Эффект «Брекзита»: проверено на иммигрантах

Эффект «Брекзита»: проверено на иммигрантах
//123rf.com

С момента оглашения результатов референдума о членстве Великобритании в ЕС прошло чуть больше двух лет, слово «Брекзит» в стране, кажется, теперь используют чаще, чем слово «паб», но правительство до сих пор не может выбрать между «твердым» и «мягким» выходом из Евросоюза, пытаясь одновременно получить контроль над иммиграцией и перестать считаться с решениями Европейского суда, но при этом сохранить с ЕС выгодные торговые отношения.

В Европе обоснованно отвечают, что Великобритания пытается усидеть на двух стульях, и на данный момент единственным четким заявлением является легендарное «Брекзит» – это «Брекзит». Радужные надежды на выгодные торговые договоренности испаряются так же быстро, как и «брекзитеры» из правительства, а министр международной торговли Лиам Фокс заявил, что Великобритания с вероятностью в 60% останется без договоренностей с ЕС; потом он от этих предсказаний отказался, но подчеркнул, что такой результат будет виной европейских, а не британских властей.

Британцам эта неразбериха и некомпетентность правительства, мягко говоря, осточертели, и во вторую годовщину «Брекзита» на улицы Лондона вышло около 100 тыс. человек, требующих референдума по финальным условиям выхода из Евросоюза. Даже выпущенный в июне документ, описывающий процедуру получения статуса поселенца (settled status) гражданами ЕС, породил больше вопросов, чем успокоил мигрантов. Впрочем, в правительстве уверены, что «mighty Blighty» все переживет, а новый министр по выходу из ЕС Доминик Рааб радостно заверил британцев, что поводов для беспокойства нет – адекватное снабжение страны продуктами питания и медикаментами будет обеспечено в любом случае. Про £350 млн в неделю на NHS уже никто не вспоминает; главное, чтобы лекарств хватило.

 «Англия» решила побеседовать с европейскими иммигрантами, живущими в Великобритании, и узнать, как изменилась их жизнь за последние два года и чувствуют ли они на себе влияние «Брекзита».

По данным иммиграционного доклада Государственного бюро статистики (ONS), в 2017 году в Великобритании проживало 3,8 млн иммигрантов из стран ЕС, и все они, если верить обещаниям правительства, будут иметь право получить статус поселенца и остаться жить в королевстве. Впрочем, в новостях уже не первый месяц  рассказывают о резком росте количества европейцев, которые решили получить постоянный вид на жительство (permanent residence) или даже гражданство. По данным The Guardian, в прошлом году почти 169 тыс. живущих в Великобритании европейцев оформили  постоянный вид на жительство (permanent residence), хотя в 2016 году МВД выдало европейцам лишь 65 тысяч таких документов. Такой же ажиотаж был зарегистрирован при подаче заявок на гражданство: в общей сложности 38 тыс. европейцев решили полностью огородить себя от любой «брекзит-турбулентности», заплатили положенные £1300 и начали процесс натурализации.

Красный паспорт в широких штанах

Гражданин Латвии Александр, живущий в Ливерпуле, несколько недель назад получил постоянный вид на жительство и теперь планирует подавать документы на натурализацию. «Это решение связано с тем, что я планирую через пару лет уехать в Латвию, но не хочу терять возможность вернуться в Великобританию, если экономическая ситуация в Латвии будет ухудшаться. Кроме того, британский паспорт в кармане придает чувство уверенности, где бы ты ни находился», – отмечает Александр. Впрочем, «Брекзит» не повлиял на желание молодого человека вернуться домой, влияния результатов референдума он никак не ощущает, кроме, пожалуй, ослабевшего фунта. «Сразу после референдума еще чувствовалось надменное поведение британцев, которые вдруг поверили в собственную уникальность, но как только просел фунт, корпорации начали заявлять о намерении переводить свои операцию в Европу, а с континента с новой силой хлынули граждане Румынии, британцы наконец-то начали понимать, что «старой доброй Англии» уже никогда не случится», – подытоживает свои впечатления от «Брекзита» Александр.

Еще одна гражданка Латвии, Ксения, работающая в компании по дистрибуции новозеландских вин, начала процесс получения вида на жительство еще до референдума и сейчас подает документы на натурализацию, собираясь, наряду с британским гражданством, сохранить и латвийский паспорт. «Я знаю, что “Брекзит” никак не повлияет на мою возможность жить и работать в стране, но вид на жительство и гражданство я решила сделать, потому что у меня совершенно нет доверия к статусу поселенца, который правительство обещает предоставить гражданам ЕС, и, как мне кажется, их решение может поменяться еще сто раз», – высказывает свои сомнения Ксения.

Фото: 123rf.com

Ненужный вид на жительство

169 тыс. оформленных в 2017 году карт с постояным видом на жительство – это капля в море по сравнению с 3,8 млн заявок на получение статуса поселенца, с которыми МВД придется разобраться до конца 2020 года. За 2017 год всего лишь 4,4% граждан ЕС получили вид на жительство, но и это крошечное число вызвало затор в системе рассмотрения 80-страничных анкет. Впрочем, оставшиеся 95 с лишним процентов европейцев не испугались «Брекзита», не паникуют из-за своего статуса в Великобритании и продолжают жить так, как жили до референдума.

Так, Анастасия, переехавшая в Лондон из Висагинаса, считает свой литовский паспорт куда более привлекательным документом, чем британское гражданство. «Моя мама переживает из-за того, что я не оформляю постоянный вид на жительство в Великобритании, и считает, что у меня возникнут сложности после выхода страны из ЕС, но я с ней не согласна. На правительственном сайте отмечается, что постоянный вид на жительство стоит оформлять только тем, кто хочет потом получать британский паспорт, но меня это сейчас не интересует», – объясняет свое решение Анастасия. Несмотря на размышления о возможном переезде, она считает, что в ближайшее время проще будет получить необходимую бумажку в Великобритании, чем выстраивать жизнь заново в другой стране.

Португалец Серджио, проживающий на острове уже более десяти лет, не хочет подавать документы на вид на жительство, ведь, по его мнению, статус резидента ему положен как европейцу, без заполнения каких-либо 80-страничных форм. «На худой конец, если условием моего проживания в Великобритании станет оформление вида на жительство, я этот документ сделаю, но на данный момент меня это не волнует», – отмечает Серджио. «Кроме того, я все больше склоняюсь к идее возвращения в Португалию, тем более, что экономическая ситуация в моей стране заметно улучшилась и сразу несколько друзей-португальцев вернулись домой.»

Прочь из процветающей Европы

Португалия – не единственная европейская страна, в которой экономическое положение в последние годы продолжает улучшаться. Более того, несмотря на рост португальской экономики на 2,7% в прошлом году и 2,3% в 2018 году, некоторые европейские страны показывают еще более вдохновляющие цифры. Так, по данным Европейской комиссии,  в Польше экономический рост составляет внушительные 4,3%, что только на 0,3% ниже, чем в 2017 году, а румынская экономика в этом году вырастет на 4,5% при рекордно низкой безработице в 4,9%. Даже латвийская экономика, которой пришлось особенно тяжело во время кризиса конца нулевых, продолжит показывать стабильный рост в 3,3% в этом и следующем годах.

Как на этом фоне выглядит Великобритания? Примерно как после лобового столкновения с грузовиком. Если в 2014-м британская экономика достигла своего посткризисного пика в 3,1%, то в ближайшие полтора года рост замедлится до 1,2%, да и то при условии, что Великобритания сможет сохранить существующие торговые договоренности со странами ЕС. Если же британскому правительству так и не удастся достигнуть соглашения, что становится все более вероятным сценарием, то даже 1,2% могут оказаться несбыточной мечтой при нынешних низких инвестициях в экономику страны. В такой ситуации иммигранты могут исполнить мечту консерваторов и уехать домой, но тогда именно британцы останутся один на один с этой экономикой, и как они из этой ямы будут выбираться – вопрос открытый.

Работодателям нужна стабильность

Впрочем, решение оформлять вид на жительство не всегда зависит исключительно от желания граждан ЕС: некоторые европейцы сталкиваются с тем, что работодатели активно рекомендуют им оформить постоянный вид на жительство. «В прошлом году у меня состоялся разговор с сотрудницей отдела кадров, которая настойчиво рекомендовала мне оформить вид на жительство, но тогда я ответила, что не буду поддаваться панике и хочу принять решение только после завершения «Брекзита», – отмечает гражданка Латвии Екатерина, работающая менеджером по работе с клиентами в рекламном агентстве. «В дальнейшем она продолжала спрашивать, сделала ли я этот документ, даже намекала, что компания готова помочь мне с оплатой, но я до сих пор не понимаю, почему для моего работодателя так важно, чтобы я оформила этот документ. В конце концов, я даже распечатала форму, начала ее читать и выяснила, что европейцам все равно придется подавать заявление на статус поселенца, а значит оформлять вид на жительство сейчас бессмысленно.»

«Баги» в статусе поселенца

В середине июня правительство впервые выпустило документ, в котором в общих чертах описывается процедура получения «статуса поселенца», который для европейцев заменит вид на жительство. Эта карточка будет необходима гражданам ЕС для сохранения их нынешних прав. Впрочем, даже до публичного оглашения самой схемы журналу Wired стало известно, что приложение, через которое можно будет подавать заявки на этот статус, не будет работать на айфонах, безопасность личных данных граждан ЕС пока что остается под вопросом, а с 2021 года европейцы, получившие этот статус, не смогут голосовать на муниципальных выборах. Кроме того, они смогут беспрерывно находиться за пределами Великобритании не более пяти лет, более длительный период без возвращений в страну приведет к потере статуса. В правительстве защищают эту меру, отмечая, что обладатели вида на жительство не могут покидать страну более чем на два года, если они хотят сохранить свой статус. Но до «Брекзита» европейцы могли беспрепятственно въезжать и выезжать из страны хоть на 14 дней в Испанию, хоть на шесть лет в Австралию, а потом совершенно беспрепятственно возвращаться обратно.

На первый взгляд, эти мелочи не меняют значительно положение европейцев в стране, но именно такие детали могут создать нестабильную обстановку, в которой гражданам ЕС придется постоянно оглядываться на новые решения правительства и надеяться, что они смогут жить и работать в стране без каких-либо ограничений. Все это может негативно сказаться и на британской экономике, которая давно «подсела» на европейскую рабочую силу.

По данным The Independent со ссылкой на исследование KPMG, иммигранты из стран ЕС могут составлять до 25% работников в сфере обслуживания, а значит, эта индустрия может оказаться под ударом в случае «жесткого» «Брекзита». Уже сейчас работодателям сложнее находить сотрудников на открытые вакансии. Большой процент европейцев, задействованных в сфере обслуживания, стал поводом для беспокойства многих рестораторов: по данным издания Restaurant Property, в ближайшие три года около 5,5 тыс. ресторанов могут закрыться из-за нехватки персонала. Эта проблема может затронуть как дорогие рестораны, так и дешевые кафе и закусочные.

Разрушительная сила «Брекзита»

В результате «Брекзита» гражданину Латвии Андрею, работающему менеджером в одной из крупнейших сетевых кофеен в Великобритании, стало значительно сложнее находить сотрудников на позицию бариста. «На данный момент у нас в одном лишь Лондоне открыто более 30 вакансий, но на них нам прислали только пять-шесть резюме», – вздыхает Андрей. «Раньше не было отбоя от итальянцев, а сейчас только пара человек из Румынии». На британцев, у которых иммигранты, по версии правительства, отбирают работу, он тоже не очень рассчитывает. По словам Андрея, британцы с радостью занимают должности менеджеров и другие руководящие посты (только из личного опыта он помнит 16 менеджеров-британцев), но заниматься непосредственным обслуживанием клиентов они не очень-то хотят.

Еще одной отраслью, на которой уже начали сказываться результаты референдума, стала архитектура. По данным исследования Королевского института британских архитекторов (RIBA), к марту 2018 года две трети британских архитекторов заявили, что их проекты были приостановлены из-за результатов референдума, а еще треть архитекторов обозначили, что их проекты были закрыты из-за возникшей неопределенности. Это исследование также показало, что в результате референдума сразу 60% европейских архитекторов, живущих в Великобритании, задумались о переезде; на данный момент около 8 тыс. специалистов работают в стране, что составляет 20% от общего числа архитекторов.

Гражданин Болгарии Григор, получивший местное образование и сейчас работающий в одном из 20 крупнейших архитектурных бюро в стране, с негодованием отзывается о «Брекзите»: «После референдума мы потеряли сразу несколько проектов в Лондоне, и сейчас у нас гораздо больше работы в Европе и по всему миру, чем в Великобритании. На данный момент ничего не изменилось, но нестабильная политическая ситуация привела к хаосу на рынке, что сказывается и на нас – я не получал прибавки к зарплате уже на протяжении двух лет, а рождественские бонусы в этом году были мизерными. У меня сейчас значительно больше профессиональных возможностей в Европе, и я задумываюсь о переезде, тем более, что многие мои друзья либо уже уехали отсюда, либо задумываются об отъезде».

Сколько будет стоить высшее образование для европейских студентов?

Нестабильная ситуация после референдума затронула и британское образование, которое может сильно пострадать из-за оттока европейских студентов. В 2017 году количество европейских студентов, желающих поступить в британские университеты, снизилось на 7%, но в этом году их число выросло на 3%, что может быть связано с желанием студентов из ЕС начать учебу в Великобритании до официального выхода страны из ЕС.

В начале июля стало известно, что в 2019-2020 учебном году стоимость обучения для европейских студентов останется прежней и они смогут получать кредиты на образование, но после 2020 года студентов ожидает неизвестность. Яна, переехавшая в Великобританию из Чехии в 2011 году и занимающаяся в одном из ведущих лондонских университетов поиском международных студентов, отмечает, что в последние два года ей все сложнее доказывать привлекательность британского высшего образования для иностранцев. «Пусть правительство и пытается найти какое-то решение, но на данный момент у министров нет ничего конкретного. Существует несколько сценариев: либо европейские студенты будут платить столько же, сколько и иностранные студенты (это примерно в два раза больше, чем они платят сейчас), либо будет найдена средняя цена – если сейчас европейцы платят £8-9 тыс. в год за обучение в магистратуре, а иностранным студентам такое же образование обходится в £17 тыс., то, возможно, новая стоимость будет составлять £13 тыс. как для граждан ЕС, так и для студентов из других стран», – объясняет Яна. Доступность кредитов на обучение для граждан ЕС тоже остается под вопросом, и в более стесненных финансовых условиях европейские студенты могут сделать выбор в пользу учебы в других странах.

NHS-страшилка: без денег и персонала

Жирным вопросительным знаком «Брекзит» навис и над Национальной системой здравоохранения (NHS), которую и так в последние восемь лет лихорадит от сокращений бюджета, а тут еще и результаты референдума подвезли. Уже на следующий день после референдума стало понятно, что обещанные на красном автобусе £350 млн в неделю на NHS никто выделять не собирается, а если правительство не сможет договориться с ЕС о взаимовыгодном «Брекзите», то, по расчетам Financial Times и Politico, средств на здоровье граждан станет меньше. Кроме того, NHS продолжает страдать от нехватки кадров, и если Великобритания ограничит приток низкоквалифицированной рабочей силы из ЕС, то, по данным министерства здравоохранения, уже к 2025 году будет не хватать 20 тыс. медработников. Даже квалифицированные врачи из Европы могут в будущем столкнуться с бюрократией и дополнительными экзаменами, которые сейчас сдают только врачи, приезжающие из-за пределов ЕС.

Начиная работать в NHS семь лет назад, гражданка Латвии Анита должна была лишь собрать документы для подтверждения диплома, оформить лицензию и заплатить необходимые взносы. «Врачам из-за пределов ЕС приходится помимо всех этих бюрократических процедур также сдавать медицинский экзамен (PLAB). Если правительство усложнит процесс получения постоянного вида на жительство и лицензий для врачей и медперсонала из ЕС, то Великобритания может перестать быть привлекательной страной. В NHS также продолжает увеличиваться нагрузка на врачей, нехватка кадров уже существует, и все это на фоне недавних споров о контрактах врачей, сокращений стипендий для студентов-медиков и ухудшений условий работы терапевтов. Все это наваливается как снежный ком, и даже если не сразу, то через пару лет эффект точно будет заметен», – подводит неутешительный итог Анита. В таких условиях врачи-иммигранты могут задуматься  о переезде в страну с более комфортными условиями труда, и сама Анита отмечает, что она рассматривает такую возможность, особенно если оформление статуса поселенца будет слишком затратным и сложным процессом, права иммигрантов из ЕС ограничат, политика страны станет слишком правой, а ситуация в NHS будет и дальше ухудшаться.

Подготовила Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.