Виктор Собчак: «В этом шоу мы пытаемся соединить несоединимое»

Виктор Собчак: «В этом шоу мы пытаемся соединить несоединимое»

24 и 25 мая популярный в русскоговорящих кругах Лондона режиссер Виктор Собчак представит в Rudolf Steiner House новый спектакль «Жена на продажу»

На каких чеховских сюжетах основывается новая постановка?

– На этот раз мы показываем тематический спектакль о взаимоотношениях женщин и мужчин. Это семь рассказов: от «Руководства, как надо жениться» до знаменитого «Юбилея» и мелодраматической сатиры «Загадочная натура».

Как проходят репетиции: вы жесткий тиран или режиссер-душка?

Я разный. Люблю, когда репетиции проходят весело и с импровизацией… Но я всегда знаю, чего хочу, и поэтому, дав актерам свободу показать их идеи и домашние заготовки, порой говорю: «Это было очень хорошо, а теперь будем делать правильно…»

Что такое режиссер-демократ, я представить себе не могу. Это просто означает, что человек не знает своей профессии и не знает, что он делает, что он не готов к репетиции. Вы же не называете пилота самолета диктатором, хотя он никогда не даст вам «порулить».

Какие уже полюбившиеся русскоговорящему лондонцу актеры приняли участие в «Жене на продажу»? Расскажите немного о каждом из них.

Начну с Веры Хортон. Ее знает и любит весь Лондон. Вера – одна из самых профессиональных актрис, с которыми я работал. Поражаюсь ее энергии и способности приспосабливаться к полярно противоположным ролям. Вера начала работать со мной еще в мой чисто английский период, когда я ставил только на английском языке. Так вот, галерея ролей, сыгранных Верой, говорит сама за себя: Наташа в «Трех сестрах», Коробочка в «Мертвых душах», Мадам в «Маркизе де Саде», Екатерина Великая в одноименной пьесе Шоу, Швондер в «Собачьем сердце», Гелла в «Мастере и Маргарите»…

Дайнюс Валутис. На мой взгляд, он самый интересный и разносторонний русскоговорящий актер Лондона. Мы работаем вместе всего два года, но Дайнюс успел завоевать сердца зрителей и коллег. Его Воланд был настоящим театральным шедевром. Он с легкостью и изяществом играет «О вреде табака» по Чехову, Беккету, Набокову, Ишигаро и Фланнагану продолжительностью более часа и абсурдную пантомиму «Первая любовь» по Беккету.

Артур Устинов – очень нервный и талантливый актер. Когда я говорю «нервный», это значит, что Артур все пропускает через себя. Он несколько дней болел после того, как сыграл доктора Полякова в «Морфии» Булгакова. Но он еще и чудесный комедийный актер. Его моноспектакль «Записки сумасшедшего» Гоголя – это мастер-класс высокого гротеска.

Театральный Лондон хорошо знает Лилю Вард. Лиля очень требовательный к себе и другим человек. С ней всегда интересно работать, она не боится пробовать. Сейчас Лиля совершила подвиг: она играет непривычных для себя дурочек и бальзаковских женщин. А какая она была Пиаф!

В нашем спектакле играет и один настоящий англичанин Томас Витеком. Томас сыграл у меня более чем в дюжине спектаклей на английском языке, в том числе и в пьесах Чехова, Достоевского и Гоголя.

На ваш взгляд, в чем секрет чеховской комедии? Почему эти сюжеты до сих пор актуальны? Какое прочтение вы предлагаете – это классический «Чехов» или «Чехов на злобу 2019 года»?

Возможно, я выскажу крамольную мысль, но у Чехова нет комедий как таковых вообще. Чехов принадлежит или к трагикомедии, или к сатире. У него нет ни одной чистой драмы или комедии. У него  – жизнь. Везде. Люди плачут и смеются почти в одной и той же сцене. Как и мы. Поэтому я не могу сказать, что я ставлю Чехова а-ля 2019-й или а-ля 1987-й. Он современен всегда. Поэтому его любят и стараются понять во всем мире. Самое главное, не портить Чехова своими режиссерскими и актерскими «придумками» и концепциями. Секрет Чехова прост — это беспощадная правда о нас «человеках». Поэтому и Антонен Арто, идеолог театра жестокости, и Сартр, философ «отверженных», считали Чехова самым жестоким и правдивым писателем современности.

Что легче – заставить зрителя смеяться или «довести его до слез»?

Конечно, заставить зрителя смеяться гораздо сложнее. Я говорю о гротеске, о сатире, не о дешевом стендапе или комедии положений. Это не на злобу дня. Это о вечном. Поэтому смеяться над собой — это сложное шутовское искусство. В этом шоу мы пытаемся соединить несоединимое … танго и мелодраму, фарс и бурлеск, сатиру и фарс. Это очень трудно. Актрисам, например, нужно не бояться выглядеть дурочками или некрасивыми, актерам – полными болванками и прохиндеями… Быть честным – очень трудно. Ведь все мы далеко не белые и пушистые. И в жизни, и на сцене. Мы пытаемся смеясь говорить о наших пороках.

Как вы думаете, что бы сказал сам Чехов, увидев ваш спектакль?

– «Ай да Виктор, ай да сукин сын!» Я надеюсь, у нас с ним особые отношения.

Подготовила Ксения Дьякова-Тиноку

Билеты на спектакль можно приобрести на сайте angliya.com/tickets

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.