Британский социализм сквозь призму «Аббатства Даунтон»

Британский социализм сквозь призму «Аббатства Даунтон»

Мы любим иногда порассуждать о России, которую мы потеряли после революции. Идет отсыл к аристократам, говорившим на нескольких языках, офицерам, умеющим танцевать бальные танцы, и честному купеческому слову. Никита Михалков в своих фильмах и интервью любит вспоминать о старых добрых временах, когда люди были религиозны, а жены послушны, а если почитать иных классиков русского зарубежья, вроде Ивана Шмелева, можно убедиться, что эмигрировав­шие в Париж писатели рас­писывали утраченную ро­дину в таких сентиментальных то­нах, что кажется, это не страна была, а сказка – и чего же мы от такой сказки отказа­лись-то? А когда ро­ман­тиче­ские девушки приз­наются, что хотели бы жить в девятнадцатом веке, они как раз имеют в виду платья с кринолинами, кареты, балы и неспешные прогулки по парку с кружевными зонтиками, а не крепостных и рабочих с заводов.

Вот и англичане, хоть люди не сентиментальные, постара­лись и выдали сериал про ста­рую добрую Англию, который неожиданно стал самым популярным проектом последних лет не только в Англии, но и за рубежом, и завоевал множество призов. Но чтобы все было честно, они изобразили не только благополучных и безупречных аристократов, которые переодеваются к ужину и ездят на приемы в Букингемский дворец, но и преданных слуг, работающих от рассвета до заката на сво­их благородных хозяев. В се­редине ноября любимый британский сериал представил последний эпизод, и британские домохозяйки подосадовали, что половина сюжетных линий в сериале не завершилась хэппи-эндом. Очевидно, создатели рассчитывают оп­равдать их надежды на Рож­дество, когда покажут уже ставший традицией специальный праздничный выпуск.

Кажется, что авторы фильма проработали старую добрую Англию в таком ракурсе, что не только прогрессивные, но и консервативные зрители задумались: а действительно ли сто лет назад поствикторианская Англия была настолько замечательным местом, что по этим временам стоит нос­тальгировать?

Предлагаю взглянуть на следующие аспекты «золотого века».

Классовая система

Хотя официально классовую систему в современной Вели­ко­британии никто не отменял, «коммунизм» наступил и здесь, поэтому представители разных слоев населения се­годня пользуются общественным транспортом, работают вместе в офисах, обедают в тех же местах и могут встретить друг друга в демократичных пабах, а сотрудники компаний нас­только защищены рабочими контрактами, что находятся в более выигрышном положении, чем хозяева этих компаний.

Рабочий класс начала двадцатого века работал с раннего утра до позднего вечера, слу­ги могут быть вызваны на ра­боту даже ночью, у них не было восьмичасового рабочего дня, двух выходных в неделю, ме­сячного оплачиваемого от­пус­ка, и они вынуждены соп­ровождать хозяев во всех по­ездках, независимо от их соб­ственных желаний.

Люди, занятые на кухне, не могут появляться на «благородных» этажах, все должны общаться друг с другом, соблюдая формальности и официальные титулы, прислуга не имеет права не только высказывать свое мнение, но даже демонстрировать свое недовольство действиями хозяев в любом виде. Слуги, скорей всего, никогда не женятся и не заведут детей, если только им не повезет встретить себе пару в том же доме. Девушки из высших сословий не могут вы­ходить замуж за мужчин, ко­торых полюбили, а сам вла­делец поместья не имеет пра­ва оставить его по наследству родным дочерям и вынужден передать его едва знакомым наследникам.

Социальная защита

Создатели сериала постарались на славу, чтобы намекнуть на значительные достижения социальной системы современной Великобритании. Повариха миссис Патмор вкладывает унаследованные деньги в покупку  гостиницы, чтобы обеспечить свою старость, потому что пенсии не предусмотрены. Ее потенциальная инвалидность (в одном из эпизодов она начала терять зрение) могла преждевременно оставить ее без работы и кус­ка хлеба, и только велико­ду­шие хозяев спасло ее от ни­щей старости. Достопочтен­ная экономка миссис Хьюз вы­нуж­дена работать до самой смерти, потому что на свои заработки содержит умалишенную сестру и не может сделать сбережений. Преста­релый фер­мер мистер Мейси потерял свою землю и, следовательно, доход к существованию, в ре­зультате смены лендлорда, и новые хозяева сом­неваются, достаточно ли у не­го сил и здоровья выполнять тяжелую физическую работу, на которую они его наняли. Попавший под «сокращение» дворецкий Томас не может найти работу и продолжает жить в доме ра­ботодателя из милости. Та­лант­ливый студент мистер Моз­ли не смог завершить школьное образование по причине своей бедности и вынужден всю жизнь работать лаке­ем. Амбициозная кухарка Дэй­зи жаждет получить образование и выбиться в люди, но не имеет материальной подстраховки, чтобы попробовать свои силы. Лакею Энди уже двадцать пять, но он не умеет чи­тать и вряд ли когда-нибудь выбьется в лю­ди. Заболевшие слуги не мо­гут позволить себе медицинские услуги, даже ког­да от этого зависит их бу­дущее (миссис Патмор не мо­жет оп­латить операцию по удалению катаракты, а горничная Анна без медицинского вмешательства рискует ос­таться бесплодной). Судебная система несовершенна, и нес­частная пара Бейтсов по оче­реди рис­кует оказаться за ре­шеткой за преступления, ко­то­рых они не совершали, а мистер Бейтс, подозреваемый в убийстве бывшей жены, чу­дом избегает смертной казни.

Положение сексуальных меньшинств

Гомосексуализм не только порицается, но и грозит арес­том, поэтому дворецкий Томас не только вынужден посто­ян­но скрывать свою нетрадици­онную ориентацию и сторониться людей, но и рискует навсегда остаться одиноким. Общество видит в нем изгоя, и, не найдя понимания среди ближайшего окружения, он решается на самоубийство.

Женская карьера

Незамужние женщины из низших слоев вынуждены всю жизнь заниматься тяжелым физическим трудом. Сами «хо­зяева жизни» убеждены, что быть горничной в их доме нам­ного престижнее, чем ра­ботать на ферме, а других профессий для бедной жен­щи­ны и не пре­дусмотрено. Ре­шение моло­денькой горничной стать сек­ретаршей сопровож­дается не только непонимани­ем и осуж­дением окружаю­щих, но и не­возможностью по­лучить необходимые навыки – ведь она работает с утра до вечера и едва ли располагает свободным временем, чтобы инвестировать его в самообразование. Но даже женщины из высшего класса с трудом ос­ваивают про­фессиональную ни­шу. Ре­ше­ние леди Мэри от­казаться от наемного агента и самой стать управляющей соб­ствен­ного поместья вызы­вает про­тест семьи. Унаследо­вавшая журнальный бизнес леди Эдит сталкивается с тем, что редак­тор-мужчина не же­лает слушаться ее указаний, и вынуждена нанять на эту должность женщину. Обе жен­щины выг­лядят невозможными карьеристками в глазах окружающих. А десятилетием раньше сам факт, что благородная ле­ди будет писать колонки для журнала, шокировал ее роди­те­лей. Младшая дочь, леди Си­бил, активно боролась за права женщин и тоже не наш­ла по­нимания ни в своей семье, ни в обществе. Лорду Грэнтэму претит сама идея, что его же­на будет работать в местной больнице, хотя ее до­чери уже выросли и не нуждаются в ней.

Семейная жизнь

Противозачаточные таблетки не существуют, и добрачный секс остается табу. «Согре­шив­шая» горничная теряет ра­боту в приличном доме и становит­ся проституткой, по­тому что не может содержать себя и своего внебрачного ре­бенка. Ре­шившаяся на любовный эксперимент незамужняя леди Мэри дважды рискует своей репутацией, и только свя­зи семьи уберегают ее от скандала. Беременная леди Эдит вынуждена покинуть страну, чтобы родить ребенка вдали от дома, а потом искать легальный способ воссоединиться с дочерью, но, несмотря на все предосторожности, она созна­ет, что этот внебрач­ный ре­бе­нок оставляет ей не­много шан­сов на успешное за­мужество, ибо мужчины не готовы принимать женщин «с прошлым». Большинство ге­роев старшего поколения же­нились без люб­ви. Вдовствую­щая графиня Грэнтэм едва не потеряла пра­во на воспитание своих детей из-за любовного увлечения, а отец леди Роуз теряет должность посла из-за развода с ненавистной женой. В передо­вой стране на­чала двадцатого века все еще нет места для свободного выбора.

Воистину, если в задачу сценариста и режиссера входили намерения пробудить в бри­танцах гордость за все их со­циальные достижения, то они ее успешно решили! Думаю, что миллионы британцев не раз задумались о том, в каком прекрасном мире они живут и насколько защищенными себя чувствуют. Есть ли о чем сок­рушаться потомкам тех людей, которые не провели жизнь в богатых гостиных благородных домов? Похоже, что бедные не жили комфорт­но при любом государствен­ном устройстве, но, по край­ней мере, сейчас могут рас­счи­тывать на бесп­латную ме­дицину, образование и пособия по безработице. Дру­гое дело, что почти каждое социальное достижение ушло в другую крайность и ударило по тем же борцам за свободу, но это уже тема другой статьи.

Алена Луговская

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.