Олег Гаркуша: «Успех – это дело случая»

Олег Гаркуша: «Успех – это дело случая»
//Елена Майорова

Группе «Аукцыон» – 40 лет. За это время легендарные музыканты объездили практически весь мир, и везде их музыку, одновременно странную и запоминающуюся, узнают и любят не только русские слушатели:

«В Германии, в Гамбурге мы однажды выступали в месте под названием Fish Fabrique. Только открылись границы, и мы и еще несколько коллективов приехали выступать. В зале не было ни одного русского. Играли мы минут 40, – и никакой реакции. Вот просто никакой, – вспоминает музыкант, актер и участник группы «Аукцыон» Олег Гаркуша. – А потом эта реакция случилась, и нас вызывали на бис столько раз, что я не успел посчитать. А в Ганновере восемь раз вызывали. Вот это действительно интересно – играть для иностранной публики».

В ноябре под очарование этого театрализованного коллектива смогут попасть и лондонские зрители. Официально считается, что 24 ноября в клубе Under The Bridge состоится первый концерт «Аукцыона» в Британии в полном составе, но на самом деле музыканты уже были здесь все вместе в 90-х, однако из-за неправильной работы промоутеров выступление осталось практически незамеченным. На этот раз все совершенно иначе. Как именно – мы узнали у Олега Гаркуши.

— Что будет на концерте?

А я не знаю. И никто не знает. Мы не репетируем знаете сколько лет уже? Много! У нас одна и та же песня может на одном концерте звучать три минуты, а на другом – шесть. Все выступления совершенно разные. Просто обозначается первая песня, а потом переглядываемся, смотрим по состоянию Федорова. Иногда бывает, что он начал играть, а мы стоим и думаем «что за песня?», а потом такие: «Ааа!». Это импровизация практически.

— А что вы хотите увидеть в Лондоне, есть планы что-то посетить?

Лично меня сложно чем-то удивить. В каждой стране есть какие-то особенности, у вас движение другое, где-то еще что-то. Но вряд ли мы куда-то успеем сходить, мы всего на день приезжаем. Меня раньше водили по Лондону, по блошиным рынкам, я уже много где был, много чего видел, но вот честно – на дачу хочется больше всего. В лес, одному, за грибами.

— То есть слава, шумиха  это все не про вас?

Мы не вылезали из туров, было время, давали по 30 концертов в месяц. И по Первому каналу нас показывают (смеется).

Не жалеете, что некоторые команды, которые начинали благодаря вам, например, «Ленинград», сейчас гораздо известнее «Аукцыона»?

Ну что вы, чего жалеть? Наоборот, я очень за него рад, потому что никто не знал 15-20 лет назад, что «Ленинград» будет супермедийной группой. Первый альбом их продюсировал Леня Федоров (основатель группы «Аукцыон». – Прим.ред.), они играли у нас на разогреве на «Горбушке», более того, именно Федоров пел первые песни «Ленинграда», даже записи в интернете есть, а Сережа Шнуров тогда даже еще не пел. Он играл на бас-гитаре.

— У вас есть рецепт: как стать известным музыкантом?

Я всем группам говорю: ребята, дело не в вокале, дело не в гитарных «примочках», а дело в случае. Произойдет случай в том или ином месте, и все получится, но вы об этом заранее никогда не узнаете.  Все группы без исключения – «Ленинград», «Аквариум», «Аукцыон» – появились волей судеб.

Наш случай произошел таким образом: мы в 83-м году как-то неудачно выступили во всех смыслах. От нас тогда ушел вокалист, потому что пел в то время совсем другой человек. Ушли басист и барабанщик. С репетиционной точки нас выгнали, аппаратуру у нас украли. Вот как после такого можно подняться? Но два года мы делали новую программу и все-таки выступили в рок-клубе на мини-фестивале «Представляя молодых» – и о нас заговорили. Самое смешное, что по-настоящему играть и петь никто тогда не умел! Федоров – самоучка, но, несмотря на это, музыка у нас даже в самые ранние годы была хорошая, простенькие такие песни в стиле ска, панк-рока и так далее. За все время у нас играли три человека, кстати, с настоящим консерваторским образованием: Волков, Коловский и Парфенов. Так вот, я отвлекся, мы про случай… И на четвертом рок-фестивале мы выступили ТАК – это не мои слова, а слова Александра Житинского, замечательного писателя, который, к сожалению, от нас уже ушел, – что группа «Кино», которая выступала после нас… С нее все ушли! Я очень люблю Виктора Цоя и «Кино», но просто мы дали джазу – с этого все и пошло.

— Но это же не «случай», вы очень много работали для того, чтобы так выступить.

Да, но это был момент! К которому, правда, мы очень долго шли. Выступали мы в костюмах, которые ночью шили жены нам из портьер практически. Прически придумывали. Мы трудились над этой программой. Наш художник придумал декорации, я лично для них пальмочки из бумаги вырезал. А сейчас приходят – пять минут, и человек уже на сцене. Может это мне так по-стариковски кажется, но что он хочет, этот человек, я не понимаю? От него даже колыхания никакого нет. Драйва нет. Общая тенденция такова: хорошо играют, хорошо поют, но все одинаково и просто неинтересно.

— И что, из современных музыкантов вас никто не увлекает?

Ну почему, мне очень нравится, например, группа «Жвака Галс» – из Приморья ребята приехали. Команда «Альцгеймер» – сложно, жестко, но круто. Группа «Хамы» – что-то такое под Мамонова, специфическое. «Спящий Будда». Да, команд мало, но это группы, которые четко друг от друга отличаются. А вообще, я же провожу свой музыкальный фестиваль – «Гаркундель», и за год на нем выступает 200-300 коллективов.

— Вы снялись в более чем 30 фильмах. Играли у легендарных режиссеров, например, у Балабанова.  Какая картина была самой сложной?

Сложной? Фильм «Настя», режиссер Константин Богомолов. Фильм до сих пор, по-моему, не смонтирован. Он снят по рассказу Владимира Сорокина, мне было предложено две роли: или приезжего или священника. И так получилось, что я согласился на роль священника, но это священник не настоящий. Он многосоставный из разных конфессий. У него такая штучка в виде хохолка, нет бороды, пейсы, большой крест… Там все абстрактное – жуткая сказка такая. И съемки были очень тяжелые, особенно ночные. Я не актер, у меня нет актерского образования, поэтому я не могу сказать, как я играю. Меня просто берут и снимают. Я не заставляю себя перевоплощаться. Иногда даже в своей одежде прихожу и снимаюсь, так у Балабанова было в «Я тоже хочу». И мне очень везет на роли, никогда не было такого, чтобы я сыграл того, кто мне неприятен.

— Вы работали с очень разными людьми, талантливым режиссерами, музыкантами, российскими, американскими. В какой же стране работать лучше всего?

Да вообще не важно это! Главное – чтобы человек был хороший.

Беседовала Елена Майорова

Фото: Владимир Лаврищев

Выступление группы «Аукцыон» состоится 24 ноября в клубе Under The Bridge.

Благодарим продюсерскую компанию Bird&Carrot за помощь в организации интервью.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.