Олимпийские игры в Рио глазами волонтера

Олимпийские игры в Рио глазами волонтера

Лондонец Дмитрий Володько несколько недель назад отправился в Рио-де-Жанейро, чтобы стать волонтером на летних Олимпийских играх.
После их завершения мы поговорили с ним о подготовке к Олимпиаде, волонтерскому опыту в Рио, а также о его впечатлениях о Рио-де-Жанейро

– Дима, расскажи, как ты ре­шил стать волонтером?

– Еще в 2012 году, когда я работал на лондонской Олим­пиаде, общался с волонтерами, тусовался на олимпийских вечеринках и решил попробовать стать волонтером на следующей Олимпиаде. Сначала я хотел попасть на зимние Игры в Сочи, но тогда я одно­временно работал и учился, не получалось по времени. А Олимпиаду в Рио я пропус­кать не хотел.

– Когда ты подал заявку на участие в качестве волонтера и как быстро ее одобрили?

– Об участии в Олимпиаде я задумался еще два-три года назад и примерно тогда же подал заявку на роль волонтера. В начале октября 2015 года начали проходить интервью, которые в основном проводились по скайпу, а уже в начале 2016 года мне официально предложили вакансию волонтера-переводчика с русского на английский.

– Расскажи подробнее, как проходили твои интервью, какие вопросы тебе задавали?

– Я подавал заявку на вакансию переводчика, поэтому у меня, конечно же, спрашивали, на каких языках мне удобно говорить, и проверяли знание этих языков. Меня также спра­шивали о любимых видах спорта и о мотивации для участия в Олимпиаде. В начале 2016 года я узнал, что я по­пал в группу волонтеров, которые будут работать на стадионе Лагоа, где проводились соревнования по академической гребле и гребле на каноэ.

– Как проходила подготовка к работе волонтером?

– Был создан групповой чат в WhatsApp, где волонтеры и организаторы начали делиться информацией и задавать вопросы о возникающих труд­ностях. Организаторы помога­ли найти жилье в Рио и отве­чали на любые вопросы. Так­же нам регулярно присылали имейлы с информацией о том, как проходит подготовка к Олимпиаде. Мы также прохо­дили онлайн-тренинги, где объ­яснялось, чем будет зани­маться волонтер, как он дол­жен общаться с прессой и как надо отвечать на вопросы зри­телей. Волонтерам также предоставляли возможность подтянуть португальский и пройти тренинг по олимпийским ценностям.

Дмитрий Янчук и Тарас Мищук, завоевавшие бронзу в гребле на каноэ-двойках на 1000 м, дают интервью при поддержке волонтера Дмитрия Володько

Дмитрий Янчук и Тарас Мищук, завоевавшие бронзу в гребле на каноэ-двойках на 1000 м, дают интервью при поддержке волонтера Дмитрия Володько

– Что предоставляют волонтерам организаторы?

– Волонтеры сами оплачивают перелет и жилье в Рио, орга­ни­заторы предоставляют бес­платное питание в те дни, ког­да ты работаешь на Олим­пиа­де, и бесплатный транс­порт. Нам давали советы при по­ис­ке жилья, исходя из ука­зан­­ного бюджета. В Рио были са­мые разные варианты для про­­живания: можно было ос­тано­виться в хостеле, можно было снять жилье на Airbnb, а можно было жить в гостинице. В целом это обходится недеше­во, но волонтеры обычно заранее откладывают на это деньги.

– Не пугали ли тебя новости из Бразилии? Как ты оцениваешь уровень организации Олимпийских игр?

– В прессе было огромное ко­личество негативных новостей про Олимпиаду и события в Рио: что ни медикам, ни полиции в Рио не выплачиваются зарплаты. Известный бра­зиль­ский футболист Ривалдо выложил в своем «Фейсбуке» фотографию 17-летней де­вуш­ки, застреленной в Рио незадолго до начала Олимпиа­ды, и призвал всех туристов отказаться от поездки в Бра­зилию для их собственной бе­зопасности. Поэтому я до последнего оттягивал покупку билета, задавал вопросы организаторам. Рио, конечно, опасный город, вести себя здесь нужно аккуратно, но во всех туристических местах и на олимпийских объектах было много полиции и военных, по­этому там я всегда чувствовал себя безопасно. После трех не­дель в Рио я могу сказать, что проблемы были, но на вре­мя Олимпиады были приняты все возможные меры, чтобы обеспечить безопасность и спортсменов, и туристов.

– Чем ты занимался как волонтер?

– Моя задача заключалась в том, чтобы помогать русско­го­ворящим спортсменам об­щать­­ся с прессой и представителями допинг-контроля, если они чувствовали себя не очень свободно, разговаривая на английском языке. Я об­щался со спортсменами, выс­тупавшими на стадионе Лагоа, например, с гребцом Ильей Штокаловым, который изначально занял четвертое место в каноэ-одиночке на 1000 мет­ров, а после, когда выясни­лось, что допинг-проба мол­дав­ского гребца Сергея Тар­новского, завоевавшего бронзовую медаль, дала положительный результат, а Илья Штокалов будет награжден бронзой (это решение будет окончательно принято после завершения юридических процедур. – Прим. ред.). Для ме­ня волонтерство на Олим­пиа­де стало отличным опытом, который сильно отличался от моей работы в Лондоне. Здесь я все время ощущал атмосферу праздника.

– А как сами бразильцы от­не­слись к Играм? Пресса пи­сала, что бразильцам эта Олим­пиа­да была не нужна и они даже не ходили на соревнования.

– Я также слышал истории о том, что еще до начала Олим­пиады местные жители мешали проведению эстафеты олимпийского огня: они выливали воду из окон, пытаясь затушить огонь. Но бразильцы ходили на олимпийские меро­приятия и болели за спортс­менов даже если там не выс­тупали местные атлеты. Так­же на Олимпиаде было очень много болельщиков из Вели­кобритании, Европы, США, а вот россиян в Рио было не так много. Мне показалось, что входные билеты были дешевле, чем в Лондоне, но многие бразильцы говорили, что да­леко не все жители могли их себе позволить. Еще один знакомый бразилец рассказывал, что местные жители будут больше радоваться новой ли­нии метро, которую откроют для общественного пользова­ния после Олимпиады (на вре­мя Олимпийских игр ею пользовались только работники Олимпиады и болельщики).

– Какое отношение было к российской сборной после до­пингового скандала и отстранения российских легкоатлетов от участия в Олимпиаде?

– Многие иностранцы, с которыми я разговаривал, поднимали вопрос о допинге в российском спорте. У европейцев было достаточно негативное отношение к русским: они счи­тают правильным решение отстранить российских легко­атлетов от участия в Олим­пиаде. Бразильцы, напротив, были расстроены из-за того, что в Рио не приехали Елена Исинбаева и другие русские атлеты.

– Успел ли ты побывать на каких-то других олимпий­ских мероприятиях? Выда­ва­ли ли волонтерам бесплатные билеты на соревнования?

– Все соревнования на стадионе Лагоа проходили в первой половине дня, поэтому по ве­черам у меня была возможность посетить другие мероприятия. Волонтерам иногда выдавали бесплатные билеты: мне достались на греко-римскую борьбу и на тхэквондо, а в Русском доме я выиграл би­леты на соревнования по дзю­до. Я купил несколько биле­тов: на соревнования по бас­кетболу, пляжному волейболу и волейболу в зале.

– Было ли у тебя время погулять по Рио?

– Конечно, я успел многое уви­деть в Рио и даже побывал в самой большой бразильской фавеле (трущобы. – Прим. ред.) – Росинье. Мы отп­равились гулять по фавеле с двумя другими волонтерами и ни разу не чувствовали себя в опасности – местным жителям просто не было до нас дела. Возможно, это связано с проводимой в фавелах политикой пацификации, но туристы жителей фавел совсем не удивляют и пальцем на них никто не показывает.

Подготовила Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.