Тереза Мэй поставила на трудовой люд

Тереза Мэй поставила на трудовой люд

Огромное преимущество тори перед всеми остальными партиями может испариться в случае провала переговоров по «Брекзиту»

Заключительным аккордом закрывшейся на прошлой неделе конференции консервато­ров в Бирмингеме стала прог­раммная речь Терезы Мей, восторженно воспринятая деле­гатами. Повышенное воз­буж­дение ауди­тории объяснялось не столько хорошо написанным текстом, сколько тем, что смысл ее слов явно порадовал активистов Консервативной партии.

Прежде всего она проинформировала партию, а вместе с ней и всю страну, что возглавляемое ею правительство сосредоточит свои усилия на жизни и  интересах трудового клас­са. Той части общества, чье положение за последние 20 лет заметно ухудшилось: сократились зарплаты; усложнился доступ к приобретению жилья; давление со стороны растущей иммиграции с каждым днем ухудшает шансы на получение хорошо оплачиваемой работы. Дочери скромного провинциального священника из маленького английского городка эти люди понятны и близки. Она выросла среди них и, даже сидя в резиденции на Даунинг-стрит, прекрасно чувствует их настроения и запросы.

Мне не раз приходилось слышать мнение, что «новый лейборист» Тони Блэр и «мягкий консерватор» Дэвид Кэмерон, старавшиеся увести свои партии с краев политического спектра в его середину, по своим убеждениям были фактически либералами. Их идеи сводились в основном к тому, чтобы создать населению страны возможности для роста и развития, а уж как люди этим воспользуются – дело каждого.

В отличие от своих предшественников г-жа Мэй знает, что правительство должно по­могать «трудовому народу». Тем, кто недостаточно образован, имеет поверхностные представления о нравствен­но­сти и патриотизме, не по­лучил необходимых профессиональных навыков для выполнения квалифицированной работы и поэтому проигрывает конкурентам из других стран ЕС.

Рекордный отрыв

Сегодня этот контингент концентрируется главным образом в больших и малых городах на севере Англии и в Уэльсе и оказывает заметное влияние на результаты парламентских выборов в этих регионах. С середины прош­лого века эта категория из­бирателей чаще всего голосовала за лейбористов. В 2015 году их преференции изменились, и большинство голосов ушло к UKIP. Но после победы на референдуме UKIP никак не может найти себе новую путеводную идею и находится в растерянном состоянии, а Лейбористская партия, резко полевевшая под руководством Корбина, «трудовой класс» не прив­лекает. Так что в данный мо­мент он выглядит бесхозным.

Как конкретно собирается правительство помочь этим людям, пока не ясно. Хотя в речи премьера прозвучали некоторые намеки. В частности, не исключено, что власти откажутся от политики жесткой экономии и затягивания поясов и убедят Банк Англии напечатать несколько сотен миллиардов фунтов, чтобы увеличить зарплаты и запустить крупные инфраст­руктурные проекты для создания новых рабочих мест. Казначей Филип Хэммонд сформулировал этот поворот в экономической политике так: «В 2010 году Дэвид Кэ­мерон и Георг Осборн из­б­рали правильное направление на сокращение дефицита бюджета и затягивание поясов. Эти меры принесли большую пользу, однако сейчас ситуация изменилась и нужно внести коррективы в наши планы».

Если верить аналитикам и социологам, то при глубоком раздрае в стане лейбористов, отсутствии рулевого у UKIP и всего 8 либеральных де­мо­кратах в Палате общин побе­да на выборах 2020 года кон­серваторам практически га­рантирована. Результаты последних опросов это подтверждают: тори опережают лейбористов на неслыханные 17% (46 против 26). Такого разрыва еще никогда не наблюдалось.

Единственное, что может помешать тори получить ком­фортное большинство в парламенте – провал переговоров по «Брекзиту» и угроза связанной с ним затяжной рецессии. Сегодня министры-«брекзитеры» (Джонсон, Дэ­вис, Фокс), да и сама Тереза Мэй отметают скептические прог­нозы и уверяют, что все бу­дет в порядке. Однако объ­явленное на этой неделе по­вышение цен на бензин и предупреждение ритейлеров о неминуемом подорожании импортных товаров и продуктов после выхода из ЕС публику не воодушевили.

Хичкок, да и только!

Но все это были комариные укусы в сравнении с тем, как утром в минувшую пятницу на валютном рынке Гонконга за несколько минут фунт стерлинга упал по отношению к доллару сразу на 8% – с $1,26 до $1,1491. Правда, затем он чуть-чуть отыграл назад, но ужас от пережито­го шока чувствуется в Бри­та­нии по-прежнему. «Хич­кок, да и только», – так от­реагировал на падение фунта один из трейдеров лондонского Сити. Мэй немедленно отправила Хэммонда

в Нью-Йорк успокаивать Уолл-стрит, а дома сеанс психологической помощи обалдевшему населению преподнес бывший глава Банка Англии сэр Кинг.

Между тем, нынешний управляющий Банка Англии Марк Карни потребовал специального расследования гонконгской «катастрофы». Версии пока разные: от ошибки невыспавшегося трейдера, нажавшего не ту кнопку, до чьих-то умыш­лен­ных козней. Однако спе­циалисты склоняются к по­литическим мотивам. Глав­ный из них – заявление Те­резы Мэй о начале переговоров с Брюсселем в конце марта следующего года. То есть, правительство окончательно определилось не только со сроками, но и с са­мим выходом из Евросоюза. На политическом жаргоне это называется «hard Brexit» («жесткий «Брекзит»).

Мировые рынки с самого начала негативно восприняли идею «Брекзита». На следующий день после референдума фунт потерял 10%. А всего с 23 июня – около 20%.

Во вторник на первой странице «Таймс» появились настораживающие цифры: при «жестком «Брекзите» и выходе из единого рынка ЕС Британия будет терять по ‡66 млрд в год, а ВВП мо­жет снизиться на 9,5%. При­чем интересно, что этот прогноз Минфина был представлен Джорджем Осборном правительству еще в апреле, однако тогда был расценен «брекзитерами» как «пропаганда для запугивания избирателей». Однако анализ этих цифр, проведенный уже при новом главе Минфина Хэм­монде, показал, что вы­во­ды Осборна были верны.

Переговоры с ЕС должны закончиться к началу апреля 2019 года – как раз накануне очередных парламентских выборов, и если Брюссель и Лондон не пойдут на взаим­ные уступки, то прогноз Ос­борна может превратиться в мрачную реальность. Прави­тельство будет вынуждено либо сокращать расходы го­сударства, либо повышать налоги. В любом из вариантов больше всего пострадает трудовой люд, от имени ко­торого премьер-министр Те­реза Мэй обещала действо­вать. Вероятнее всего, он соч­тет себя обманутым и преданным. А это обернется для тори крупными электоральными потерями.

 

Photo: 123rf.com

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.