«Перебежчики» раскачали лодку

Овация в нижней палате

Надо быть наивным или нелюбознательным человеком, чтобы не обращать внимания на британскую парламентскую жизнь, считая ее зубодробительно скучной. Она, конечно, подчиняется веками выработанным процедурным традициям, и кому-то, кто предпочитает парламентские драки и оскорбления, может показаться старомодной. Но по свежести и оригинальности идей и подходов, по своему эмоциональному на­полнению вполне даст фору многим другим законодательным собраниям. А иной раз может преподнести и совсем не­ожиданный сюрприз.

Именно такой случай произошел на прошлой неделе, когда в Палате общин обсуждалась резолюция по вопросу о бомбардировках боевиков ИГИЛ в Сирии. Напомню, что воору­жен­ные формирования «Ис­лам­ского государства» орудуют главным образом на территории двух стран: Ира­ка и Сирии. Там они подвергаются авиаударам со стороны ВВС коалиции более чем 60 стран, которую воз­главля­ют США. Некоторое время на­зад британские де­путаты разрешили Королев­ским ВВС присоединиться к этой коалиции, но дали добро только на бомбардировку Ирака. А вот головорезов, базирующихся в Сирии, ре­шено было не трогать.

После парижских терактов премьер-министр решил вернуться к этому вопросу. Ожидалось, что как и при первом голосовании, против бомбежек выступят в основ­ном лейбористы. Перед ли­дером партии Джереми Кор­бином был выбор из двух плохих вариантов: либо пот­ребовать, чтобы депутаты го­лосовали в соответствии с ли­нией партии, либо раз­ре­шить им свободное воле­изъ­явление. Первый мог при­вес­ти к открытому рас­колу сре­ди лейбористов-парламентариев, второй – если число переметнувшихся в стан консерваторов будет большим, совершенно очевидно скомпрометирует и серьезно подорвет авторитет лидера оппозиции. В кон­це концов Корбин нехотя согласился на свободное го­лосование.

В итоге сторонники бомбардировок Сирии получили на 174 голоса больше, чем их оппоненты. Кроме тори «за» проголосовали 66 депутатов-лейбористов, почти 28% всех парламентариев от этой пар­тии. Но, пожалуй, самую тя­желую пощечину Корбин по­лучил от своих коллег по те­невому кабинету – среди тех, кто поддержал идею бомбовых ударов, оказалось сразу 11 его министров!

Не уверен, что «перебежчиков» было бы так много, если бы не сенсационное выс­тупление теневого мини­ст­ра иностранных дел Хила­ри Бенна. В 15-минутной реч­и, мастерски написанной и произнесенной по всем правилам ораторского искус­ства, Бенн говорил не о це­ле­сообразности бомбарди­ровок, не о том, чего в ре­зуль­тате добьются таким спо­собом Британия и Запад в це­лом. Он ясно и эмоционально объяснил депутатам, что ИГИЛ воюет не против каких-то отдельных государств, не против демократии и даже не против всех других религий, кроме вах­ха­битского ислама. ИГИЛ хо­чет уничтожить всех нас, по­казал он рукой на депутатов, все население свободного ми­ра. «Это самый обыкновенный фашизм, а фашизм, как мы знаем из истории, необходимо победить».

Новая звезда лейбористов

Вдохновенная речь Бенна произвела сильное впечатление и была встречена овацией почти всех присутствующих – редкий случай для нижней палаты британского парламента, обычно раздираемой партийными противоречиями. Знакомый журналист, смотревший на происходящее из ложи прессы, описал это так: «Буря аплодисментов возникла на скамейках тори и мексиканской волной прокатилась по всему залу, в котором депутаты располагаются в виде вытя­нутой подковы. Не­сколь­ко ближайших со­ратников Кор­бина пытались «затопать» овацию, грохоча каблуками, но их все равно не было слышно. И только сам лидер лейбористов про­должал си­деть на месте с каменным ли­цом, спрятав ладони под бед­ра».

О чем он думал? Наверное, о том, что в эту минуту у него появился сильный конкурент, не только пользующийся значительной поддержкой в лейбористской среде, но и уважаемый в британском политическом истеблишменте.

62-летний Хилари Бенн и правда весьма заметная и влиятельная фигура в политических кругах королевства. Он – единственный депутат парламента в четвертом (!) поколении. Сын знаменитого левого политика Тони Бенна, отказавшегося от своего нас­ледственного аристократического титула и посвятившего себя борьбе за социалистические идеалы. Дед Хилари был депутатом от Либераль­ной партии, но потом пере­шел в ряды лейбористов. На­конец, в парламенте заседали оба его прадеда.

Хилари Бенн был избран в нижнюю палату 16 лет на­зад и с 2003 года занимал минис­терские посты в пра­витель­ст­вах Тони Блэра и Гор­дона Брауна, а после по­ражения лейбористов в 2010 году был министром теневого кабинета. Между прочим, прилично вла­деет русским языком – кончал отделение русских и восточноевро­пей­ских исследо­ваний Универ­си­тета Сассекса.

Судя по тому, как резко по­левели за последние полго­да рядовые лейбористы, Бен­ну вряд ли стоит рассчиты­вать на скорое избрание ли­де­ром партии. Но то, что произошло в предыдущую среду в парламенте, показало всем: у лейбористов есть вменяемый альтернативный кандидат, ко­торый в отличие от нынешней партийной верхушки может возглавить не только оппозицию, но и правительство.

Шанс для передышки

Что же касается самого Кор­бина, то уже на следующий день после унизительного поражения по вопросу о бом­бардировках он испытал при­лив радости в связи с по­бедой лейбористского кандидата на довыборах в парламент по одному из северо-западных избирательных ок­ругов Англии. Некоторые аналитики объясняют успех тем, что местное население – чаще всего люди с низкими доходами, обычно «автоматически» голосующие за лейбористов. Другие относят победу на счет молодого и энергичного кандидата этой партии. Как бы то ни было, эта победа дала Корбину, ус­тав­шему от череды неудач, вре­менную передышку и поз­волит ему чувствовать себя бо­лее уверенно в роли главы оппозиции.

Зураб Налбандян

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.