Наваждение Ахматовой: Амадео Модильяни

Наваждение Ахматовой: Амадео Модильяни
Амедео Модильяни. Анна Ахматова, 1911 Этот портрет Анна хранила всю жизньcommons.wikimedia.org

Рисунок с изображением Анны Ахматовой представлен в числе работ ретроспективной выставки А.Модильяни в Tate Modern.

Анна Ахматова (1889-1966). Русская поэтесса, переводчица и литературовед. Номинант на Нобелев­скую премию по литературе. Фото ТАСС/ВАРП

Рядом с метровыми знаменитыми «ню» эту работу можно и не заметить. С маленького рисунка в одном из залов огромной экспозиции смотрит на зрителя горделивая красавица с лебединой шеей. Ее взгляд загадочен, спина – пряма, на голове – египетский головной убор. Комментарий куратора цитирует слова самой Ахматовой: «В это время Модильяни бредил Египтом. Он водил меня в Лувр смотреть египетский отдел, уверял, что все остальное… недостойно внимания. Рисовал мою голову в убранстве египетских цариц и танцовщиц…». Шел 1911 год – Ахматова сбежала в Париж от своего мужа Николая Гумилева. Ей было 22 года. Она писала стихи и кружила голову Модильяни.

«Вы во мне как наваждение» – неслось в Россию из Парижа признание Анне Ахматовой зимой 1910 года. Строки эти принадлежали молодому бедному итальянскому еврею Амадео Модильяни. Горячими словами малоизвестный художник из крошечной мастерской на Монпарнасе согревал 20-летнюю начинающую поэтессу, пока она мерзла в российской зимней стуже одна – ее молодой муж, поэт Николай Гумилев, уехал в очередную экспедицию в Африку, пообещав вернуться к весне. «Соломенная вдова» Анна в ответ на пылкие послания писала в Париж стихи, Модильяни языка не понимал, но был зачарован русской колдуньей с первой встречи, что состоялась ранее, в мае. Тогда статная стройная Анна заприметила яркого красавца в парижском кафе. Он просил написать ее портрет, рассерженный Гумилев торопил жену «уйти из этого сарая», а она обещала вернуться и дать художнику свой адрес,…

Николай Гумилев (1886-1921) Русский поэт, прозаик, переводчик, литературный критик, путешественник. Фото: commons.wikimedia.org

«Любить не люблю, но замуж выйду», – сказала настойчивому ухажеру Анна, когда Гумилев позвал ее под венец в третий раз. Он любил гимназистку Горенко еще с 1904 года и даже чуть не покончил из-за упрямой красавицы жизнь самоубийством. Пара быстро и тихо обвенчалась в Киеве, а в свадебное путешествие Николай позвал Анну в Париж. В столице, кроме туристического набора Нотр-Дама, Ситэ, Лувра и Елисейских полей, он показывает ей почти сельский Монмартр и шумный Монпарнас. Сюда, в кафе «Ротонда» стекалась вся парижская, а значит и мировая богема. Потому, что в начале 20-го века творить – означало жить в Париже. Натурщицы, художники, философы, поэты, музыканты – все собирались в «Ротонде», как в светском салоне. Часто в углу можно было заметить Модильяни – смуглого, с большими горящими глазами, кажется, даже модно одетого и с неизменным синим блокнотом на коленях. В Париже Амадео существовал на деньги, что высылала ему мать: ютился в скромном жилье, делал вывески для торговых лавок и часто рисовал портреты за тарелку спагетти и бутылку вина.

“У него была голова Антиноя и глаза с золотыми искрами, он был совсем не похож ни на кого на свете», – говорила Ахматова. Она вспоминала, что в том блокноте Модильяни часто быстро рисовал портреты и тут же рвал их с ожесточением, приговаривая: “Не то, не то, опять не то”. В тот визит они встречались нечасто, но им было суждено увидеться вновь.

Анна с супругом вернулись в Россию, и понеслись им вдогонку страстные послания от Моди, как звали его поэтсса и парижская богема. Вернувшись из Африки, Гумилев прочитал стихи, которые за это время написала Ахматова, наверное, многое понял и сказал, что ей надо издавать книгу. Сам же написал следующее:

Из логова змиева,
Из города Киева,
Я взял не жену, а колдунью.

Амадео Модильяни (1884-1920). Итальянский художник и скульптор, представитель экспрессионизма. Фото: commons.wikimedia.org

Анна разругалась с мужем и, несмотря на статус замужней дамы, вернулась в Париж, сняла комнату недалеко от мастерской Модильяни. Это лето – апогей этой любовной истории, о которой, впрочем, сама Ахматова говорила мало. У художника не было денег на дорогие рестораны, они не посещали светских раутов. Под большим черным зонтом пара гуляла по Парижу и говорила о высоком. Они читали дуэтом стихи, сидя на бесплатных лавочках – на платные у Моди не было денег.

Мне с тобою пьяным весело —
Смысла нет в твоих рассказах.
Осень ранняя развесила
Флаги желтые на вязах.

Опадала листва и подходил к концу их роман: последняя прогулка, последний ужин, последняя ночь. На прощание он отдал возлюбленной 16 рисунков, подписанных просто «Моди». Художник просил, чтобы она украсила ими стены своего дома в России. Но повесила она только один. Этот портрет до самой смерти находился над кроватью поэтессы и украсил обложку ее знаменитого сборника “Бег времени”. Остальные работы вроде бы во время войны были пущены солдатами на самокрутки, а вроде бы где-то неожиданно всплыли много лет спустя…

В России, в деревне Слепнево Ахматова ждала писем Модильяни. Но он так и не написал.

Это песня последней встречи.
Я взглянула на темный дом.
Только в спальне горели свечи
Равнодушно-желтым огнем.

Амедео Модильяни: Лежащая обнаженная (Большая ню), 1919. Фото: commons.wikimedia.org

Подготовила Елена Лео

Выставка работ Модильяни проходит в Tate Modern до 2 апреля

http://www.tate.org.uk/whats-on/tate-modern/exhibition/modigliani

Цена билета: от £15,90 (без пожертвования)

 

 

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации


This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.