Сюрреалисты в Лондоне

Сюрреалисты в Лондоне
Сальвадор Дали tate.org.uk

Пять важных художников, работы которых можно увидеть в постоянной экспозиции Tate Modern

Татьяна Власюк, арт-блогер, гид, автор проекта «Арт-прогулки по Лондону»

В лондонской галере Тейт Модерн есть небольшой зал, посвященный мировому сюрреалистическому течению, когда художники, вдохновленные идеями Фрейда о подсознании, выплескивали на холст загадочный внутренний мир чувств и образов.

 

Сальвадор Дали (1904-1989) – испанский живописец, график, скульптор, режиссер и писатель. Многочисленные детские страхи и даже фобии, например, страх перед кузнечиками, сделали его чудаковатым и эпатажным ребенком, а впоследствии и художником, чьи провокационные и порой ужасные поступки далеко не всегда стоило понимать буквально. Дали заявлял: «Сюрреализм — это я». На одной из самых известных работ «Метаморфозы Нарцисса», 1935 вы увидите интерпретацию древнегреческого мифа о прекрасном юноше Нарциссе, который любил только самого себя и разбил сердца многих девушек. Дали в тот момент увлекался изучением природы галлюцинаций и иллюзий и показывает нам Нарцисса несколько раз, как бы последовательно рассказывая эту историю. Суть метаморфозы — в превращении фигуры нарцисса в огромную каменную глыбу, а головы — в яйцо (или луковицу). Дали обыгрывает здесь испанскую поговорку «Луковица в голове проросла», которая обозначала навязчивые идеи и комплексы. Работа была показана Зигмунду Фрейду.

«Мужчина с газетой», 1928. Фото: tate.org.uk

На четырех незамысловатых картинках под названием «Мужчина с газетой», 1928 отчетливо проявляется обескураживающий стиль бельгийского художника-сюрреалиста Рене Магритта (1898-1967). Художник предпочитал неявную провокацию открытым публичным действиям и известен как автор остроумных и вместе с тем поэтически загадочных картин, на которых обычные предметы почти никогда не теряют своей предметности: не растекаются, не превращаются в собственные тени. Однако странное сочетание этих предметов напоминает ребусы и заставляет задуматься об обманчивости видимого.

«Голова каталонского крестьянина», 1925. Фото: tate.org.uk

Каталонский (испанский) художник, скульптор и график Хуан Миро (1893-1983) был близок к сюрреализму, его работы похожи на бессвязные детские рисунки и на них изображены фигуры, отдаленно похожие на реальные предметы. «Голова каталонского крестьянина», 1925 – одна из самых важных работ художника середины 1920-х годов. Долгое время считалось, что картина была создана в измененном состоянии. Этот миф был поддержан самим художником, который писал, что «в 1925 году я рисовал почти полностью из глюцинаций». Тем не менее при внимательном рассмотрении видно, что Миро наметил композицию так же тщательно, как он это делал в более ранних работах. Миро писал, что его вдохновил на эту работу вид крестьянина на охоте, одетого в узнаваемую шляпу – барретину, которая является символом каталонского национализма. Таким образом Миро ответил на преследование каталонского языка правительством Испании в тот период.

«Лазурный день», 1937. Фото: tate.org.uk

Американский художник французского происхождения Ив Танги (1900-1955) смог ухватить бессознательное ярче, чем любой другой. В 1925 Танги примкнул к движению сюрреалистов, активно участвуя во всех выставках, он создавал дадаистские коллажи и «автоматические» рисунки, стремясь выразить импульсивный поток сознания. К концу 1920-х годов нашел свою коронную тему – причудливый пейзаж-«галлюцинацию» с зыбкими пространствами моря или пустыни, заполненными фантастическими объектами. Его персонажи парили над призрачными ландшафтами и увлекали зрителя в мир грез и галлюцинаций. На переднем плане картины «Лазурный день», 1937 расположены объекты, которые с трудом поддаются рациональному объяснению.

«Знаете ли вы мою тетушку Элизу?», 1941. Фото: tate.org.uk

Леонора Каррингтон (1917-2011) — английская художница, скульптор и писательница. Дочь богатого промышленника с детства отличалась бунтарским нравом и непокорной фантазией, сбежала в Париж с Максом Эрнстом, который в тот момент уже являлся признанной фигурой мирового авангардизма и сюрреализма. Он стал ее учителем и любовником, однако этот союз привел ее к многочисленным нервным срывам. Вторую половину жизни Каррингтон прожила в Мексике, где наконец обрела признание и любовь. Рисунок «Вы знаете мою тетушку Элизу?», 1941 включает в себя один из любимых образов Каррингтон – лошадь. Фигура, одетая в человеческую одежду, с  лошадиной головой и с распятием в руке возвышается над зловещим партнером. Именно изображение лошади, как считается, открывало для Каррингтон доступ к ее тайному миру, поддерживало ее внутреннюю реальность и энергию, которая давала ей силы преодолеть иррациональность человеческого бытия. Здесь также может быть зашифровано разочарование художницы в католицизме или даже ее любовные переживания.

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.