»? Об этом 1 ноября режиссер Анд­рей Звягинцев рассказал в помещении фонда Calvert22, который занимается знаком­ст­вом Запада с искусством Рос­сии и Восточной Европы. Встреча проходила в формате Q&A и продлилась больше трех часов – столько много вопросов было у собравшихся.

Встреча началась с рассказа о том, что «Левиафан» вырос из истории Марвина Химейе­ра, которая произошла в 2004 году в Колорадо. Местный жи­тель поспорил с цементным заводом по поводу террито­рии, на которой находилась его автомастерская. Кроме то­го, власти города оштрафовали Химейера на $2,5 тыс. за различные нарушения, включая «емкости с нечистотами на территории, не подключенные к канализации», которые сами власти же и отключили. В итоге он бронировал бульдозер Komatsu D355A и с его помощью разрушил все здания завода, а также администрацию города. Кроме самого Химейера, который застре­лил­ся, никто не пострадал, по­тому что перед тем, как на­чать громить, он объявлял о своем намерении по громкой связи.

«Мы перенесли эту историю в Россию, но она могла прои­зойти где угодно, – отметил режиссер. – Еще был такой прецедент: древняя история Иова в Библии. Вот откуда появился «Левиафан.»

Множество вопросов касалось принципов работы, помогающих режиссеру снимать кино, которое отличается от основного массива совре­мен­ного российского кино. Ока­залось, что очень важно де­лать все медленно, не спе­шить, вжиться в фильм, по­нять героев, доверить их ак­те­рам, найти правильных лю­дей, доверять и давать возможность для самореализации и импровизации, быть готовым отказаться от каких-то персонажей, создать новых персонажей уже во время ра­боты. На этот счет Звягин­цев рассказал две истории.

Откуда в «Левиафане» океан?

«Я целый год уговаривал сце­нариста написать сценарий. Сценарий – это некий стержень, который несет в себе только содержательную часть, – сказал режиссер. – Детали, мясо, нарастают во время ра­боты. Мы параллельно работа­ем над сценарием и ищем мес­то, где будут проходить съемки. Место – очень важно для нас. Часто бывает, что место подсказывает решения в сценарии. Например, в сценарии «Левиафана» не было скал, утесов, прекрасных прост­ранств, океана, волны, ки­тов, тундры. Мы предпо­лагали снимать в средней поло­се Рос­сии и три месяца искали город в радиусе 400 км от Москвы. Объездили 70 городов и не нашли ничего интересного. За­сели за Google Maр. И вдруг нашли поселок Териберка. Чтобы понять, что это ровно то, что нам нужно, понадобилось всего несколько дней. Мы сразу поехали смот­реть. Это было абсолютно раст­воряю­щееся в природе обиталище людей, абсолютно умирающее место. Увидев там разрушен­ную церковь с фрес­кой «Усе­чение главы Иоанна Предте­чи», мы решили вписать ее в сценарий. Отсюда и место, где собираются мальчишки. Когда находишь такое, становишься абсолютно убежденным, что твоя история должна произойти именно здесь».

Диалог на пустом месте

Вообще застолье принято иг­рать трезвыми. Но на съемках «Левиафана» Андрей Звягин­цев решил поэксперименти­ро­вать. Все актеры, кроме Рома­на Мадянова, сыгравшего мэ­ра, решили нарушить дисциплину и пить. Через какое-то время Владимиру Вдовичен­кову, который 8-10 дублей иг­рал Дмитрия, стало так пло­хо, что он не смог сниматься. А у Мадянова – напряженный график. Если не сегодня – то никогда. И вот он сыграл сце­ну, где подвыпивший мэр разговаривает с Николаем и Дмит­рием так, как будто нап­ротив него на самом деле двое. «И что самое удивительное – разговаривая с пустым мес­том, паузы в своей речи он ставил именно так, как если бы слушал ответ реального Дмитрия. Он говорил именно в том ритме, в каком Вдови­чен­ков говорил в своей сцене. Я не представлял, что это возможно. Это говорит только о мере таланта актера».

После мероприятия к уставшему Звягинцеву выстроилась очередь подписывать книгу с рассказом о том, как прохо­дила работа над «Еленой». И каж­дый гость не мог сдержаться и не задать еще и свой персональный вопрос – настолько лично и глубоко фильмы Звягинцева трогают публику. Многие с теплотой отмечали позитивный настрой и уважительное отношение Андрея Петровича, его интеллигентнось и «жизненный» характер его работ.

Записала Кристина Москаленко
Photo by Nat Urazmetova

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.