Почему замолчал Биг-Бен

Почему замолчал Биг-Бен

И, по прогнозам, – на целых четыре года…

Часовая башня Елизаветы закрылась на реконструкцию: ремонт обойдется казне в £29 млн. И хотя планы утверждены еще в 2015  году, для многих, в том числе – и для тех, кто подписывал документ о ремонте, решение остановить бой курантов стало неожиданным и вызвало бурю возмущения. Страсти кипят, так что, кто знает, может, что-то и изменится. А пока решено подключать куранты лишь на Новый год да в День поминовения

Возмутительная тишина

«Как можно оставить народ без главного символа парламентской демократии?  Биг-Бен – это же наше все: наше достоинство, наш Лондон, наша Англия, наша Британия», – рассуждают те, кто хотят сохранить бой часов во что бы то ни стало. А еще Биг-Бен – просто любимец публики. Есть в нем какое-то игрушечное очарование – то, что ассоциируется с непреходящей классикой, что вызывает гордость. Не случайно в день «прощания» с Биг-Беном 21 августа на Парламентской площади собрались сотни людей. Ровно в полдень камеры телефонов устремились вверх, на главного “виновника” события. Умолкли куранты, наступила тишина, а затем раздались аплодисменты и приветственные возгласы, своего рода салют из XXI века памятнику Викторианской эпохи.

Но скандал не утихает. Возмущается публика, негодуют парламентарии, подключились члены Кабинета министров, в том числе и Тереза Мэй – все требуют пересмотра решения.

Главный аргумент для остановки часов на время ремонта – защита слуха рабочих, задействованных на реконструкции башни. Сила одного удара колокола – 118 децибел: примерно такой же силы звук издает самолет при взлете. Здоровье строителей, находящихся на объекте по восемь часов ежедневно, иначе окажется в опасности. Тут никакие заглушки в уши не помогут.

К дискуссии подключились и специалисты. Так, Мелвин Ли, который в течение 30 лет работал одним из смотрителей Биг-Бена, тоже назвал решение “абсурдным”. На его взгляд, потребуются всего лишь две недели, чтобы полностью разобрать, почистить механизм и поставить его на место.  Что касается правил безопасности для строителей, то, по его мнению, тем, кто будет находиться в непосредственной близости от курантов, вполне достаточно надевать защитные наушники. А для слуха работающих в остальных помещениях башни звон не представляет никакой опасности.

Еще один эксперт Родни Перри вел реконструкцию часовой башни в 80-е годы. Сам ремонт длился два года, но звон колоколов отключали лишь на короткое время чистки механизма. И проблем с техникой безопасности не было. Так что и он возмущен решением заглушить Биг-Бен на четыре года.

Есть еще предложения запускать часы, скажем, после пяти вечера и по выходным. Но, опять же по заключению профессионалов, такое решение обойдется казне в копеечку, поскольку значительно усложнит технологический процесс.

Полезные новшества

В этот раз реконструируется вся часовая башня: решено даже установить лифт. Правда, не на всю высоту – исключительно для эвакуации туристов, которым становится невмоготу после подъема на 334 ступеньки по узкой винтовой лестнице.

Очень нужное дело, помню свой опыт: как всегда, бодро рванула вверх… Выдохлась, даже не добравшись до середины. Почему не установили лифт при постройке, ведь их уже изобрели? «Да, лифты существовали, но все-таки были большой редкостью», – объяснил мне гид. Впрочем, отдать концы в помещении башни даже “почетно”: в соответствии со старым законом любой человек при таком исходе удостаивается государственных похорон. Такого, правда, еще не случалось, а вот возможностью сделать предложение руки и сердца в стенах башни пользуются все больше людей – говорят, хорошая примета…

Но это мы отвлеклись от сегодняшних споров, а пока будем следить за развитием событий. Звонить колоколу или не звонить? Дебаты возобновятся в сентябре, когда все парламентарии вернутся из отпусков.

Рождение Большого Бена

Сами часы на башне св. Стивена (так она называлась в то время) Вестминстерского дворца были запущены в мае 1859 года. Колокол начал бить через полтора месяца. Когда в 1834 году в рамках реконструкции Вестминстерского дворца от правительства поступил заказ на изготовление «короля всех часов, самых больших часов в мире, которые можно будет видеть и слышать в сердце Лондона», мало кто из часовых мастеров верил, что можно изготовить часовой механизм, способный точно показывать время в условиях открытого пространства. Впридачу королевский астроном требовал, чтобы точность хода была в пределах одной секунды и ежечасно сверялась с Гринвичской обсерваторией.

В ходе всех споров и разногласий революционное решение родилось совсем не у часовщиков. Увлекавшийся часовыми механизмами на досуге юрист Эдмунд Денисон предложил защитить часы от влияния погодных условий, отделив движение маятника от работы часовых стрелок. Это изобретение и лежит в основе точной работы главных часов Британии. Но техника есть техника,  и, как любой часовой механизм, даже эти “королевские” часы иногда спешат или отстают. Правда, погрешность всего-то полторы-две секунды, и корректируется она до сих пор так же, как и много-много лет назад: на маятник кладут старый английский пенс, и монета ускоряет его движение на две с половиной секунды в сутки.

Дискуссии во время реконструкции часовой башни и сооружения часов не прекратились и когда пришло время устанавливать колокол. Во время испытаний на прочность он основательно треснул – пришлось переливать его заново. Дальше – больше:  в течение первых же месяцев эксплуатации нового колокола он тоже дал трещину, но уже не такую значительную, ее можно было починить. С тех пор и слышим мы при наступлении каждого часа сначала перезвон четырех маленьких колоколов, исполняющих мелодию по мотивам знаменитой оратории «Мессия» Генделя: «Сквозь этот час Господь хранит меня, и сила его не даст никому оступиться…», а затем вступает сам 13,5-тонный Большой Бен. Его первый удар точно совпадает с первой секундой начала часа. Бонн… Бонн…

Почему колокол назвали Биг-Беном? Есть версия, что – в честь сэра Бенджамина Холла, руководителя строительных работ и человека внушительных размеров… Но точно никто не может ответить на этот вопрос. Биг-Бен – одна из многих английских загадок без ответа.

Остановки не по требованию

За свою долгую жизнь часы останавливались всего лишь несколько раз: последний раз в 2007-м на шесть недель для технического обслуживания  (тогда впервые за 150 лет заменили подшипники в основном механизме и ударный молот Большого Бена).

Случались и непредвиденные остановки: раз – из-за обильного снега; однажды строители оставили банки с красками в неудачном месте; как-то часы замедлились, когда стая скворцов оккупировала минутную стрелку. Во время Первой мировой войны колоколы замолчали и освещение было выключено, чтобы не привлекать немецкие бомбардировщики “Цеппелины”. Во время Второй мировой войны такой необходимости не было: бомбардировщики летали достаточно высоко, чтобы бой курантов не был слышен. Освещение, конечно, отключали. Всю войну BBC продолжала передавать по радио звон Биг-Бена для солдат, находящихся за пределами страны.

Подготовила Надежда Кидд

Фото: 123rf.com

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.