Наташа Радски: «Не надо кормить публику культурным фастфудом»

Наташа Радски: «Не надо кормить публику культурным фастфудом»

Два года назад актриса и продюсер Наташа Радски открыла некоммерческую организацию Art Planeta, которая занимается продвижением русской культуры в Великобритании.

О том, как устроен британский театральный мир, как строить карьеру и налаживать жизнь в иноязычной среде актеру, мы поговорили с Наташей накануне выхода спектакля «Америка России подарила пароход».

– Наташа, почему вместо того, чтобы  собрать театральную труппу, вы создали некоммерческую организацию – чем такой статус может помочь в развитии ваших проектов?

– Я надеюсь, что Art Planeta станет благотворительной организацией, следуя примеру большинства театральных коллективов Великобритании. Такой статус привлекателен для меценатов по многим причинам: налоговые вычеты, прозрачная структура и аудит. Моя цель не быстрый заработок на антрепризе, а работа с блестящими авторами и актерами, развитие русской культуры в Великобритании. Зрители в Лондоне образованные — не надо кормить публику культурным фастфудом. 

– Современный театр невозможен без меценатов?

– Театр никогда не будет большим бизнесом — это не торговля сырьевыми ресурсами. Даже у гениального Станиславского были меценаты. Я одна могу какое-то время тащить этот проект, но для развития нужны неравнодушные люди. Помощь бывает разная — например, Россотрудничество дает нам репетиционную базу. В Великобритании почти нет репертуарных театров, а поиск и аренда площадки всегда съедают много времени и денег. На гранты от британского правительства мы не рассчитываем — поддержка русской культуры не стоит во главе повестки. А на помощь меценатов-соотечественников как в России, так и  в Великобритании мы по-прежнему надеемся. 

– С какими трудностями приходится сталкиваться актеру в стране, где не говорят на его родном языке?

– Мне вспомнилась строка из песни Высоцкого: «А русские в Париже нужны, как в бане пассатижи». Эту цитату можно применить и к нам, русским актерам в Лондоне. Мы конкурируем и с британскими актерами, и друг с другом. Нужно выучить язык, поработать над акцентом, получить дополнительное британское образование хотя бы на курсах. Ни в коем случае не надо «звездить», особенно в общении с влиятельными людьми из индустрии. Здесь принято вести себя скромно и вежливо, даже если вы уже сделали первые очень успешные шаги. Мне кажется, нужно больше ходить на кастинги и меньше – на вечеринки, особенно если там много пьют и с утра болит голова. Есть единицы, кого заметили и пригласили на роль вот так, спонтанно, но это такая редкость.

– Вам помогло британское образование – вас сразу приняли за свою?

– Я с самого начала сосредоточилась на развитии карьеры именно в Великобритании. Училась я в известной школе Drama School of London – это образчик британского метода сценического мастерства, который отличается от русского или американского. Здесь акцент делают на технику. В пример нам часто ставили Лоуренса Оливье, который якобы сетовал на Дастина Хоффмана: тот два дня сидел в шкафу, входил в роль. Если честно, то Хоффман для меня всегда являлся куда большим авторитетом, чем Оливье.

Личный опыт работы на сцене показал, что мне ближе американский подход, основанный на методе Станиславского. Поэтому я продолжила обучение у потрясающего педагога Джека Уолцера, который был наставником многих лауреатов «Оскара» и «Эмми», в том числе и Хоффмана. Кстати, за время обучения в Англии у меня даже изменились интонации в речи, и пришлось лететь в Санкт-Петербург и пройти курс сценической речи  на русском языке — возвращала русское произношение, сценическую дикцию и интонацию.

– Вы стали продюсером нескольких спектаклей в Greenwich Playhouse, а затем переключились на кино. Это где-то эпизодические роли, как в «Дракуле»  (BBC/Netflix ) и «Чернобыле» (HBO), а где-то – главные гостевые, как в Citizen Khan (BBC). Как получить такие роли русскому актеру? Нужно найти хорошего агента?

– Надо работать по 20 часов в день и молиться, чтобы повезло. Удача улыбнулась мне в 2008 году: режиссер Дэвид Крофт (сериал Dad’s Army) пригласил меня в новый сериал Here Comes the Queen. Мы отсняли пилотный выпуск, но Дэвид скоропостижно скончался, и фильм лег на полку. Несмотря на трагедию, эта роль мне помогла: она вселяла в кастинг-директоров уверенность, что со мной можно иметь дело. Кино — это маленький мир, где часто судят по именам режиссеров, которые готовы с тобой работать.  

– Сегодня много говорят об эйджизме: раньше актрисы после сорока становились невидимыми. Они могли играть мать главной героини, но  серьезных ролей было мало. Ситуация меняется?

– В Европе население становится старше. Увеличивается продолжительность жизни, для актрис открывается больше дорог. Появляются новые темы для обсуждения,  индустрия становится более открытой. Я не сталкивалась с проявлениями эйджизма в Великобритании, а вот в России — да, причем уже в возрасте 26 лет!

– Вы заметили, что за последние лет пять в Лондоне и русскоговорящих прибавилось, и жизнь культурная оживилась — каждую неделю идут спектакли, лекции, чтения. Вас не беспокоит, что конкуренция за честно заработанный фунт становится жестче?
– Думаю, что поток иммиграции не будет ослабевать, к сожалению или к счастью. Мероприятий проходит много, а вот их качество не всегда радует. К сожалению, ингода российские театры на гастролях в Лондоне относятся к своей работе небрежно, приезжают с недоработанным материалом, халтурят. Но на качественные постановки и лекции всегда найдется благодарная публика, и каждый может найти в Лондоне свою нишу. 

– Чего ожидать от вашей постановки тем, кто не знаком с  творчеством Николая Коляды?
– Его пьесы — это непредсказуемые повороты сюжета, юмор и эмоциональный накал. Для меня Коляда – это комедийный Достоевский, он словно очищает душу и отпускает ее. «Америка России подарила пароход» – это рассказ о неожиданной любви, иллюзиях и правде жизни.

Эпиграфом  к нему можно было бы взять строчку из Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда…» Любовь и стихи появляются там, где их совсем не ждешь. Моя героиня Ирина встречает юношу, он – моложе, а она пытается ухватить за хвост уходящую красоту и молодость и в глубине души считает, что счастье и любовь не для нее. 

– Вам близка эта героиня?
– Я одного с ней возраста — нам по 45, а это трудный возраст для красивой женщины, когда молодые подруги-дурнушки пытаются навязать свое возрастное превосходство, уходят поклонники. А ведь ей еще так хочется чувствовать власть своей красоты, но появляются новые морщинки, лишние килограммы. Волей-неволей я начинаю проводить параллели, но во многом персонаж не похож на меня, что и увлекательно — на то я и актриса, чтобы вживаться в чужие характеры! 

– Вы согласны, что по-настоящему профессиональным можно назвать только того актера, который может как выступать на сцене, так и сниматься в кино?
– Желательно уметь и то, и другое. Ута Хаген – лучшая театральная актриса Америки прошлого века – говорила: “I love going to the movies; I love watching good movie actors. They must know something I don’t”. Многие лучшие актеры американской школы никогда не работали в театре, но назвать их «непрофессионалами» у меня бы не повернулся язык. Мнение о том, что работа в кино легче, чем в театре, ошибочно.

– Посоветуйте новичкам, кто еще не приобщился к местной театральной культуре, пару мест, где в Лондоне кипит театральная жизнь.
– Не забудьте прийти на наш спектакль — это совет номер один! Мне нравится театр Soho Theatre, а еще — камерный театр Complicite, который получил в России «Золотую маску». 

– Кто разделит с вами сцену Tabernacle Theatre?
– Эта команда собрана на один проект, и c ними я работаю впервые. Режиссер Константин Каменский — ученик Романа Виктюка, известный в Лондоне постановками «Тюремный психолог», «Собачье сердце», «Одесские рассказы». Артур Устинов играл главную роль в другой постановке Коляды – «Рогатка». Лилия Вард и Костя Рунковский  учат роли как второй состав, и в спектакле в конце февраля у них небольшие роли, но я надеюсь поработать с ними в будущем. Хорошо бы привезти этот спектакль осенью на фестиваль в Екатеринбург и сделать пару показов в США. 

– Если молодые актеры прочитают этот материал и захотят присоединиться к вашей труппе, возможно, для следующей постановки — как вас найти?
– Я буду рада получить резюме от профессиональных актеров и театральных специалистов на адрес artplanetproductions@gmail.com. В процессе разработки — фантастическая антиутопия «Мы» по Замятину, драма «Валентина» по Вампилову и классика – «Чайка» Чехова. На спектакль в Tabernacle мне нужны два волонтера — пишите!

Беседовала Елена Лео


Спектакль «Америка России подарила пароход»

КОГДА: 28 февраля в 19:30 и 29 февраля в 14:00 и в 19:30

ГДЕ: The Tabernacle Theatre, 25 Powis Square (off Portobello Road), Notting Hill, London W11 2AY

БИЛЕТЫ: Early Bird – £25 (балкон), £30 (партер); angliya.com/tickets

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.