tickets
tickets

Евгений Писарев: «Чем жестче межгосударственная рознь, тем сильнее тяга обычных людей понять друг друга»

Евгений Писарев: «Чем жестче межгосударственная рознь, тем сильнее тяга обычных людей понять друг друга»

Художественный руководитель Московского драматического театра имени Пушкина Евгений Писарев почти десять лет успешно развивает свое детище. Театр ставит новые и необычные постановки, много гастролирует как по России, так и за рубежом.

 В феврале следующего года лондонский зритель сможет посмотреть сразу три звездных спектакля московского театра. В преддверии гастролей мы поговорили с Евгением Писаревым о репертуаре, творческих планах и роли культуры в отношенях между странами.

 

— Как родилась идея гастролей в Англии?

— Надо признаться, довольно неожиданно. Роман Абрамович однажды оказался на нашем спектакле «Добрый человек из Сезуана» в постановке Юрия Бутусова. Спектакль и актерская труппа произвели на него большое впечатление, он заинтересовался жизнью театра и его историей – а она сама по себе непростая и довольно драматичная – и загорелся идеей представить театр лондонскому зрителю. Мы откликнулись с большим волнением, так как, не скрою, мечтали показать наши спектакли, которыми мы гордимся и которые пользуются большим успехом не только в Москве, но и в России, в столице театрального мира – вслед нашим коллегам из Театра имени Вахтангова и «Современника».  И вот, благодаря помощи Романа Аркадьевича и продюсера Оксаны Немчук это наконец стало возможным.

 

— Чехов, Брехт, Айтматов, как рождалась репертуарная палитра лондонских гастролей?

— Нам хотелось, чтобы лондонцы получили как можно более объемное представление о том, чем театр живет сегодня. Во-первых, конечно, это визитная карточка нашего театра, спектакль, ставший уже легендарным, собравший все мыслимые российские театральные награды – «Добрый человек из Сезуана» Бертольта Брехта. Его поставил Юрий Бутусов, один из лучших российских режиссеров. Именно с этого спектакля в нашем театре начался новый отсчет времени, именно в нем ярко заявила о себе целая команда артистов, которую в отечественном театральном мире считают «звездной».

Другой спектакль – «Материнское поле» по повести великого киргизского писателя Чингиза Айтматова – оказался дебютом на драматической сцене хореографа Сергея Землянского. Ему удалось создать совершенно новый жанр, который впоследствии стал невероятно  популярным и востребованным в российском театре – жанр пластической драмы, спектакля без слов, где артисты «разговаривают» языком тела, где вместо текста только пластика, жест. У наших артистов нет специального хореографического образования, но Сергею Землянскому для воплощения его идеи были необходимы глубина и выразительность именно драматических артистов.  «Материнское поле» вот уже шестой сезон идет при полных аншлагах, много гастролирует и участвует в престижных театральных форумах.

Ну и, конечно, Чехов – без его драматургии  российский театр немыслим с конца позапрошлого века. «Вишевый сад» – первая встреча нашей труппы с Чеховым; у этой пьесы богатейшая сценическая история, ее ставили и играли выдающиеся театральные художники во всем мире, и мы очень гордимся тем, что постановка Владимира Мирзоева, провокационная и агрессивная, но во многом нежная и хрупкая, очень точно отражающая тот нестойкий мир, в котором мы живем сегодня, высоко оценена критикой и очень любима зрителями.

 

— Театр Пушкина связывают дружба и партнерство со знаменитым британским режиссером Декланом Доннелланом, что нового ждать от вашего творческого союза, и увидит ли это лондонский зритель?

— Как раз сейчас у нас начались репетиции нового спектакля Деклана Доннеланна «Рыцарь пламенеющего пестика» по пьесе Фрэнсиса Бомонта. Автор для российского театра неоткрытый, так что это будет необычное и увлекательное путешествие. Это уже вторая постановка Деклана в нашем театре, и мы единственный репертуарный театр в России, который может этим похвастаться. Премьера состоится в январе во Франции, а лондонский зритель сможет увидеть этот спектакль уже в июне, здесь же, в Барбикане.

Во все времена в любой сложной и опасной политической ситуации обостряются подлинные человеческие чувства, и они у нас одинаковые – любовь, страх, мужество, надежда…

— Барбикан – знаковая площадка для британцев, и последнее время мы наблюдаем с их стороны возросший интерес к русской культуре, и все это на фоне политического отчуждения. С чем связан такой интерес, как вы думаете?

— Мне это кажется вполне естественным – чем непримиримей политики, чем жестче межгосударственная рознь, тем сильнее тяга обычных людей узнать и понять друг друга. Литература, музыка, театр всегда дают куда более полную картину о жизни в стране, чем политические речи и ангажированные СМИ. Во все времена в любой сложной и опасной политической ситуации обостряются подлинные человеческие чувства, и они у нас одинаковые – любовь, страх, мужество, надежда…  Люди творческие всегда стремятся к свободе и искренности их выражения, а зрители в любой стране мира это чувствуют.

 

— Что вы ожидаете от этих гастролей, и как вы думаете, чего британцы ждут от вас?

— Мы, конечно, очень волнуемся, потому что лондонский зритель избалован концепциями, стилями и именами, и удивлять его европейской манерой нет никакого смысла. Тем не менее, спектакли, которые мы покажем, – это театр ХХI века, энергичный, динамичный, технически и визуально оснащенный…  Но он густо замешан на традициях русского театра, русской актерской школы с ее вниманием к духовной жизни человека, эмоциям, чувствам и страстям, к глубине переживаний. Это та зона, которая по-прежнему отличает русских актеров, в каком бы жанре и стиле они ни работали.

— «Влюбленный Шекспир» Тома Стоппарда – громкая московская премьера этого года. Интересно услышать о работе над этой пьесой. Видел ли Стоппард ваш спектакль?

— Мой путь к «Влюбленному Шекспиру» был довольно долгим – еще с тех пор, как 20 лет назад я увидел фильм Джона Мэддена; я тогда еще был артистом и мечтал когда-нибудь сыграть Вильяма, созданного Стоппардом. Но время шло, и моя мечта из актерской понемногу трансформировалась в режиссерскую. Для того, чтобы она осуществилась в нашем театре, должно было счастливо соединиться много обстоятельств: нужно было добиться прав на постановку, обойдя конкурентов, сделать хороший перевод, собрать команду единомышленников – сценографа, художника по костюмам, композитора, балетмейстера, и, конечно же, нужен был точный кастинг.

В какой-то момент все это наконец оказалось у меня в руках. Кроме героя. Роль Уилла по очереди начинали репетировать три очень талантливых и известных актера, и все три раза ничего не получалось. Я совсем было отчаялся, но в самый последний момент в неожиданной пробе блеснул мой ученик, выпускник моей мастерской в Школе-студии МХАТ, только принятый в театр. И я понял, что все было не зря – и моя давнишняя мечта, и моя первая мастерская учеников. В спектакле занято 25 человек, большинство из них совсем молодые артисты и вчерашние студенты, и все работали с удовольствием и азартом, в каком-то общем порыве любви. И эта любовь сразу же вернулась к нам от зрителей. Том Стоппард еще не видел спектакля, но по предварительной договоренности ждем его в самое ближайшее время.

 

— Практически десять лет вы руководите Театром Пушкина, что он для вас, в чем кроется его душа?

– История Театра имени Пушкина началась 104 года назад – тогда в этом здании располагался легендарный Камерный театр Александра Таирова и его жены и музы, великой трагической актрисы Алисы Коонен. Он просуществовал всего 35 лет, имел поистине мировую славу, а уникальный режиссерский стиль Таирова оказал огромное влияние на развитие  театрального искусства во многих европейских странах. Но жизнь Камерного театра в основном пришлась на постреволюционные годы, когда любое отклонение от главной идеологической линии Советского государства жестоко преследовалось. Камерный театр был ликвидирован, а в 1949 году на этом месте был основан Театр имени Пушкина. Всякая память о Таирове и Коонен была уничтожена, а сам Таиров закончил свою жизнь в психиатрической лечебнице.

Фото: commons.wikimedia.org

По легенде, перед тем как покинуть театр, Алиса Коонен прокляла его, и с тех пор театр неустанно преследовали неудачи. Совпадение или нет, но когда к 100-летию Камерного театра мы сделали спектакль-посвящение этим великим людям, по крупицам собирая обрывки воспоминаний, как бы попросили у них прощения за все годы забвения – мы почувствовали себя настоящим театром. Как будто мы теперь под их защитой. Для нас это и есть традиция нашего театра и его душа. Вообще, мне кажется, что русский репертуарный театр, которому последние лет двадцать постоянно пророчат скорую гибель, – это то, чем следует дорожить. В нем есть какие-то семейные устои, отношение как к дому, это питает атмосферу, в которой мы создаем наши спектакли. Зритель это чувствует и поэтому стремится сюда.

Беседовала Маргарита Баскакова

________________________________________________________________________________

В этом сезоне в Театре Пушкина запланированы еще две премьеры, кроме работы Деклана Доннеланна: «Гедда Габлер» Ибсена и сценическая адаптация киносценария Ларса фон Триера «Догвилль» в постановке интересных и амбициозных молодых режиссеров.

Сам Евгений Писарев помимо пстоянной работы в своем театре сейчас готовится к премьере оперы Россини «Севильский цирюльник» в Большом театре.

Гастроли Театра имени Пушкина будут проходить с 5 по 9 февраля на сцене театра «Барбикан».

Продюсер гастролей компания Artsbridge и Оксана Немчук

Гастроли проходят при поддержке Романа Абрамовича 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.