Opal

Ксения Собчак – evolution, not revolution

Ксения Собчак – evolution, not revolution
-Асхат Бардынов

Неделю назад Ксения Собчак приехала в Великобританию, чтобы выступить на дискуссионной площадке «Открытой России» в Лондоне и встретиться с гостями Oxford Russian Club в Оксфорде.  Журналист, в прошлом светская львица, а ныне – кандидат в президенты России под лозунгом «Собчак против всех» она не теряет ни секунды времени. За время интервью Ксения успела пообедать, сделать прическу и мейк-ап, решить все неотложные вопросы и подобрать наряд для выступления. Она уверена – только активная позиция способна изменить Россию и привести к власти новые политические силы, «свежую кровь», которая принесет позитивные изменения и прекратит многолетний «политический застой». Несменяемость власти и одни и те же политики на каждых выборах кажутся Ксении одной из главных проблем, которые она и решила изменить своим выдвижением.

– Всего лет 15 назад многие в России радовались краху коммунизма, а главным хитом была «Голубая луна». Сегодня представления о плохом и хорошем кардинально изменились: переосмысливается роль Ленина и Сталина, укрепляются «скрепы». Такое крутое пике – уже не в первый раз в истории России. Как создать ситуацию, при которой у людей будут четкие, неизменные ценности?

– Я считаю, что все люди разные, имеют разные мнения и ценности, и это не зависит от поколения. Я лично знакома со многими 45-летними людьми, которые ходят на митинги и хотят многое изменить в стране. Другое дело, что у людей, которые застали период так называемой разрухи, но успели состояться, остался лютый страх перед лихими 90-ми, которыми нас продолжают все время пугать. Нам говорят, что система, которая есть сейчас, не идеальна, но если все разрушить, то вернутся 90-е, и вы вообще все потеряете. Конечно, когда у тебя есть работа, сбережения и ты можешь летать на отдых в условный Египет, то тебе совершенно не хочется, чтобы жизнь развернулась в неизвестную и, вероятно, худшую сторону.

Photo by Ylia Tsezar, www.ytzphoto.com

– Как убедить людей быть активными, прийти на выборы, интересоваться политикой?

– Сама сложившаяся ситуация и экономика подталкивают людей задумываться и верить в возможные изменения. Нет иных механизмов, кроме экономических, чтобы изменить точку зрения. Сейчас люди начинают жить беднее и беднее.

– В одном из недавних интервью вы назвали себя «человеком-функцией», смысл которой – объединить всех несогласных с текущей политической системой. Не боитесь ли вы, что Нечаев (Андрей Нечаев, лидер партии «Гражданская инициатива» от которой Собчак идет на выборы. – Прим. ред.) использует вас как функцию для повышения узнаваемости собственной партии?

– В политике все друг друга используют, отчасти поэтому политическая деятельность так неприятна многим. Но, несмотря на это, на вечный вопрос «почему вы?» у меня есть только один ответ: «а почему не вы?» Никто не хочет в это ввязываться, потому что политика сейчас – немодное занятие, хотя на самом деле нет никаких других рычагов влияния, кроме как через политику. В этом смысле Нечаев может меня использовать, администрация президента может меня использовать – от этого никто не застрахован. Но я вижу свое будущее именно с партией «Гражданская инициатива», и мы, конечно же, будем идти дальше. Я в этом смысле пришла всерьез и надолго.

– Какие задачи вы сейчас ставите перед собой?

– Я хочу, чтобы люди пришли на выборы, объединились. Я не очень доверяю опросам общественного мнения, поэтому понять истинный расклад сил на данный момент нельзя. Но я понимаю, что если за нас проголосует большой процент избирателей, то мы сможем изменить ситуацию. Я много раз говорила и скажу еще раз: истории известно много примеров так называемых «переворачивающихся выборов», когда у фаворита гонки зашкаливает рейтинг, а потом все меняется. Главная проблема сейчас в том, что люди не верят, что от их голоса что-то зависит. Моя задача их переубедить.

Photo by Асхат Бардынов

– Расскажите о своей команде. Антон Красовский, Игорь Малашенко, Дуня Смирнова, Елена Лукьянова. Кто еще?

– Виталий Шкляров, который работал на избирательную кампанию Берни Сандерса в Америке. Он занимается софтом. Именно Шкляров на выборах муниципальных депутатов в Москве создал электронную систему виртуального сбора подписей. Она очень поможет и нам, когда придет время физического сбора  подписей. Ведь мы очень ограниченны во времени – по закону, у кандидата после регистрации в ЦИК есть всего 4 недели, чтобы собрать подписные листы. Собственно, сейчас вся кампания сосредоточена вокруг этого жаркого момента. Здорово, что ты уже знаешь, к кому идти и кто твоя активная аудитория, кто будет работать волонтерами, и так далее.

Также в моей команде Сергей Кальварский, который развивает Youtube-канал, и Тимур Валеев из «Открытой России», отвечающий за полевую работу. Есть еще несколько людей, но не все из них по разным причинам хотят сейчас «светиться».

Я хочу, чтобы это была не программа Ксении Собчак, а программа большого количества высококлассных экспертов, которые путем переговоров и обсуждений смогут договориться до основных вещей, выполнения которых мы и будем добиваться.

– У вас есть ряд очень ярких высказываний, которые нельзя назвать популярными в сегодняшней России: прекратить войну в Сирии, освободить политзаключенных, развивать равноправие женщин, похоронить Ленина и т.п. Вы осознанно строите свою кампанию на не- популистских тезисах?

– Я не популист и я хочу быть кандидатом правды. Со мной, кстати, даже мои политтехнологи спорят, но я все равно не считаю, что голоса должны завоевываться любой ценой. Мне нужна та аудитория, которая разделяет мои реальные взгляды. К сожалению, политики очень часто жертвуют своими убеждениями, чтобы не потерять тот или иной электорат. Я не хочу так действовать, потому что если мы про правду, то правда должна быть во всем. Да, наверное, какие-то люди отвернутся или не поймут. А может быть, произойдет чудо и они увидят, что есть кто-то, кто говорит то, что действительно думает.

– У вас есть план Б?

– Нет. Никто ни от чего не застрахован. Мы ж не в Лондоне живем. Но на данный момент я не вижу никаких рисков, поскольку моя позиция – искренняя. Она достаточно умеренная, и я всегда об этом говорила. Я против революций и хочу, чтобы существующая власть начала меняться через эволюционные механизмы, видя, сколько людей не поддерживает ее.

– А что муж (актер Максим Виторган)  про все это говорит?

– Это лучше, конечно, у него самого спросить. Но он, естественно, не очень рад такому повороту.

Photo by Анна Шмитько


– Хорошо. А кто Ксения Собчак по политическим убеждениям?

– Для меня важно подчеркнуть: я выступаю под девизом «против всех» и хочу, чтобы ко мне пришли не только люди, разделяющие мои политические убеждения, а люди, которых объединяет именно позиция «против всех». Мы можем в чем-то не соглашаться по отдельным моментам, и я озвучиваю свои предпочтения просто для того, что все понимали, что я за человек. Но это не значит, что вам нужно полностью принимать мои взгляды. Важно, что вас, так же, как и меня, «достали» одни и те же люди в политике. Сейчас нужно показать «системе», что мы все против нее.

С точки зрения моих личных взглядов я скорее либерал-демократ, но не в понимании Жириновского. Я считаю, что Россия может быть только социальным государством, поскольку у нас много людей живет за чертой бедности или балансирует на грани. Я за частную собственность, сильный частный бизнес и уменьшение налогов для него, сильную экономику. Я довольно правых взглядов, но, понимая специфику нашей страны, я вижу ее только социальным государством, и по-другому быть не может ближайшие лет 50, потому что мы имеем очень большой процент людей, всю жизнь существовавших в определенной системе, которых нельзя заставить измениться за один день. Их нельзя оставить без работы. Но менять систему отношения к бизнесу и поощрять тех, кто сам строит компании, необходимо, а не создавать большой государственный комплекс, который всех якобы кормит.

– Кто из людей, ныне работающих во власти, мог бы войти в вашу команду?

– Мне нравятся Оксана Дмитриева, Герман Греф, Алексей Кудрин, Эльвира Набиуллина.


– А с кем вы бы никогда не объединились?

– Наверное, с Зюгановым. Мне кажется, что его партия превратилась в абсолютный конгломерат постмодернистских пелевинских вещей. КПРФ в церквях со свечами – это треш, вы уже определитесь и либо крест снимите, либо трусы наденьте, как говорится. Это апофеоз лицемерия.

Photo by Ylia Tsezar, www.ytzphoto.com

– Что вы ждете от аудитории в Великобритании?

– Во-первых, здесь тоже можно голосовать. Во-вторых, у нас есть краудфандинговая платформа по сбору средств. И самая большая помощь – это публично присоединиться к кампании, потому что многие люди готовы, конечно, давать деньги, но не готовы, чтобы их имя называли в печати.

– Своих денег много вложили?

– Да. Я вложила собственные накопления; плюс сейчас, пока это позволяет закон, я провожу кампанию в своем “Инстаграме”, где делаю скидки тем бизнесам, которые размещают у меня рекламу с хештегом «требуем перемен».

– Представьте, что вы реально станете президентом. Больше же никаких вечеринок и корпоративов!

– У меня уже давно нет никаких вечеринок. Остались корпоративы, которые являются частью моей работы. Но это, надо сказать, не работа моей мечты. Общественное мнение запаздывает за моей реальной жизнью на несколько лет. И журналистику, и общественную деятельность, которыми я серьезно начала заниматься еще с 2011 года, начали замечать тоже совсем недавно.

– Не обидно, что до сих пор вас помнят как блондинку и ведущую «Дома 2»?

– Это плата за успех. Конечно, мне обидно, но если бы не это, у меня не было бы народной славы. Это то, что сейчас дает мне возможность постучаться в каждый дом. Есть прекрасные журналисты, Кашин, например, но его знаем ты, я и еще три тысячи читателей “Фейсбука”. «Дом 2» дал мне огромный ресурс, но у каждого ресурса своя цена. Часть людей до конца жизни будет мне это припоминать, но надо понимать, что это было 15 лет назад. У меня богатая биография. Но мне кажется, что у наших депутатов Госдумы биография страшнее, уж лучше бы они в «Доме 2» сидели, меньше вреда было бы.

– И о приятном. Ваши любимые места в Лондоне?

– Я очень люблю Лондон. Мне здесь хорошо. Люблю суши-ресторан Zuma, но туда очень сложно в последнее время попасть. Обожаю Гайд-парк и у меня есть традиция делать там пробежки. Люблю сосисочную на берегу Серпентайна, где кругом уточки: сначала надо сжечь калории, а потом съесть хот-дог с кофе. Мне нравится гулять по Mayfair и еще выезжать за город. Но я никогда ничего не успеваю, потому что здесь живет очень много людей, с которыми каждый раз нужно встретиться. Мечтаю спокойно вырваться в Лондон хотя бы на недельку.


– Будущее. 2024 год. Выборы в России. Кто будет баллотироваться?

– Мне бы хотелось, чтобы это был прекрасный и сложный выбор между, например, такими кандидатами: Ксения Собчак, Алексей Навальный, Евгений Ройзман и Алексей Кудрин. Еще, кстати, можно добавить Медведева. Но при таком наборе точно будет второй тур. И чтобы все между собой реально боролись, образовали коалиции, соревновались и соперничали. Вот такая мечта.

Беседовала Елена Майорова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply