Ольга Романофф: “Босая и дикая”

Ольга Романофф: “Босая и дикая”

Родная внучка Великой Княгини Ксении Александровны Романовой – сестры Николая II, княгиня Ольга Романофф (как она сама предпочитает себя называть) – удивительно интересный собеседник. Нетерпеливой, резкой и остроумной манерой общения она вызывает в памяти образ героини бесподобной Мэгги Смит из сериала “Аббатство Даунтон” – вдовствующей графини, которая за словом в карман не полезет.

Она откровенно морщится, когда в лобби лондонского The Goring Hotel, в котором проходит интервью, не оказывается домашнего печенья к чаю, и игнорирует жалкие McVities, которыми ее пытается задобрить пристыженная официантка. При этом Ольга охотно иронизирует над собой и непростыми буднями потомка Романовых в современном мире, которому недостает “класса”. Русскоговорящее сообщество знает Ольгу Романову в лицо, ведь она ежегодный патрон Русского бала, который в этом году пройдет в Лондоне уже в пятый раз. Недавно княгиня выпустила книгу, которая, если верить отзывам критиков и аннотации, обещает стать бестселлером.

book-cover Ваша книга “Княгиня Ольга: босая и дикая Романова” (Princess Olga: A Wild and Barefoot Romanov) поступила в продажу в октябре. Что скрывается за столь провокационным названием? И какова история ее создания?

 Книга рассказывает о моей необычной жизни: как меня воспитывали в Кенте моя англо-шведско-шотландская мама и мой русский папа. Я никогда не ходила в школу: у меня были няни, гувернантки и репетиторы. Босая, я сбегала от них через окошко детской и убегала играть с фермерскими детьми.

Я хотела сесть за книгу несколько лет подряд, но мои знакомые отговаривали меня. Потом я встретила Шарлотту Эллис, которая занимается пиар-поддержкой Русского бала, и она сказала мне: “Вы должны написать эту книгу, я буду вашим литературным агентом”. У Шарлотты большой опыт в издательском бизнесе, и на все у нас ушло шесть месяцев.

 Мы беседуем с вами на английском. Вы никогда не жалели, что не говорите по-русски? Как так получилось?

 Мой отец никогда не говорил со мной по-русски. Почему – об этом знал только он. Я жалею, что так и не освоила этот язык. Ведь так я бы смогла найти хорошую работу. Папа остался без гроша; у моей матери было много денег, но они с годами растворились в воздухе, ведь нам нужно было поддерживать дом. Но моя книга не об этом: это история счастливого детства с вкраплениями из русской истории и прекрасными фотографиями из коллекции моего отца. О том, как мы выживали, пойдет речь уже в следующей книге.

portrait2

Photo by James Scrymgeour

 Что вдохновило вас на создание “Босой и дикой Романовой”? Уж не мемуары ли знаменитого дедушки Великого Князя Александра Михайловича (Сандро) Романова?

 Мне не разрешали читать эти мемуары. Я смогла взять книгу в руки только когда умерла моя мать. Ведь в ней говорилось о его любовнице, а мама всегда пыталась представить наше прошлое в розовом свете. Позже я выяснила, что у моей бабушки Ксении тоже был любовник, но к тому моменту мне уже исполнилось сорок.

Кстати, до меня дошла шумиха по поводу фильма “Матильда”. Все знают, что Николай II встречался с ней еще до женитьбы. Я подозреваю, что эту историю так раздули из-за того, что вся царская семья была канонизирована, а у святых не бывает даже старых грешков.

 Есть ли что-то, что до сих пор отличает особ царской крови, аристократов, от обычных людей?

 На сегодня мы – Романовы – ничем не отличаемся от простых смертных. Мы одинаково бедны. Разница в том, что я не владею преимуществом среднего человека: я не получила профессии и не встала на карьерный путь. Обычные люди учатся в школах, поступают в университеты, могут быстро печатать, владеют языками! Моей династии – сотни лет, но это не решает вопрос с оплатой счетов!

portrait

Я смогла отремонтировать наш семейный особняк Provender House в Кенте, но для этого пришлось продать множество вещей, которые были привезены из России: письма, дневники и так далее. Впрочем, еще одно крыло так и не готово. Когда мне удастся его обновить, я смогу открыть пансион для людей, которые будут платить за привилегию общаться со мной.

Также я регулярно организую туры по дому: в такие дни он открыт для всех желающих.

 Остался ли у вас какой-то артефакт, который связан с историей России и вам особенно дорог?

 У меня не сохранилось драгоценностей, потому что родители все распродали еще в 70-х. Но я сохранила гравировальную ручку с алмазным наконечником, которой мой дедушка записал дату и время рождения моего отца на окне Зимнего дворца.

portrait4

Младенец Ольга с родителями – князем Андреем Александровичем и его женой Надин Макдугалл

 Если говорить об интересных исторических фактах в вашей книге, не могли бы вы поделиться одним “для затравки”?

 Мой отец обожал Распутина и был очень зол, что его сводный брат пытался его убить. Папа всегда говорил, что Распутин был абсолютно адекватным человеком и обладал тем, что сейчас называют “рейки” – даром исцелять с помощью касания ладонями. В действительности пирожные не были отравлены. Дмитрий и Феликс так и не могли понять, почему он внезапно ожил, хотя они оба были ужасными стрелками, и ни один из выстрелов не был смертельным. Феликс учился в Оксфорде, любил расхаживать в женской одежде и у него был дружок оттуда, который работал в MI6, вот он-то и убил Распутина. Все, в чем был повинен Распутин, – так это в том, что он хотел провернуть сделку между русскими и немцами, которая позволила бы России не участвовать в войне. Без участия британцев.

 Случалось ли вам бывать на родине своих предков?

 Впервые я приехала в Россию в 1998 году на похороны Николая II и членов его семьи в Петропавловской крепости. Все 56 Романовых собрались из разных уголков мира: мы сели в роскошные экипажи с эскортами и нам было разрешено ехать на красный. К нам присоединился Борис Ельцин с женой и дочерью. Я обожаю Петербург, мне очень комфортно в этом городе, и отец мне много рассказывал о нем. Москва тоже очень красива, но мне в ней неуютно: слишком много дорогих машин и богатых людей.

portrait3

Photo by James Scrymgeour

 С тех пор вы часто общались с другими потомками царского рода?

 Все мы, Романовы, тесно дружим. У нас есть специальный мессенджер, в котором мы общаемся и желаем друг другу доброго утра и спокойной ночи. Нас разбросало по свету, поэтому видимся мы редко – чаще всего на похоронах. Последний раз я видела родственников на презентации моей книги. Это куда более приятный повод для встречи, не правда ли?

Беседовала Ксения Дьякова-Тиноку

Автобиография Ольги Романофф продается на сайте издательства Shepheard-Walwyn, а также в магазинах Waterstones и Amazon.

Верхнее фото и обложка – Егор Песков

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.