Последний шанс Терезы Мэй?

Последний шанс Терезы Мэй?
//wikimedia.org

В минувшую субботу по Уайтхоллу – лондонской «правительственной деревне», поползли слухи, будто премьер-министр собирается начать подготовку к внеочередным парламентским выборам

Зураб Налбандян

Слух ползет по Уайтхоллу

Об этом сообщила газета The Sunday Times, которая в последние пару лет демонстрирует большую осведомленность в том, что происходит внутри и вокруг Даунинг-стрит. После того, как на саммите в Австрии лидеры Евросоюза отклонили предложенный британским правительством план по выходу из организации, окружение Терезы Мэй представило варианты дальнейших шагов. Идея проведения досрочных выборов в этом списке наверняка присутствовала.

Неважно, кому именно принадлежит авторство этой инициативы. Но с бухты-барахты такие идеи не возникают. Возможность проведения досрочных выборов явно была припасена на случай неудачи в Зальцбурге. Сразу после окончания австрийского саммита советники премьер-министра начали подготовку на случай проведения досрочных парламентских выборов в ноябре.

Цель досрочных выборов — спасти переговоры по «Брекзиту» и кресло премьера для Терезы Мэй. В частности, Мэй рассчитывает, что благодаря досрочным выборам ее правительству удастся заручиться общественной поддержкой нового плана по выходу из Евросоюза.

По информации издания, один человек из ближнего круга Мэй намекнул министрам, что премьер готова уйти в отставку следующим летом. Послание, заложенное в этой утечке, прост: не надо опережать события и объявлять вотум недоверия премьер-министру. Если понадобится – она уйдет сама.

Переговоры между Евросоюзом и британским правительством находятся в тупике, что признала и сама Мэй после неудачного для нее саммита в Зальцбурге//flickr.com/number10gov

Переговоры между Евросоюзом и британским правительством находятся в тупике, что признала и сама Мэй после неудачного для нее саммита на родине Моцарта, прошедшего в пятницу, 20 сентября в Зальцбурге. На нем лидеры 27 стран, входящих в ЕС, отклонили план британского премьера, носивший название «план Чекерс» (названный так в честь загородной резиденции премьера Британии, где план был утвержден членами правительства). Евросоюз требует от Британии больше уступок по торговле и таможенным соглашениям.

План этот активно критиковали и в самой Британии. Против него выступили сразу два ключевых министра: Дэвид Дэвис, возглавлявший министерство, ведущее переговоры по выходу Британии из ЕС, и глава Форин-офиса Борис Джонсон. По словам Джонсона, подход нынешнего правительства к переговорам слишком «мягок» и «жалок».

Решительное несогласие с «планом Чекерса» высказал и влиятельный мэр Лондона лейборист Садик Хан, который охарактеризовал его как «хаотичный» и невыгодный для страны. На днях Хан выступил за проведение еще одного (второго за последние два года) референдума по «Брекзиту», на котором граждане страны смогут определить условия выхода страны из Евросоюза.

Фото: flickr.com/number10gov

Компромисс в остатке?

После окончания саммита Тереза Мэй выглядела неудовлетворенной, но непобежденной. На вопрос одного из журналистов, продолжит ли она добиваться от Брюсселя принятия ее плана, премьер отрезала: «Мы покинем Евросоюз 29 марта 2019 года». Эта короткая, чеканная формулировка сразу показала, что Лондон не собирается сдаваться.

На таком фоне реакция президента ЕС Дональда Туска в «Твиттере» была куда более примирительной. По его мнению, британский премьер была «на удивление жесткой и бескомпромисной», хотя сам он продолжает верить, что «компромисс, который удовлетворил бы все стороны, еще возможен». На это последовал быстрый твит Терезы Мэй: «Каковы реальные вопросы и их альтернативные решения?»

Однако пространство для компромиссных маневров крайне ограниченно. Вот только один пример: вопрос сухопутной границы между Британией и Евросоюзом, который необходимо решить для урегулирования системы контроля за перемещениями грузов между ними.

Адам Болтон, политический обозреватель телеканала SKY, полагает, что глава администрации президента Еврокомиссии немецкий юрист Мартин Селмайер настаивает на том, чтобы Соединенное Королевство передало Ирландской республике юрисдикцию над Северной Ирландией. В этом случае исчезнет нужда в создании сложного электронного оборудования, которое понадобится для того, чтобы обслуживать пропускной пункт и ловить жуликов и контрабандистов.

И хотя речь идет о самой маленькой британской провинции, не секрет, как трудно складывались отношения Лондона и Белфаста, сколько крови было пролито в ходе почти 30-летней войны между ИРА (Ирландской республиканской армией), добивавшейся присоединения Ольстера к основной Ирландии, и британскими войсками, обеспечивавшими безопасность и порядок на территории провинции.

На что надежда?

Те, кто принимает решения в Лондоне и Брюсселе, прекрасно знают, что будущее «Брекзита» покрыто густым слоем темно-голубого тумана. У этого явления нет прецедентов, нет исторических параллелей, нет свидетелей… Нет никого, кто мог бы научить, подсказать, предупредить, предостеречь. Говоря словами поэта, «Брекзит» – это езда в незнаемое.

После саммита в Зальцбурге президент Франции Эммануэль Макрон выступил с резкой критикой в адрес сторонников «Брекзита», который, по его словам, поддерживают люди, ожидавшие «легкого решения». «Брекзит» показал нам одно – и я целиком и полностью уважаю британский суверенитет, говоря это. Он показал, что те, кто говорят, что могут легко жить без Европы, что все будет в порядке, что будет много денег – лжецы. Это правда еще и потому, что они все ушли сразу после (референдума), и им не пришлось расхлебывать заваренную ими кашу», – сказал Макрон.

Эти слова французского президента наверняка понравились обитателям резиденции на Даунинг-стрит. Беда в том, что они ни к чему не обязывают Макрона, и он по-прежнему остается противником «Брекзита» во всех его вариантах.

Если допустить, что Тереза Мэй всерьез вознамерилась провести внеочередные парламентские выборы, то победить в них ей будет очень-очень трудно. Правда, опросы показывают, что консерваторы пока опережают лейбористов, хотя разрыв настолько мал, что может растаять каждую минуту.

Однако Джереми Корбин может воспользоваться козырем, благодаря которому будет в состоянии вырваться вперед и обойти премьер-министра. Козырь этот – поддержка проведения второго референдума по «Брекзиту», в котором лейбористы займут четкую проевропейскую позицию. Это сразу поставит под их знамена всех противников «Брекзита», а таковых сегодня заметно больше, чем в 2016-м.

Проблема в том, что за все 32 года своего парламентского стажа Корбин ни разу не подавал голос за какую бы то ни было «проевропейскую» резолюцию. То есть он – заядлый евроскептик. Именно поэтому он занял странную позицию на предыдущем референдуме, чем, по мнению большинства аналитиков, отпугнул от своей партии сторонников Евросоюза. Столь же неясной была его позиция на прошлогодних парламентских выборах, где он вновь проиграл консерваторам, хотя и с небольшим разрывом.

Но на этот раз из окружения Корбина доходят намеки на то, что он не исключает возможности занятия четко выраженной позиции по «Брекзиту». Иными словами, есть реальная вероятность того, что лидер лейбористов будет готов возглавить лагерь еврофилов. В таком случае тори вполне могут проиграть выборы и остаться в оппозиции. Причем вернуться во власть им будет совсем непросто.

Зураб Налбандян

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.