Григорий Ос­тер: «Хотите стать детским писателем – пишите для самого себя…»

Григорий Ос­тер: «Хотите стать детским писателем – пишите для самого себя…»

Григорий Бенционович Ос­тер родился в Одессе в 1947 году, затем семья переехала в Ял­ту, где и прошло детство писателя. В 1970 году Остер поступил на факуль­тет дра­матургии Литера­турного инс­титута имени А.М.Горь­кого, где почти по­бил рекорд по длительности обучения – в стенах знаменитого вуза пи­сатель провел целых 12 лет!

Григорий Остер – автор таких известных книг, как «Вредные советы», «Сказка с подробностями», «Ненаг­лядное пособие по математи­ке», «Папамамалогия», «Квар­тироведение», и многих других. Произведения Остера знают даже те, кто не читал его книг: «Котенок по имени Гав», «З8 попугаев», «Осто­рожно, обезьянки», «Попался, который кусался!» – на этих мульти­пликационных филь­мах, снятых по сцена­риям Григория Остера, вы­росло не одно поколение детей.

Уже 24 и 26 июня лондон­ские читатели Григория Ос­те­ра (взрослые и дети) смо­гут встретиться с живым класси­ком детской литера­ту­ры и по­лучить его книги с автографом.

– Вы ребенок послевоенного времени, на вас это как-то повлияло?

– Нет. Когда родился, я даже не сразу понял, что Вторая мировая война уже кончилась. Только когда подрос.

– В вашем детстве было много свободы?

– Свободы было не так уж и много – моя бабушка считала, что ребенка нельзя отпускать гулять одного. Мне приходи­лось убегать с друзьями, что­бы поиграть не под присмотром взрослых.

Но если говорить всерьез, ко­личество свободы, которую ребенок должен получать от родителей, это очень сложный вопрос. Между взрослыми – все просто. Свобода одного взрослого кончается там, где начинается свобода другого. А вот свобода ребенка не долж­на кончаться там, где начина­ется свобода взрослого. Рож­дение ребенка – добровольный отказ взрослого от свободы. Нельзя чувствовать себя свободным от своего ребенка. Это, конечно, не всем взрослым нравится, и во многих самых свободных странах рождается все меньше детей.

– Наверное, родители постоянно задают вам вопросы о том, как развивать ребенка?

– Я не воспитатель, я просто своими книгами пытаюсь сделать так, чтобы ребенку стало интересно с самим собой. Это главное. Человек, которому интересно с собой, не будет делать гадости и подлости другим.

– На встречах с читателями вас спрашивают о том, как стать писателем. И что вы отвечаете в таком случае?

– Я отвечаю, что писательский талант проявляется обычно в самом раннем возрасте. В фор­ме вранья. При этом родителям будущего писателя следует помнить, что малыш ча­ще всего врет не потому, что хочет обмануть. Его мощное воображение просто не может остановиться. Но, ко­нечно, для того, чтобы стать пи­сателем, надо научиться не просто врать, а создавать вритературные произведения. Для этого придется сначала изучить все, что врали предыдущие поколения до нас. Кстати, величайшее произведение древней детской вритературы звучит так: «Я больше не бу­ду…». А второе гениальное произведение, созданное дву­мя гениями в соавторстве, еще короче: «Он первый начал…».

– Вы окончили факультет дра­матургии Литературного инс­титута им. А.М.Горького, как получилось, что вы стали за­ни­маться детской ли­терату­рой?

– Когда я поступал в Лите­ратурный институт, я, естественно, как и все молодые люди, хотел писать для взрослых, считал себя взрослым поэтом. А потом пошел по проторенной дорожке: начал писать для детей. Это были времена глубокой советской власти. Как думаете, почему в Советском Союзе было так много прекрасных детских писателей? Потому что цензура не позволяла публиковать то, что талантливые люди хотели написать для взрослых. Некоторые становились переводчиками, и у них получались великолепные переводы на русский язык. Лучше, чем оригиналы. Но чаще уходили в детскую литературу. Все мои старшие товарищи – детские писатели – признавались мне, что они на самом деле «взрослые». Генрих Сап­гир, Юрий Энтин, Борис За­ходер, Валентин Берестов, Юрий Коваль, Сергей Коз­лов… многие-многие другие. Все хотели писать для взрослых. Ну, почти все. Мой друг Эдуард Успенский уверяет, что с самого начала был детский. Но я ему не верю.

– Какие отзывы вы получаете от взрослых, которые когда-то были вашими читателями или зрителями?

– К счастью, чаще всего приятные отзывы. Во многих, в хорошем смысле, консервативных семьях сложилась уже почти незыблемая традиция: вслух читать следующему по­колению мои книжки. И я без шуток скажу, что этим горжусь. Но бывает, хоть и не часто, слышу: «Боюсь читать своему ребенку ваши вредные советы. Мне самой они так нравились в детстве. А теперь страшно, что мой ребенок возь­мет и выполнит ваш совет».

Вот и получается, что детям ничего объяснять не надо, они прекрасно чувствуют юмор, понимают сарказм, а взрос­лым, то есть тем же самым лю­дям, которые перестали быть детьми и стали взрослыми, им приходится растолковывать: «Вредные советы» на самом деле полезные. Это прививки от глупости. Ребенок прочитывает вредный совет, смеется и уже больше не по­падает в ловушку, когда ему приходит в голову подобная чушь.

– Когда вы читаете книги, вы абстрагируетесь от того, что вы писатель?

– Когда я пишу новую книгу, я стараюсь не читать хороших писателей. Боюсь. Вдруг я нечаянно что-нибудь у хорошего писателя позаимствую. Какую-нибудь замечательную мысль, идею. Стараюсь читать в это время только каких-ни­будь плохих, скучных писателей. Почитаю, почитаю, соскучусь и сажусь писать свою книгу.

– На сегодняшний день существует большое количество издательств, выпускающих самые разные детские книги, от качественных и хороших до сомнительных. Возникает ощущение, что, выбирая, кого и что издавать, издательства подходят к книгам, как к то­вару. Как вы считаете, это правильный подход?

– Да, это правильно, издатели должны подходить к книгам, как к хорошему товару. Хо­роший товар – это то, что действительно нужно, интересно людям. При этом закон обязан запрещать сомнитель­ный, то есть вредный для по­купателя товар. Но именно закон нормального государст­ва, а не тоталитарный режим. Не должны чиновники, облеченные властью, решать, что можно, а что нельзя читать нашим детям. Потому что чи­новниками становятся не са­мые умные люди. Самые ум­ные люди становятся учеными, выбирают инженерные и творческие профессии. До­пускать, чтобы чиновники ре­шали судьбу детских книг, нельзя ни в коем случае. Тог­да погибнет искусство. Да, конечно, издательство может издать плохую книгу, но из­дательство – не монополист. Другие издательства выпустят другие книги. Главное, это умение родителей нахо­дить полезные книги для сво­их детей. Если правильно воспитанные родители правильно воспитывают детей, то последующие поколения быстро учатся отличать по­лезные книги от чепухи.

– Многие родители не одобряют, когда ребенок выбирает творческую профессию. Как вы думаете, почему?

– Многим родителям кажется, что так надежней. Видимо, они не очень-то верят в та­лант и удачу своих детей. Не знаю. Возможно, в каких-то конкретных случаях эти родители и правы. А в других случаях – нет. Тут раз на раз не приходится. Но все-таки, на­верное, в своих детей надо крепче верить.

– Вы приезжаете в Лондон впервые?

– Да.

– Какими книгами вы порадуете ваших читателей и поклонников в Англии?

– Я привезу совсем новые книги, которые только недавно вышли. Одна из последних – «Как подглядывать в будущее – учебник для предсказателей младшего школьного возраста». На самом деле, скажу по секрету, это учеб­ник по безопасности для ма­леньких детей. Но я старался написать его как увлекательную книгу.

Еще я привезу книгу «Дети и эти», в которой у меня дети ведут себя как взрослые, а взрослые – как дети. В ре­зультате получается психологический практикум, когда, читая эту книгу вместе, дети и взрослые лучше понимают друг друга.

Очень хочу познакомиться с моими английскими читателями: и с детьми, и со взрослыми, которые были моими читателями в своем детстве.

– А откуда вы, как детский писатель, черпаете вдохновение в своей работе?

– Отовсюду. Из своих детей, из собственного детства. Открою одну тайну: хотите стать детским писателем – пишите для самого себя, того себя, каким вы были в детстве. Если то, что вы напишете, понравится тому маленькому ребенку, ка­ким вы были, значит, вы стали хорошим детским писателем. Где-то внутри каждого взрос­ло­го, как самая малень­кая мат­решка, всегда остается ре­бенок. Если до него достучаться, научиться с ним общаться, будет гораздо легче не только писать, но и вообще жить.

К тому же детским писателем можно стать гораздо раньше, чем взрослым. Тот, кто собирается писать для взрослых, должен сначала хоть немного набраться опыта взрослой жизни, а опыт детской жизни есть у любого, даже очень молодого писателя. Каждый человек, прожив детство, получает богатейший опыт. Тут главное не забыть свои детские знания, сохранить ребенка в себе, пронести его во взрослую жизнь.

– А есть какие-то секреты, чтобы сохранить этого ребенка в себе?

– Есть. Выступая перед моими британскими читателями, я обя­зательно эти секреты раскрою.

Беседовала Ольга Кентон

Полную программу встреч Григория Остера в Кем­бридже, Эдинбурге и других городах в рамках Фести­ва­ля русской детской книги смотрите на сайте: www.russianchildrensworld.com

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации


This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.