Съезд как повод потанцевать

Съезд как повод потанцевать

Зураб Налбандян

Не горюй, привыкнешь

Когда я впервые побывал на ежегодном съезде лейбористов в Борнмуте, то, честно говоря, был совершенно сбит с толку слишком уж праздничной атмосферой, царившей как в фойе, так и в зале. Шутки, песни, анекдоты… Казалось, что до политики никому нет дела.

Вернувшись в Лондон, поделился впечатлениями с одним из старожилов русской журналистики в Британии, корреспондентом РИА Новости Владимиром Симоновым. Он достаточно долго проработал в Соединенном Королевстве и, будучи человеком очень внимательным к деталям, отлично знал подробности политической жизни в этой стране.

Володя улыбнулся, налил нам чаю и, уютно расположившись в любимом кресле, поинтересовался: «Ты с чем, собственно, сравниваешь? Со съездами КПСС? Если да, то зря. Разные цели, разные культуры, совсем разная реальность. Ты пойми, московские съезды проводились для того, чтобы показать миру, как там все серьезно и продуманно, как твердо стоит СССР на своих ногах! А здесь съезды служат совсем другой цели – вызвать у делегатов чувство уверенности в том, что их партия процветает, что на следующих выборах она обязательно победит и придет к власти.  Понимаешь? Вселить в них убеждение, что ничего не может сбить их партию с выбранного пути. Не горюй, привыкнешь еще».

Тогда на дворе было самое начало третьего тысячелетия. Советская закваска еще не до конца стерлась из наших мозгов. Теперь-то, проработав в Великобритании больше двух десятилетий, я знаю, насколько прав был Симонов.

Эти его слова я вспомнил на прошлой неделе, когда увидел на телеэкране премьер-министра Терезу Мэй, идущую пританцовывая к микрофону для произнесения важной речи на съезде консерваторов под веселый хит группы «ABBA» 40-летней давности Dancing Queen. Казалось, она пыталась вколоть делегатам прививку от огорчения, которое причиняют активистам тори затянувшиеся, а главное, пока безуспешные переговоры их лидеров с Брюсселем по поводу «Брекзита».

Интересно, что лейбористы тоже решили «сдобрить свой съезд музыкой» и угостили на прощанье делегатов форума хитом другой известной рок-группы 70-х годов – Tyrannosaurus Rex, или просто T.Rex.

Не о себе, о стране!

Те, кто присутствовал на прошлогоднем съезде тори, конечно, не могут забыть, как в середине выступления у премьера случился сильнейший приступ кашля, и неизвестно, смогла бы она продолжить, если бы казначей Филип Хэммонд не выручил ее спасительной таблеткой. Впрочем, эта речь была по общему мнению исключительно бесцветной и по сути дела едва не кончилась провалом.

На этот раз госпожа Мэй выглядела на трибуне уверенно и энергично. Очевидно, что таков был ее ответ на вопрос, который не сходил с губ большинства участников съезда: «Это ваше последнее появление на съезде партии в качестве премьер-министра и лидера тори?»

«Казалось, она пыталась вколоть делегатам прививку от огорчения, которое причиняют активистам тори затянувшиеся, а, главное, пока безуспешные переговоры их лидеров с Брюсселем по поводу «Брекзита»…

Тереза Мэй ответила уверенно: «То, что я делаю в роли премьера, делаю не для себя и не для моего личного будущего. Это то, что с моей точки зрения необходимо сделать для нашей страны. Дискуссия должна идти не обо мне, а о стране», – сказала Мэй газете The Times.

Многие из присутствовавших отмечали, что хотя после возвращения из Нью-Йорка Мэй выглядела несколько уставшей, в целом она производила впечатление человека полного энергии и готового к дальнейшей борьбе с Брюсселем.

Надо признать, что и съезд выглядел несколько иначе, чем в прошлом году. Среди делегатов было больше молодежи. Как рассказал мне источник из ее канцелярии, молодежь больше поддерживает позицию Мэй по «Брекзиту», чем их более взрослые однопартийцы. Кроме того, на этом съезде премьер не замыкалась только на разводе с ЕС. Она также немало времени посвятила в своем выступлении и вопросам внутренней политики, а именно они особенно волнуют молодых избирателей. К тому же, Тереза Мэй напомнила делегатам, что «у Британии будет немало возможностей и вне Евросоюза».

Молодежи должно было понравиться и то, что премьер-министр горячо поддержала идею организации огромного общенационального фестиваля, который предложено провести зимой 2022 года, незадолго до очередных парламентских выборов. Этот фестиваль будет проведен по аналогии с Большой международной выставкой 1851 года и Фестивалем Британии, проведенным веком позже. Оба эти мероприятия были необычайно успешны и не только принесли стране немалые прибыли, но и послужили источником положительных эмоций и патриотических чувств.

Бэнкси за «Брекзит»

Все ведущие СМИ отметили, что и Мэй, и Корбин сделали шаг вперед по сравнению с годом минувшим. Хотя 2017-й явно был не лучшим для обоих.

Плохо то, что обе партии никак не могут окончательно прояснить свои позиции по «Брекзиту». На съезде лейбористов в Ливерпуле стало очевидно, что среди ведущих фигур партии нет единого мнения об отношениях с ЕС. Причем ни Корбин, ни другие лидеры никак не могут четко сформулировать свои точки зрения на этот счет. Решение о разводе с Брюсселем было принято на референдуме, такова воля народа, говорят они и спорят лишь о деталях: например, лидер лейбористов Джереми Корбин выступает за то, чтобы остаться в таможенном союзе (и избежать таким образом бьющих по экономике пошлин и таможенной бюрократии в торговле с ЕС).

Оба босса призвали своих ведущих однопартийцев отложить в сторону противоречия и сблизить свои позиции. В устах Терезы Мэй этот призыв прозвучал так: «Те, кто не поддерживает меня, подкладывают мину под Британию». Этот призыв адресован как «брекзитерам», так и лейбористам.

Тем временем появились сообщения о том, что лондонский Сити, похоже, останется самым крупным и оживленным деловым центром Европы. Опрос агентства Reuters показал, что в связи с «Брекзитом» лишь 630 рабочих мест в финансовом секторе были переведены на континент. Сразу после референдума 2016 года о выходе из ЕС Великобритании такой же опрос предсказывал исход в Париж или Франкфурт примерно 10 тыс. банковских работников. Сейчас говорят, что в их работе и жизненных условиях мало что изменится.

Пока стороны не могут договориться, что делать с единственной сухопутной границей между Британией и ЕС – границей между Республикой Ирландия и Северной Ирландией.

На мартовском саммите ЕС стороны условились, что срочно, в течение ближайшего месяца, постараются достичь соглашения по ирландскому вопросу.

Соглашение Страстной пятницы 1998 года, благодаря которому в Северной Ирландии установился мир, основано, кроме прочего, и на том, что границы фактически нет, поскольку это внутренняя граница ЕС.

Обе части острова Ирландия очень хотели бы сохранить такое положение дел, но когда – и если – Британия выйдет из единого рынка и таможенного союза, сделать это будет очень непросто. Потребуются нетривиальные политические и технические решения. При этом правительство Британии не хотело бы устанавливать какой-то особый торгово-пограничный режим для всей Северной Ирландии, поскольку это, с точки зрения Лондона, угрожало бы целостности Соединенного Королевства.

А знаменитый Бэнкси нарисовал в Дувре рабочего, сбивающего одну звезду с флага ЕС.

Теперь делегации Британии и ЕС приступят к переговорам об общем, всеобъемлющем соглашении об отношениях между сторонами после выхода Британии из Евросоюза.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.