Почему демократия умирает в темноте

Почему демократия умирает в темноте

События в Зимбабве еще раз показали миру, какую невероятную изворотливость проявляют диктаторы, боящиеся потерять власть

Судья Кит против

Не вполне понятно, кто именно придумал фразу: «Демократия умирает в темноте», часто теперь цитируемую. Одни приписывают ее знаменитому американскому журналисту Бобу Вудворту, который вместе со своим товарищем и коллегой Карлом Бернстайном расследовал дело «Уотергейт», приведшее к отставке президента Ричарда Никсона. Но сам Вудворт от авторства отказывается, заявляя, что оно принадлежит судье Апелляционного суда США Дэмону Дж. Киту, постановившему, что власти не имеют права затыкать рот человеку без соответствующего решения суда. Другие уверены, что впервые ее использовал основатель и владелец Amazon, миллиардер Джордж Безос.

Ее не любят повторять современные автократы и диктаторы. Например, президент Зимбабве Роберт Мугабе, который удерживает этот пост уже целых 37 лет. Методы удержания власти такими личностями хорошо известны: деспотия, жестокое подавление любых проявлений свободомыслия и попыток проведения справедливых демократических выборов, физические расправы над политическими противниками. В арсенале зимбабвийского президента все они были широко представлены. Да еще помножены на исключительную личную хитрость и политическую изворотливость. Словом, чтобы оставаться хозяином президентского дворца, все способы хороши.

Процветающая колония

В конце XIX века территория современного Зимбабве была колонизирована Британской южноафриканской компанией (BSAC). Огромную роль в этом сыграл известный английский промышленник и предприниматель Сесиль Родс, в честь которого ее назвали Южной Родезией. Ее население главным образом составляли темнокожие из племен шона и нбеле. С этого времени сюда стали активно съезжаться и белые поселенцы, занимавшиеся в основном сельским хозяйством. После того, как в 1923 году BSAC перестала управлять Южной Родезией, но ее преимущественно белое население отказалось присоединиться к Южноафриканскому Союзу, страна стала самоуправляемой колонией Британии.

В дальнейшем богатая полезными ископаемыми и плодородными землями Южная Родезия, управляемая белым меньшинством, многократно пыталась добиться полной независимости, однако Лондон требовал, чтобы сначала власть в стране перешла в руки черного большинства. В 1979 году было решено временно передать власть в стране британскому губернатору лорду Соумсу (мужу дочери Уинстона Черчилля – Мэри), который добился разоружения группировок темнокожих партизан, наносивших удары с территорий соседних государств. Всеобщие выборы 1980 года выиграл Роберт Мугабе, возглавлявший радикальное крыло партии ЗАНУ, состоящей в большинстве своем из представителей племени шона.

Первые годы правления Мугабе были относительно успешными. В стране проводили либеральные реформы, экономика, базировавшаяся на твердом фундаменте, доставшемся в наследство от режима белого меньшинства, шла в рост. Но уже на этом этапе Мугабе проявил готовность к безжалостным расправам со своими политическими противниками. После того, как в 1982 году был обнаружен склад оружия, принадлежавший вооруженному крылу партии ЗАНУ, президент отправил отборные армейские части, состоявшие в основном из шона, на разгром партизанских отрядов этого движения. Операция, в ходе которой было совершено множество ужасных преступлений, унесла жизни более 20 тысяч мирных жителей.

А воз и ныне во дворце

Две недели назад он отправил в отставку и выслал из страны вице-президента Эммерсона Мнангагва по кличке «крокодил». Последние полвека этот человек был правой рукой Мугабе, ведал у него вопросами безопасности и наверняка в курсе многих темных делишек своего босса. Причина не в том, что «крокодил» чем-то провинился, а в том, что 93-летнему Мугабе срочно понадобилось вице-президентское кресло, в которое он собирался усадить свою 52-летнюю жену Грейс. Ту самую, которая, занимая скромное место лидера женской лиги правящей партии ЗАНУ-ПФ, известна Зимбабве своими экстравагантными туалетами, коррумпированностью и страстью к насилию над подчиненными.

Но тут вмешалась армия, которой явно надоел хитроумный старик-диктатор. Генералы не стали устраивать государственный переворот, а поместили Мугабе под домашний арест и добиваются, чтобы он сам изъявил желание уйти на покой. Начальник генштаба заверил зимбабвийцев, что у армейского командования нет намерения брать на себя управление страной. «Мы ожидаем, что ситуация нормализуется», – заявил он. Забавная фраза, не правда ли? Что понимает генерал под «нормализацией ситуации»? Почему он не говорит, что армия взяла власть, чтобы выбросить старика из дворца и сделать президентом изгнанного им его недавнего заместителя?

Тому есть конкретное объяснение. Перевороты, которые были так популярны в африканских странах во второй половине ХХ века, вышли из моды. Потому что международное сообщество отказывается признавать режимы, получившие власть недемократическим путем. Им не дают кредиты, отсрочки по выплате долгов, не предлагают гуманитарную помощь. С ними не дружат и держат их в положении изгоев. Об этом знают не только генералы, наводнившие столицу Хараре солдатскими патрулями, танками и бронемашинами. Знает и Мугабе, который каждый день обещает, а потом отказывается выполнять. Вот, обещал сложить полномочия еще в прошлую пятницу. И что? И ничего! А воз и ныне во дворце.

Его же собственная партия приняла решение о смещении его с поста председателя и обратилась к парламенту с требованием отстранить президента от власти. В субботу и воскресенье по всей стране прошли многотысячные демонстрации, требующие немедленной отставки президента. Но уже в воскресенье Мугабе перепугал зрителей, вдруг появившись на домашних экранах зимбабвийцев. Стоя в окружении генералов, он как ни в чем не бывало заявил, что армия поступила правильно, захватив власть и взяв его под домашний арест. В конце своего обращения к народу Мугабе сообщил, что собирается председательствовать на съезде ЗАНУ-ПФ, который состоится через несколько недель.

Знакомый южноафриканский журналист, внимательно следящий за событиями в Зимбабве, сказал мне по телефону, что, по его мнению, Мугабе дал слово уйти, но потом передумал. «Это как раз в его стиле, – засмеялся мой знакомый, – ты же знаешь, он всегда говорит одно, а делает другое. Но на этот раз ему вряд ли удастся соскользнуть. Против него и народ, и истеблишмент, и армия».

 

Фото: wikimedia.org

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.