Диана Вишнева: «Моя профессия прекрасна тем, что в ней можно развиваться бесконечно»

Диана Вишнева: «Моя профессия прекрасна тем, что в ней можно развиваться бесконечно»
//Mark Olich

12 марта на сцене Sadlers Wells великолепная Диана Вишнева представила лондонской публике уникальную программу фестиваля Context, который она запустила в 2013 году.

Одна из самых проникновенных балерин современности, прима Мариинского и Нью-Йоркского балета, Диана прекрасна в классических ролях и современном танце.  Однако лондонский зритель впервые увидел Вишневу в новой роли – арт-директора фестиваля. Лондон и Тель-Авив стали первыми точками на карте зарубежных гастролей.

Диана, выступление в Sadlers Wells – ваше первое появление на лондонской сцене после рождения малыша, и сразу с такой ответственной программой. Как изменилось ваше расписание и приоритеты? Стало тяжелее, или появились крылья, а может быть, и то, и другое сразу?

С рождением малыша моя жизнь кардинально изменилась. Мой сын дает мне огромное количество сил, энергии. Теперь он – центр всей моей жизни. Он открывает мне меня саму заново, и вместе с ним я познаю мир. 

Я совмещаю материнство с плотным гастрольным графиком. Первый раз я вышла на сцену спустя четыре месяца после родов в Париже на гала-вечере, посвященном открытию сезона Парижской оперы.   

– Энергетика сцены и публики в разных городах отличается. В чем особенность  Нью-Йорка, Парижа, Лондона? 

Зрители в каждой стране разные: кто-то более экспрессивен, кто-то сдержан. Я очень люблю сцену Парижской оперы: зал Гарнье, потрясающей красоты фойе театра — здесь все пропитано историей балета. Нью-Йорк — это центр мира, где  возможно абсолютно все. С театром «Метрополитен опера»  связаны 13 лет моей жизни.  Лондон отличается эстетикой, традициями, которые сформировали Аштон и Макмиллан. Стилистика Аштона органично ложится на вагановскую школу, которая дала мне путевку в большой балет. Я недавно выступила в его самом знаковом спектакле «Маргарита и Арман», ориентированном на зрелых артистов. В прошлом на премьере танцевали  Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев.

Tue. Photo by Irina Tuminene

– Есть ли у вас любимая сцена?

Любимая сцена – та, на которой сейчас выступаю. Для меня всегда особенной будет сцена моего родного Мариинского театра. Она — мой дом, на ней прошло мое становление, именно поэтому здесь и выступать сложнее: ответственности больше.

– Вы помните свой первый визит в Лондон и впечатления от этого города?

Это было во время моего дебютного года в Мариинском театре в качестве солиста. Труппа приехала в Лондон с гастролями, в рамках которых я танцевала «Дон Кихота». Затем театр часто приезжал в Лондон, порой даже два раза в год. Мы выступали не только в Ковент-гардене, но и в Колизее. С Лондоном у меня связаны воспоминания о собственном становлении как балерины, премьерах в спектаклях, новых партиях.

– Вы танцевали на лучших сценах мира, открыли прекрасную балетную школу… Остались ли у вас еще какие-то профессиональные мечты?

Конечно! Я всегда хотела работать с новыми хореографами, создавать работы непосредственно для себя. Сегодня, когда у меня есть и фестиваль Context, и студия ContextPro, то для этих амбиций появилась прекрасная площадка. Моя профессия прекрасна тем, что в ней можно развиваться бесконечно. Я планирую  постепенно уходить от классических спектаклей, но современный танец дает возможности открывать в себе новые грани. Сегодня мне интересно попробовать себя и в драматико-пластическом спектакле.  Я больна творчеством, поэтому мне всегда есть в чем развиваться и куда стремиться.

Photo by M Art

– Как появился на свет этот фестиваль, в чем его изюминка?

Меня вдохновили знаменитый Вуппертальский фестиваль Пины Бауш и его атмосфера полного погружения в танец, театр, искусство. Я захотела, чтобы подобный фестиваль был и в России, и в  2013 году мы провели первый Context. Три дня в Москве со временем превратились в двухнедельный танцевальный марафон. Особенность фестиваля в том, что мы помогаем молодым российским хореографам расти и приобретать новые знания. Они оттачивают мастерство в малой форме на сцене лаборатории Context Lab и затем уверенно выходят на большую сцену. Фестиваль дает возможность стажировки в зарубежной труппе. Мы занимаемся и просветительством: знакомим российского зрителя с новой зарубежной хореографией через кино, мастер-классы, семинары для балетных фотографов и танцевальных критиков. Фестиваль проходит не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и охватывает российские регионы, где сегодня идет подъем современной хореографии.  

– Кто принял участие в подготовке программы фестиваля Context и какой вклад внесли ваши партнеры?

В основе программы – работы победителей нашей мастерской молодых хореографов ContextLab, итог шести лет фестиваля. Особая гордость – Asunder, собственный спектакль фестиваля. Для его создания я пригласила хореографа Гойо Монтеро и артистов Пермского театра балета. Asunder в этом году удостоен номинации на российскую театральную премию «Золотая маска». Я была рада привезти в Лондон два фрагмента из нашумевшего балета Юрия Посохова и Кирилла Серебренникова «Нуреев». И, конечно, особое счастье – выход на сцену с блистательным Марсело Гомесом, с которым меня связывают совершенно особенные отношения. Наш дуэт с Марсело сложился с первой репетиции в Нью-Йорке. Трудно  объяснить эту химию, особое чутье и понимание друг друга на сцене – это можно лишь почувствовать, сидя в зале. Марсело дает мне возможность чувствовать себя на сцене органично, свободно. Мы станцевали работу Мауро Бигонзетти «Головокружение» –чувственный и тонкий, дуэт, который я бы охарактеризовала как «геометричный», настолько линии в нем вытянутые и  острые,

Vertigo. Photo by Daniil Golovkin

– В вашей балетной студии в Санкт-Петербурге профессионалы занимаются бок о бок с начинающими – это очень необычно для России. Откуда появилась такая революционная идея?

На Западе, особенно в Америке, давно существует такая практика, когда и любители, и профессионалы занимаются вместе. Когда я первый раз приехала в Нью-Йорк, то посетила подобную студию. На уроке я встретила Михаила Барышникова, Хулио Бокку, а рядом с ними были люди, которые впервые узнают, что такое балет. Мне захотелось создать такое место в Петербурге, где каждый, независимо от возраста и опыта, может погрузиться в танец. Помимо балета как для детей, так и для взрослых, в студии множество направлений современного танца, лечебная гимнастика Айкуне, которую я сама практикую уже долгое время. Недавно мы ввели особое направление «50 плюс» для возрастных любителей танца.

– В студии  проводят мастер-классы известные артисты и педагоги: Ольга Смирнова, Дэвид Холберг, Ник Палмквист, Людмила Ковалева, Альберт Мирзоян, Софья Гумерова. Летом мы провели несколько смен детского лагеря, куда входили занятия танцем, актерским мастерством и пантомимой, рисование на открытом воздухе и лекции о балете.  

– В Великобритании растет популярность балетных классов для взрослых  как разновидности физической нагрузки, что-то вместо похода в спортзал. В России происходит что-то подобное?

Да, у нас происходят те же процессы. Люди все чаще ходят в театры как на классический, так и на современный танец,  возрастает интерес к так называемому боди-балету. Возможно, из-за глобализации и развития социальных сетей мир закулисья уже не является такой тайной. Балетные артисты все чаще появляются на обложках популярных журналов, но, главное, взрослый человек, идя на балет для непрофессионалов, воплощает свою детскую мечту о пачке и пуантах, и это прекрасно.

Подготовила Елена Лео

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.