Русское присутствие в Британии

Русское присутствие в Британии
-wikimedia.org

Наши адреса: от Ленина до Бродского, от Павловой до Астафьевой – где в Лондоне искать мемориальные таблички с именами соотечественников 

Белым по синему: русские имена на стенах английских домов

В конце сентября этого года на белый особняк с черной дверью по адресу 27 Victoria Road в Кенсингтоне повесили табличку с именем Рудольфа Нуриева. Гений танца, так отчаянно ворвавшийся на сцены европейских театров, часто и подолгу жил в Лондоне в доме друзей – критиков Мод и Найджел Гослинг. Книги, пластинки и личные вещи Нуриева в квартире на первом этаже терпеливо дожидались гастролирующего владельца: хозяева держали эти комнаты свободными специально для него.

Сегодня Виктория-роуд считается одной из самых дорогих улиц в стране. Заинтересованные покупатели готовы платить за непосредственную близость к Кенсингтонскому дворцу и Гайд-парку, а также за проверенных соседей. В разное время недалеко отсюда жили поэт Т.С. Элиот и писатель Теккерей, художник Милле и политик сэр Уинстон Черчилль. Узнать об именитых жильцах этого и других районов Лондона можно, просто присмотревшись во время прогулки к табличкам на фасадах зданий.

О ком помнит Англия

Мемориальные таблички на стенах английских домов рассчитаны на беглый взгляд, а потому обычно немногословны: имя, род деятельности, даты жизни – вот, пожалуй, и все, что можно почерпнуть из надписи. Самые знакомые из них – круглые синие знаки – курируются сегодня «Английским наследием» (English Heritage), государственной Комиссией по историческим зданиям и памятникам. Этой традиции уже 150 лет, и число отмеченных мест верно приближается к тысяче. Предложить новое имя может кто угодно. Помимо исторической значимости, важным критерием является прочная связь кандидата с лондонским зданием. Все-таки «Английское наследие» – это в первую очередь архитектура, пусть и через призму человеческих судеб.

Рудольф Нуриев останавливался в Лондоне у друзей на 27 Victoria Road Kensington.  Фото: wikimedia.org

Рудольф Нуриев стал одним из девяти известных личностей, получивших синее английское «спасибо» в этом году. Его длительное сотрудничество с Королевским балетом и легендарный дуэт с примой Марго Фонтейн не остались незамеченными.

Из Мариинского – в Лондон

Идея отмечать место памятным знаком настолько понравилась британцам, что похожие программы под контролем городских советов и местных организаций появились как в Лондоне, так и в других регионах страны. Форму и классический синий цвет табличек сохранили не все, да и правила отбора кандидатов у последователей обычно не столь строгие. Тем не менее сам факт того, что в доме жила знаменитость, не только придает зданию историческую ценность, но и превращается в дополнительное достоинство на рынке недвижимости.

Балерина Анна Павлова почти 20 лет прожила в Хэмпстеде. Фото: wikimedia.org

Так, особняк Ivy House в безмятежном Хэмпстеде неразрывно связан с именем Анны Павловой. Русская «лебедь» жила в доме с колоннами почти два десятилетия: просторный холл стал балетной студией, а в пруду поселились любимые белые птицы балерины. Когда несколько лет назад особняк был выставлен на продажу, риелторы не раз упомянули Павлову в рекламных материалах. Памятная доска от общества Hendon Corporation на стене дома стала при этом своеобразным знаком качества.

Интересно, что «Английское наследие» не только не критикует другие исторические программы, но даже консультирует их по вопросам дизайна и установки табличек. И если на здании уже есть знак, то дублировать, а тем более убирать его по своей инициативе Комиссия не будет. Кандидатов хватает на всех. К счастью, Лондон всегда притягивал талантливых личностей, в том числе из России.

Там же, в Хэмпстеде, на стене увитого плющом дома можно увидеть имя еще одной птицы русского балета – «Жар-птицы» Тамары Карсавиной. После окончания Мариинки и успешных гастролей одаренная балерина получила приглашения в театры по всему миру, но выбрала Англию – по своему признанию, из-за любви к Диккенсу. После завершения контракта она не раз возвращалась сюда, пока окончательно не переехала в Лондон вслед за мужем-дипломатом.

Над развитием классического балета на британской сцене вдохновенно работала еще одна выпускница Мариинского театра – Серафима Астафьева. Обладательница экзотической внешности, она исполняла главные роли в дягилевских «Клеопатре» и «Шахерезаде», а переехав в Англию, прославилась как балетный педагог. По иронии судьбы, в школе Астафьевой в Челси, где когда-то занимались хрупкие танцовщицы, сегодня – известная пиццерия. Вход в нее, как и сто лет назад, причудливо украшен кариатидами и триумфальной квадригой, но о балетных днях напоминают лишь фотографии на стенах да синяя табличка на фасаде здания.

По следам русской революции

Желание приоткрыть страницы прошлого не всегда вызывает однозначную реакцию. Когда в 2012 году «Английское наследие» отвергло предложение о памятном знаке В.И.Ленину на доме 36 Tavistock Place в Блумсбери, объяснив решение недостаточно долгим пребыванием кандидата по этому адресу, местная ассоциация жильцов Marchmont Association установила табличку своими силами. В районную газету тут же посыпались возмущенные письма, однако позиция Ассоциации жильцов не изменилась: «Это часть истории района, которую надо сохранять», ведь революционер даже указал этот адрес при получении читательского билета в Британской библиотеке.

Кстати, это не первая табличка Ленину в столице: деятельный вождь пролетариата не раз приезжал в Лондон. Две мемориальные доски, установленные Советом Лондонского графства (LCC) в районе Кларкенуэлл в середине прошлого века, исчезли после сноса аутентичных зданий. Одну из них, по слухам, отправили в Москву, вторую же повесили опять – на новый дом по адресу 16 Percy Circus. Как утверждает пресс-служба «Английского наследия», они готовы еще раз обсудить кандидатуру Ленина, если в городе найдется уцелевшее строение, связанное с его именем – новострой Комиссия не рассматривает.

Почти за полвека до того, как Ленин начал выпускать в Лондоне газету «Искра», другой русский революционер – Александр Герцен – учредил здесь Вольную русскую типографию для печати небезызвестного «Колокола». Об этом факте прохожим сообщает табличка на кирпичном здании недалеко от вокзала Кингс-Кросс. Именем Герцена подписан и белоснежный особняк Orsett House вблизи Паддингтона – кажется, самое известное пристанище отца русского социализма: за время проживания в Лондоне он сменил более десятка адресов.

Лояльная к диссидентам Англия укрыла от преследования еще одного революционера из России – Петра Кропоткина. Долгие 30 лет эмиграции, которые сам он в шутку называл «британской ссылкой», географ и анархист провел достаточно активно: публикуя научные статьи и путешествуя по стране с докладами. После Февральской революции он вернулся на родину. А еще через 70 лет на стене скромного дома в Бромли появился мемориальный знак – напоминание о пребывании Кропоткина в Великобритании.

На 152 Kings Road в доме The Pheasantry находилась школа Серафимы Астафьевой. Фото: wikipedia.org

Литературные гости

Следы российской интеллигенции можно отыскать и вдали от Лондона. Так, круглая табличка в прибрежном Борнмуте напоминает, что здесь находилось издательство «Свободное слово», где печатал книги Льва Толстого его единомышленник Владимир Чертков. А изящный курсив памятного знака в городе Вентнор на острове Уайт сообщает, что в коттедже, который ранее стоял на этом месте, Иван Тургенев начал свой знаменитый роман «Отцы и дети».

Ну а в лондонском Хэмпстеде есть место для еще одной синей таблички со знакомой фамилией: здесь не раз останавливался влюбленный в Англию Иосиф Бродский. Пока дом украшает временный знак, установленный по инициативе «Фонда русских поэтов», но возможно, что «Английское наследие» включит имя поэта в свои списки. По правилам Комиссии, для этого со дня смерти претендента должно пройти как минимум 20 лет. В случае Бродского они истекли в прошлом году.

 

Подготовила Наталия Лазарева

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации