Мария Миронова: «Точка опоры появляетcя только через любовь»

Мария Миронова: «Точка опоры появляетcя только через любовь»
Фото: Cергей Петражицкий

Неделя российского кино в Лондоне открылась мировой премьерой. Организаторы выбрали для первого показа комедию «Холоп» режиссера Клима Шипенко («Любит не любит» , «Союз-7»). Одну из главных ролей в фильме сыграла актриса Мария Миронова, которая впервые примерила на себя не свойственное ей амплуа комедийной актрисы. 

– Мария, зрители привыкли видеть вас в драматических ролях. Вы с комфортом вошли в новое амплуа?

– Комфорт — это не про нашу профессию, актерам чем неудобнее, тем интереснее. Когда чувствуешь в роли только комфорт, значит пора либо на пенсию выходить, либо чем-то другим заниматься. Для меня жанр комедии сложнее и интереснее, ведь в юморе все ситуативно: реплики и мизансцены могут зайти, а могут провиснуть. Режиссеры действительно предлагали мне одну за одной похожие драматические роли женщин на грани нервного срыва, а я так мечтала о комедии!

Photo by Марта Мискарян / @marthamis

– Как Климу Шипенко удалось разглядеть ваш комедийный талант ?

– Все началось на съемках с Дмитрием Дюжевым в питерской кинодеревне: я увидела фильм Клима «Любит не любит» и обсмеялась: так здорово и оригинально это было снято. Через два дня, по стечению обстоятельств, мой агент позвал меня на пробы для его нового проекта «Союз-7» – роль я получила и на протяжении всего съемочного периода говорила ему о том, как же я хочу попасть в комедию. Можно сказать, на роль в «Холопе» я сама напросилась. Клим позвал меня на пробы, и жители Лондона первыми увидели результат.

– На премьере драмы по ходу показа сложно догадаться, как реагирует публика — слез не слышно, а вот с комедией все ясно — раз смеются, значит, шутки нравятся. Вы были на премьере в зале, как вы оценили реакцию зрителей на «Холопа»?

– В Лондоне очень благодарная публика, и дай бог, чтобы премьера в России прошла так же, как в Лондоне. Я вышла на сцену и увидела людей, которые соскучились по русскому языку, по русской культуре и по возможности творческого общения. Ко мне после премьеры подошла, наверное, сотня людей, которые оживленно обсуждали фильм и хотели просто поговорить.

– Во время серий вопросов и ответов после фильма «Т-34» кто-то из зрителей обвинил создателей в пропаганде. Такие комментарии от недоброжелателей периодически летят и в сторону команды организаторов фестиваля. Такой масштабный кинофестиваль  – это пропаганда и улучшение имиджа России на Западе?

– Я не знаток пропаганды, я не мыслю так глобально. Я думаю, что в России есть много хороших фильмов, в Великобритании живет много русскоговорящих людей, которым приятно посмотреть киноработы высокого уровня  на родном языке, в хорошем кинотеатре. Я уверена, русские фильмы идут в таких кинотеатрах нечасто. И вот эта возможность для меня – вне политики.

Photo by Марта Мискарян / @marthamis

– Для многих зрителей вы в первую очередь театральная актриса, лауреат премии «Золотая маска». Во время этого посещения Лондона вам удалось посетить Вест-Энд?

– К сожалению, нет, поскольку я провела здесь всего полтора дня. За это время успела только посетить открытие Недели, премьеру «Холопа» в «Одеоне», сходить на ужин и на прогулку к Тауэрскому мосту. В прошлом году я жила в Лондоне дольше, была на съемках, но говорить  об этом проекте я не могу. Виза в Великобританию остается открытой, может быть, я приеду еще раз. Лондон обладает удивительной энергетикой.

– Такой короткий визит как-то связан с тем, что вы не хотите оставлять надолго трехмесячного сына?

– Семья для меня сейчас стоит на первом месте, но вырваться из декрета я была рада. Опыт воспитания первого ребенка ко мне пришел рано, в 18 лет, поэтому я не тревожная мама. Открытие Недели российского кино в Лондоне стало моим первым выходом в свет после декрета — было радостно появиться на публике именно на таком значимом и красивом мероприятии, настроение было по-настоящему праздничным.

– Вам всегда удавалось совмещать профессию и семью, или приходилось идти на жертвы и уступки?

– Мне кажется, что совмещать тут невозможно, надо грамотно расставлять приоритеты и иметь мозги. В первой половине жизни во главе угла была профессия, в ней я реализовалась, и сегодня главное — семья: если съемки в проекте будут неудобны для членов моей семьи, связаны с длительным отъездом, то я откажусь.

– В интервью на российском ТВ вы говорили, что родители для ребенка — это как две ноги, и когда случается развод или смерть, то ребенок теряет одну из точек опоры. Вы сами прошли и через развод родителей, и через смерть отца — как вы смогли найти или воссоздать эту точку опоры? Помогает ли профессиональная реализация как-то отрефлексировать такие сложные и травматичные события детства?

– Когда в семье происходит какой-то разрыв: смерть, развод, – ребенок теряет спокойствие и уверенность. Но поиск точки опоры в профессиональной деятельности — это иллюзия, уход от проблемы, который даже может стать аддикцией: человек начинает истошно самореализовываться, пытаясь заглушить боль. Хотя, если подумать, то такая самореализация — это не худшая форма зависимости по сравнению с алкоголем или наркотиками. Точка опоры появляется только через любовь, тогда и жизнь будет в гармонии. 

Беседовала Елена Лео

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации


This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.