CПЕЦПРОЕКТ: МЕДИЦИНА UK. Совет от эксперта по NHS: «Пациентам нужно быть собственными адвокатами»

CПЕЦПРОЕКТ: МЕДИЦИНА UK. Совет от эксперта по NHS: «Пациентам нужно быть собственными адвокатами»
// 123rf.com

 

 

28 лет Рэйчел Гаррет проработала в отделе претензий в отношении первичной медицинской помощи (GP, дантисты, фармацевты и оптометристы), вторичной помощи (больничное обслуживание), а также психологической и психиатрической помощи в Лондоне и Хертфордшире. Год назад она вышла на пенсию. «Англия» задала Рэйчел несколько вопросов о том, как функционирует NHS и как отстаивать свои права.

– Первый вопрос, которым задается каждый приехавший из постсоветских стран: почему парацетамол? Что такого особенного в этом лекарстве, что его выписывают по любому поводу?

– Я не клиницист, так что не могу ответить на этот вопрос достаточно глубоко.  Парацетамол дешев, доступен практически везде, не вызывает привыкания и имеет сравнительно немного побочных эффектов, поэтому считается универсальным обезболивающим. Деятельность GP подвергается тщательной проверке и аудиту для того, чтобы убедиться, что они не выписывают без необходимости сильные обезболивающие с эффектом –  «Кодеин» или «Прегабалин», к примеру, могут давать наркотический эффект. 

–Для людей, выросших в постсоветском пространстве, врач — это человек с фонендоскопом, который тщательно вас осмотрит с головы до ног, заглянув в горло и уши. А в Великобритании некоторые GP даже не прикасаются к пациенту, а только выслушивают его жалобы. Почему так?

– GP — это врачи общей практики. Они своего рода швейцары, привратники. Вы не можете получить доступ к специалистам (за исключением случаев, когда вы обращаетесь в отделение экстренной помощи) без обращения к GP. Некоторые GP имеют собственные неофициальные специальности или области профессионального интереса.Например, в той клинике, к которой приписана я сама, один из GP имеет квалификацию в области дерматологии и может удалять родинки и кожные наросты, другой интересуется менопаузой и гормональной терапией.

Но в целом их работа заключается в том, чтобы выписывать лекарства в рамках первичной помощи или направлять к специалисту, находящемуся в больнице. Кстати, с тех пор, как я начала работать в NHS, значительно выросла роль медицинских сестер: теперь они могут устанавливать очередность посещения в зависимости от конкретного случая каждого пациента и даже оказывать помощь пациентам с хроническими заболеваниями, а некоторые даже могут выписывать лекарства. Сегодня GP делегируют значительную часть своей работы таким медсестрам.

Photo by 123rf.com

– Если человек оказался в больнице, его представление о медицинской системе Великобритании полностью меняется: там у него возьмут все анализы и тесты сразу, оборудование вокруг больше похоже на декорации к фантастическому фильму, бесплатный обед напоминает заказ в скромном ресторане. Почему между первичной и больничной помощью такая большая разница?

– Первичная помощь управляется и финансируется не так, как больницы. GP, стоматологи и иже с ними не были частью NHS во время ее создания 70 лет назад. Они независимые подрядчики, небольшие частные предприятия. Между собой мы привыкли говорить, что порывы развивать и совершенствовать область первичной помощи — это все равно что попытки пасти котов. Сегодня государство устанавливает целевые показатели отказа от курения, уменьшения процента больных ожирением, снижение показателей заболеваемости астмой и диабетом и так далее. Ключевой компонент в достижении этих показателей — это GP, но как заставить их работать так, как нужно государству? Они независимы, они рядом, но совершенно автономны.

Разница, которую вы видите между кабинетами GP и больницами, проистекает из статуса GP как независимых подрядчиков. Они сами решают, хотят ли инвестировать и модернизировать свои клиники. Некоторые работают в помещениях, которые едва ли отвечают условиям 20-го века, не говоря уж о 21-м. GP сами себе начальники, так что пока они соблюдают базовые требования закона, связанные с управлением информацией, клиническими отходами, охраной здоровья и так далее, они не обязаны вкладывать деньги в обновление помещений, если у них нет такого желания.

Однако у GP все же есть стандарты практики, за соблюдением которых следят организации RCGP (Royal College of General Practitioners) и GMC (General Medical Council). Также NHS England постарается разобраться в конфликте пациента и его GP, если с этим не справляется сама клиника.

Существует множество разных подходов. Например, если вы обращаетесь за помощью с умеренно выраженной депрессией, один врач выпишет антидепрессанты, другой предложит здоровое питание и физические упражнения, третий направит на психологические консультации. Какой вариант верный? Правильного ответа просто нет.

– Даже если у вас есть известное вам хроническое заболевание, попасть к определенному специалисту невероятно сложно: сначала вы должны дождаться приема у GP, затем убедить его дать направление, а затем ждать недели, а иногда и месяцы. Можно ли сделать этот путь короче? И как сделать так, чтобы результаты анализов и обследований из другой страны были признаны NHS?

– Существуют протоколы диагностики и хода лечения. Обойти их нельзя. GP терпеть не могут, когда пациенты гуглят свои симптомы и думают, что знают о своем заболевании. GP будет настаивать на следовании протоколу, так что вам нужно пройти все обследования, тесты и так далее до того, как вы будете поставлены в правильный лист ожидания («рутинное» или «срочное» обследование) и направлены к специалисту. Есть английская пословица: «Только скрипучей двери достается маслица». Я бы советовала пациентам ясно рассказывать GP о своих заболеваниях, плане лечения и сроках.

Обмен информацией в NHS не слишком хорош, документы теряются, клиницисты меняют работу, заболевают или отправляются на каникулы и не передают дела как следует. Пациентам нужно быть своими собственными адвокатами, так что они могут отслеживать то, как продвигается их направление к специалисту, и убеждаться в том, что в плане лечения все в порядке. В сложных случаях, таких как вопросы или сомнения в правильности направления в больницу или назначенного там лечения, я бы рекомендовала обращаться в PALS, Patient Advice and Liaison Service.

Признание медицинских документов из других стран и других организаций может оказаться проблемой. Иногда доктор пытается связаться с клиницистом, который видел пациента до этого, и подтвердить его данные анамнеза, иногда – нет. Не думаю, что здесь есть какие-то правила, кроме попыток действовать в интересах пациента.

Мы, иммигранты, привыкли считать, что работать с нами сложно: у многих из нас нет с собой истории болезни на английском языке, некоторым нужен переводчик, большинство имеет расплывчатое представление о том, как устроена система здравоохранения. Как мы со своей стороны можем облегчить работу врачей?

– Все приведенные вами примеры — это обычные сложности. За все мои годы работы с ошибками NHS я никогда не встречалась с предвзятым отношением к пациентам из-за страны их происхождения. Большинство клиницистов имеют доступ к услугам переводчиков. Множество коренных британцев невежественны в вопросах работы NHS, имеют размытое представление о своей истории болезни, не следуют врачебным рекомендациям и так далее, так что я не думаю, что иммигранты как-то особенно осложняют работу NHS. Лучшее, что сами иммигранты могут сделать — умеренно использовать экстренную помощь. То есть обращаться к врачу до того, как ситуация стала критической.

– Как финансовые ограничения влияют на NHS? Правда ли, что врачи и другие сотрудники массово уходят?

– Это давняя проблема: врачебная мотивация остается низкой с 2008 года, когда началась политика строгой экономии (austerity). Большинство организаций NHS подолгу не могут заполнить ту или иную вакансию, и ситуация обстоит гораздо хуже в тех сферах медицинских услуг, которые принято считать «маловажными» (здесь Рэйчел использует расхожий термин Cinderella services, то есть «Золушкины услуги», которыми часто пренебрегают), касающихся сексуального, психического и социально ориентированного аспектов здоровья.

– Приходилось ли вам работать с коллегами из России или Восточной Европы? Можете ли поделиться интересными историями?

– Забавно, что главное затруднение, которое испытывают коренные британцы в NHS при работе с коллегами из России и Восточной Европы, это отсутствие улыбок! Мы привыкли улыбаться или смеяться даже в тех ситуациях, когда нет ничего смешного. «Как дела? Снова пошел дождь, ха-ха-ха». Я думаю, что в России просто не принято улыбаться из вежливости или чтобы продемонстрировать дружелюбие. Из-за этого кажется, что наши российские коллеги слишком холодные и серьезные. Sorry!

Подготовила Вера Щербина

 

ДРУГИЕ СТАТЬИ СПЕЦПРОЕКТА «МЕДИЦИНА UK»:

СПЕЦПРОЕКТ: МЕДИЦИНА UK. Зубы сводит.

СПЕЦПРОЕКТ: МЕДИЦИНА UK. NHS – рождение легенды

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.