Три лондонские выставки, которые нельзя пропустить

Три лондонские выставки, которые нельзя пропустить

«Life Death Rebirth» Билла Виолы и Микеланджело

КОГДА: до 31 марта

ГДЕ: Royal Art Academy, Main Galleries, Burlington House, Piccadilly

БИЛЕТЫ: £18

В огромных залах RA (Королевской академии), где летом выставляется по 1 500 произведений искусства, открылась грандиозная выставка Билла Виолы и Микеланджело «Жизнь. Смерть. Перерождение». Выставка будет интересна и тем, кто впервые зашел в музей, и знатокам классического искусства.

Аллюзии с Лукасом Кранахом, Гойей и другими великими художниками прошлого составляют прекрасную компанию небольшим рисункам Микеланджело, выдерживающим мощную конкуренцию современного медиаискусства — крупноформатного видео.

Интересна была бы реакция самого Микеланджело на решение куратора выставки, который решил противопоставить рисунки мастера Ренессанса, а не его монументальные скульптуры или Сикстинскую капеллу масштабным работам Виолы.

Американец Билл Виола, родившийся в 1951 году в Нью-Йорке, очевидно влюблен в итальянское Возрождение. Это наполняет его работы многомерностью и невероятной красотой, которую он вернул искусству, пережившему катаклизмы ХХ века и оспорившему само понятие красоты.

В полутьме или при полном отсутствии света установлены многометровые экраны, транслирующие замедленное время самого трансцендентного художника современности. В этой пробужденной европейской традиции мы видим вещи, которые казались бы обычными, но являются табу. На огромном экране — две женщины – рожающая и умирающая, показанные такими, какие они есть, и это внушает ужас и дрожь. Невозможно не досмотреть картину до конца.

Почти все работы Виолы связаны с водой: в первом зале нас встречают подводные колебания лунного света на молодом мужском теле, медленное приближение, грохочущий вздох пробуждения, дыхания и рождения человека из воды в воздух, а потом опять плавное погружение в абстракцию, зависание, исчезновение, холодный след небытия.

В самом большом зале академии на разных экранах мы видим вариации перевернутой картины человека, ныряющего в океан. Работы транслируются через особое ощущение времени художником и символизируют перерождение, большое путешествие и трансформацию. Мириады серебряных пузырьков сопровождают «полет» человека в пучины вод, светясь отдаленной надеждой в холодном свете полного одиночества.

 

The Сolour of Memory Пьера Боннара

КОГДА: до 6 мая

ГДЕ: Tate Modern, Bankside, SE1 9TG

БИЛЕТЫ: £18

Если выставка Билла Виолы — это философские размышления о вечном в формате видео, холодный потусторонний свет и сияние бездны, то совершенно другая, но такая же масштабная выставка ждет нас в Тейт Модерн.

Живопись постимпрессиониста Пьера Боннара, золотисто-теплая, очень гармоничная, построенная на сближенных по контрасту цветах и приглушенных тонах, повествует об интимном переживании мира. Тут много домашних сцен, средиземноморских пейзажей и портретов близкого художнику человека.

Будучи постимпрессионистом, остро чувствующим композицию, по своему особому чувству цвета Боннар является скорее последним импрессионистом, художником, в живописи которого хочется купаться.

Критикуя импрессионистов за натуралистичность цвета, сам Пьер работал с цветом по воспоминанию, используя свои подготовительные рисунки. От этого цвет его произведений напоминает прустовское переживание опыта бытия с помощью возвращения в прошлое.

Пьер был первым художником, раскрывшим интимный мир женщины. Десятилетиями его натурщицей была его подруга и жена Марта де Мелиньи. По состоянию здоровья Марте были прописаны ванны, и мы видим нескончаемое множество женских обнаженных портретов в ванне, в воде, в неярком свете, в тени, с переливающимися золотом рефлексами цвета, после ванны, перед ванной. Часто обнаженная, иногда одетая, почти всегда с опущенной головой, увенчанной курчавой шевелюрой, она остро женственна и трогательна в своей обыденной человечности.

С Мартой де Мелиньи Боннар прожил 50 лет, правда, с перерывом на страстный роман, длившийся пару лет, закончившийся самоубийством любовницы художника. Возможно, от этого те несколько автопортретов Боннара, которые выставлены в последних залах, так контрастируют с основным телом его работ.

В отличие от множества других художников жизнь и творчество Пьера Боннара можно назвать счастливыми. Художник не переставал учиться и размышлять о природе цвета, уже получив мировое признание. Пережив две войны и смерть любимой жены, Боннар не теряет присутствие духа, продолжая работать над живописью, которая к концу жизни художника становится все более яркой и насыщенной.

 

 I am Ashurbanipal king of the world, king of Assyria в Британском музее

КОГДА: до 24 февраля

ГДЕ: The British Museum, Great Russell Street, WC1B 3DG

БИЛЕТЫ: £17

Еще одна выставка, на которую обязательно надо успеть тем, кто там еще не был. Это завершающееся 24 февраля эпическое событие Британского музея – выставка «Я Аршурбанипал: царь Мира, царь Ассирии». В отличие от двух предыдущих выставок вы не найдете там никакого сходства с нашей повседневностью, укладом жизни или представлениями о возвышенном/интимном.

Совершеннейшая экзотика – этот прыжок в Древний Мир, рабовладельческое государство великого царя Ассирии Ашурбанипала, жестокого и властного интеллектуала.

Кураторы заново воздвигли громадные рельефы и установили монументальные скульптуры, повествующие о битвах давно ушедших тысячелетий и деяниях последнего царя самой большой земной империи 7-го века до н.э.

С помощью специальной подсветки куски древнего нарратива выхватываются из темноты, и мы следуем взглядом за этим движением света и организацией мысли, надолго застывая перед каждым рельефом. Это сопровождается особым звуковым рядом, в котором слышатся звон мечей и звуки боя.

Удивительно, что мы так ничего и не знаем, что же случилось с великой Ассирийской империей, почему она стремительно перестала существовать…

Кстати, такого количества львов вы не увидите больше нигде в Лондоне. На некоторых рельефах царь зверей встречается чаще, чем человек. Охота на месопотамских львов виделась ассирийцам королевским спортом: изображения львиной охоты прочитывались царской способностью управлять нацией. Очень выразителен лев, которого тошнит! Кажется, что физиологическое проявление не что иное, как реакция животного на царский режим насилия.

В последнем зале мы внезапно сталкиваемся с современностью. И узнаем, что открытый в 19-м веке город Ниневия (тот самый, жители которого покаялись и не подверглись разрушительному гневу Бога после проповедей пророка Ионы, проведшего три дня в чреве кита) находился на территории современного Ирака. В марте 2015 года боевики запрещенной исламской группировки ИГИЛ уничтожили часть музейных экспонатов и руины объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Британские ученые придумали способ восстановить эту утраченную память и даже поделились ею с иракскими музейными работниками.

Подготовила Анастасия Русса

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.