Обыкновенное чудо русского театра

Обыкновенное чудо русского театра

В минувшие дни в Лондоне с успехом прошли показы спектакля русского лондон­ского театра Xameleon «Лю­бовь в футляре». Это была вторая серия показов, первая же взорвала русскоязычную общественность еще в марте. И уже тогда стало понятно, что это что-то серьезное, что-то настоящее, что-то, чему надо дать жизнь и беречь как зеницу ока.

Но начнем по порядку. Рус­ская эмиграция в Великобри­та­нии по численности, важности и степени культурных достижений сравнима с волнами в Париже, Берлине и США. Русскую интеллигенцию, особенно политическую, всегда как магнитом тянуло к англичанам. Причин тому мно­го. Но самое главное, что отношение англичан, таких сдержанных и доброжелательно-равнодушных, менялось от десятилетия к десятилетию: холодность сменялась гостеприимством, интерес – недоверием. И в этом взаимопроникновении, иногда взаимоспутывании культурных кодов было все: от литера-турного заимствования до шпио­нажа, но не было театра. Рус­ского театра – не шекспировского.

Нельзя не отметить тот факт, что русскоязычная публика почти так же избалована интересными событиями и ис­кушена, как в Москве. Каж­дую неделю в Лондоне происходит множество культурных, литературных, детских и дру­гих мероприятий. Успей толь­ко купить билет или зареги­стрироваться! Гастроли рос­сийских театров также раду­ют: не забывают своих за ру­бежом. Но одно дело – гастроли, а другое дело – свое, родное, здешнее.

Вот же оно, здешнее, толь­ко-только начинает расправ­лять свои крылья: театраль­ная компания Xameleon Theatre Productions основана в 2015 году. Дальше – история, кото­рая будет твориться на наших глазах. И хотелось бы – с на­шей общей поддержкой.

«Любовь в футляре» – первый спектакль Xameleon Theatre Productions, о котором уже несколько месяцев говорят почти все в Лондоне. Классический, минималистичный, яркий, основанный на рассказах Чехова, он быстро нашел свою аудиторию. Ре­жиссер спектакля Дмитрий Турчанинов рассказывает, что и эта аудитория, и этот ак­тер­ский ансамбль складывались постепенно: начинали с поэтических и музыкальных вечеров, встречались с нерав­нодушными к русской культу­ре людьми, общались со зри­телями. Это совершенно вза­имный процесс реализации желаний тех, кто хочет создавать, и тех, кто хочет видеть создаваемое.

Бытует мнение, что русская театральная школа гораздо яр­че и глубже проявляется в спектаклях именно русских классических писателей и дра­матургов, которые отчасти эту школу и создавали. Но на самом деле это не так, считает режиссер: «Театральная школа – она проявится во всем и всегда. То, что русские актеры выразительнее и точнее играют русских авторов, – это совершенно нормально, в этом нет никакого чуда!»

Поэтому главное здесь не только театр и Чехов, а преж­де всего русский язык. Иг­рать по-русски, ставить спектакли на русском языке – это в конечном счете едва ли не одна из основных задач этого проекта. Конечно, в ис­тории было довольно много примеров русского театра на разных языках, и многие из них были весьма успешны. Но все-таки нет большего нас­лаждения работать на родном языке, тонко чувствуя и понимая все оттенки и интонации слов. В этом смысле Чехов, конечно, не самый простой автор. Да и кого вообще из наших авторов можно было бы назвать простым? Однако английские субтитры сделали свое дело, и в зале было по крайней мере треть англоговорящих зрителей, что демонстрирует несомненный интернациональный интерес.

А если есть интерес – как со стороны творческого коллектива, так и со стороны публики – значит, будущее есть. А если есть будущее, значит, в настоящем времени все происходит правильно.

Лидия Шафранова, фото Gemma Mount

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.