Загадки советских плакатов

Загадки советских плакатов
Фото:Fuel Publishing

Книга Роланда Эллиотта Брауна «Безбожная утопия» рассказывает об уникальном антирелигиозном искусстве СССР

– Чем вас привлекла эта тема?
– Я заинтересовался советским атеизмом в четырнадцатилетнем возрасте, когда читал «Скотный двор» Джорджа Оруэлла. В начале романа Оруэлл вводит персонажа по имени Ворон Мозус, любимца жестокого фермера мистера Джонса. Мистер Джонс представляет царизм, а Мозус — русскую православную церковь.

Мозус удерживает других животных в пассивном состоянии, сообщая им, что если они будут упорно работать, то они отправятся в рай под названием «Леденцовая гора» — и очевидно, что Мистер Джонс использует Мозуса, чтобы держать эксплуатируемых животных под контролем. Когда животные свергают мистера Джонса, Мозус бежит. Но когда революция животных терпит поражение, коррумпированные свиньи (под предводительством свиньи-Сталина, Наполеона) позволяют Мозусу вернуться и вновь рассказывать о Леденцовой горе.

Так я впервые столкнулся с марксистской критикой религии, которой Оруэлл, хотя он был антисоветчиком, явно симпатизировал. Работая над книгой, я узнал, что из ранних самиздатовских переводов «Скотного двора» были без разрешения Оруэлла исключены все появления Мозуса. Возможно, издатели полагали, что оруэлловский парафраз марксистской критики религии в виде волшебной сказки оттолкнет читателей от его антисоветской сатиры.

Мозус не появлялся в русскоязычных изданиях романа до 1980-х. Интересно, что на советских антирелигиозных карикатурах в журналах «Безбожник» и «Безбожник у станка» служители церкви были изображены в виде воронов, а главный сталинский антирелигиозный пропагандист Емельян Ярославский называл православных священников «проклятыми черными воронами».

Fuel Publishing

– Где вы брали материалы и было ли сложно скомпоновать их в книгу?

– Изначально издательство FUEL Publishing планировало составить книгу на основе антирелигиозных плакатов 60-х-80-х гг., с начала хрущевской антирелигиозной кампании и до гласности, и попросить меня написать сопровождающий текст. Но темы этих плакатов впервые появились еще в 20-х и 30-х гг. Я исследовал их в петербургском Государственном музее истории религии и в конце концов попросил включить одинаковое количество изображений раннего (до Второй мировой войны) и позднего (с 1961-го до 1985-го) периодов.

Что до текста, то он написан на основе исследования марксистской и большевистской литературы, малоизвестных научных книг об истории Русской православной церкви и советского атеизма и более широко известной истории России и советского периода. Кроме того, я использовал газетные статьи из американской прессы в 70-х-80-х. 

Текст редко прямо обращается к изображениям — он представляет советский и российский культурный и исторический контекст, который с большой вероятностью окажется незнаком западным читателям и без которого нельзя понять эти временами загадочные сюжеты.

Fuel Publishing

– Вы утверждаете, что материалы советской антирелигиозной пропаганды «малоизвестны и описаны». Не кажется ли это небольшим преувеличением?

– Все относительно. Мало кто из российских читателей знает о том, как широко советский атеизм обсуждался в Америке во время холодной войны, особенно по сравнению с постсоветским периодом. Фраза «безбожный коммунизм» стала коронной фразой политиков, особенно в 1950-х.

Худшее, в чем американец мог бы обвинить СССР, было безбожие. Хотя официально США — секулярное государство, когда Церковь и органы управления официально отделены, многие американцы не представляли жизнь в государстве с официальной антирелигиозной политикой.

Сама идея их ужасала. Такая риторика достигла кульминации в речи президента Рональда Рейгана «Империя зла» (1983), в которой Рейган поместил ленинское отрицание религии в сердце советского тоталитаризма. Но после 1991 года почти никто не писал на эту тему на английском. 

Во время моих исследований в Москве и Санкт-Петербурге россияне, казалось, были удивлены тем, что я интересовался этой темой. У меня сложилось впечатление, что тема религии в СССР связана с репутацией Иосифа Сталина — поскольку именно Сталин проводил наиболее жестокие антирелигиозные репрессии, но также восстановил позицию Церкви во время Второй мировой войны. Исследование советского атеизма означает исследование истории сталинизма — и это, кажется, вызывает много эмоций и разногласий в российском обществе. Вполне понятно, что многие россияне предпочитают не касаться этой темы.

– Есть ли сходство между современным атеизмом в сочетании с верой в силу науки, которого придерживаются читатели Ричарда Докинза, Кристофера Хитченса и других популяризаторов, и ранней советской антирелигиозной пропагандой, или это абсолютно разные явления? 

– Я начал работать над этой книгой частично потому, что заинтересовался критикой в адрес Кристофера Хитченса после публикации его книги «Бог не велик». Некоторые из критиков встали на позиции СССР и провели параллель между советской антирелигиозной идеологией и популярным атеизмом середины двухтысячных годов.

Хотя нельзя отрицать, что в юности Хитченс был троцкистом, его книга также содержит довольно убийственную критику советского атеизма, которую он назвал новой религией, построенной на культе Ленина и Сталина. Он также высмеивал советскую атеистическую пропаганду — к примеру, плакаты с космонавтами, сообщающими, что они не видели бога в космосе. 

Что касается Ричарда Докинза, Сэма Харриса и Даниэля Деннета, то стоит уточнить, что эти люди — либеральные интеллектуалы, предлагающие свои мысли на рынке идей. Они не работают на государственного издателя, стремящегося продвинуть атеизм в рамках государственной идеологии с надеждой на несменяемость власти. Для меня это довольно существенное отличие.

Fuel Publishing

– Как вы считаете, возможна ли действенная государственная антирелигиозная пропаганда в современном мире? Существует ли она сегодня где-либо?

– Очень соблазнительно видеть феномен государственного атеизма как отмирающее явление, но оно иногда проявляется в Китае, где коммунистическая партия осуждает народные верования, например, гадания, и где власти насильно перемещают мусульман-уйгуров в «воспитательные» лагеря.

– Что вы думаете о религиозном ренессансе в современной России?

– Отказ от советской антирелигиозной идеологии подразумевался в российской политике с момента, когда в 1988 году в Большом театре состоялось публичное празднование тысячелетия крещения Руси. А может быть, с момента Чернобыльской катастрофы в 1986 году, которая подорвала общественное доверие к советской науке. Советский атеизм кажется единственным аспектом советской жизни, по отношению к которому никто не испытывает ностальгии.

Беседовала Вера Щербина

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.