«Евровидение-2020»: праздник отменяется, но хиты остались

«Евровидение-2020»: праздник отменяется, но хиты остались

Когда стало известно, что от России в Роттердам поедет группа Little Big, новость эта вызвала на просторах Рунета такой ажиотаж, что даже подвинула в трендах ужасный Covid-19. Но ненадолго — злосчастный вирус быстро отыграл котировки, попутно обрушивая цены нефть, сметая с полок туалетную бумагу, опустошая аэропорты Франции и пиццерии Италии. 

В итоге сам конкурс отменили – к тому моменту этот материал уже был подписан в печать. Тем не менее предлагаем вам потратить пару минут и узнать, почему песня Uno набрала миллионы просмотров, чем хорош британец Джеймс Ньюман и какие имена заявили на празднике песни другие постсоветские страны.

Россия: Little Big

Новость о том, что Россию представит Little Big, взорвала  интернет — давно соцсети не видали такого искреннего ликования, смешанного, однако, с гряземетанием. Возможно, в 2020-м к трансляции из Роттердама впервые проявит неподдельный интерес прогрессивная публика из России, обычно считавшая «Евровидение» проветриванием музыкального нафталина.

Little Big – это, со слов участников, сатирическая коллаборация, а по факту – фрик-рейв-коктейль, который не стоит употреблять людям, не обремененным чувством юмора.

 Хранители российских скреп уже захейтили ребят в соцсетях за «эксплуатацию глобальных стереотипов о русских». Про стереотипы они не наврали, и если вы не видели адский замес из АК-47, снега, водка, гопоты, татуировок, кокошников и неглиже от Little Big— интернет помнит все, зайдите на YouTube. 

Little Big любят и знают в Европе, где группа во главе с харизматичным солистом Ильичем (Ильей Прусикиным) частенько гастролирует. Западные критики окрестили их стиль funeral rave, а журнал Vice назвал коллектив «ответом Die Antwoord из российской психушки». Кстати, международная карьера Little Big началась с легкой подачи этой известной южноафриканской рэп-рейв-группы: питерцы выступили на разогреве у Die Antwoord в 2014 году. Под это событие они написали почти все треки первого альбома. 

До этого 1 апреля 2013 года на YouTube был залит сатирический клип Every Day I’m Drinking, которые выстрелил по всему миру – глумление над западными стереотипами о русских «завирусилось», стало собирать миллионы просмотров, хотя публика знала, что создатели – даже еще и не группа, и песен других у них нет. Это был вирусный пранк. Но горячее предложение сыграть с Die Antwoord уже поступило, и за месяц Little Big пришлось написать шесть композиций и снять несколько клипов. Сегодня на счету группы уже четыре альбома.

В 2019 году Little Big ворвался в чарты с зубодробительным хитом Skibidi, который по назойливости уступал разве что Crazy Frog 2006 года. Странные подергивания, которые и танцем-то не назовешь, пошли в народ: Skibidi стал международным флешмобом. Его посмотрели онлайн уже 360 млн раз, а про фанатские кавер-версии и говорить не приходится. 

В Роттердам Little Big должны был повезти песню Uno, которая, может, и не так горяча, как Skibidi и Faradenza, но шансы у России были. Особенно удался танец: сводим-разводим колени, смотря строго перед собой, и поворачиваемся кругом на раз, два, три, четыре.

Украина: Go-A 

Украина сделала ставку на электро-фолк, возможно, памятуя, что когда-то творчество российских «Бурановских бабушек» принесло тем второе место. Страну должна была представлять  группа Go-A с песней «Соловей». 

В финальном туре Go-A обошли еще пятерых конкурентов на три очка, но без скандала не обошлось. Прекрасная во всех отношениях Go-A хоть и образовалась десяток лет назад, широкому зрителю неизвестна. В ее дискографии значится всего один альбом, записанный аж в 2016 году. Казалось бы, у страны есть музыкальные герои — та же голосистая красавица Анна Maruv Корсун, почему не отправили ее? 

Но вот в чем замес: согласно правилам НОТУ (Национальной общественной телерадиокомпании Украины), в конкурсе на песенную путевку в Старый Свет могли участвовать только артисты, которые не гастролировали в России с 2014 года, не планируют и не анонсируют концертной деятельности в РФ до финала шоу в Европе. А еще и штампики в паспорте насчет пересечения границы в Крым могут проверить – а не с российской ли территории вы въезжали в родную Украину? Кто-то еще считает, что искусство вне политики? 

Беларусь: VAL

Беларусь выбирала представителя на «Евровидение-2020» путем открытого национального отбора. Помогать народу выбрать из 12 исполнителей и групп все же определили профессиональное жюри. Как всегда, встали перед дилеммой: что эффективней – нести народную культуру в массы или делать легко запоминающийся трек на английском? Патриотично остановились на первом варианте: по итогам финального гала-концерта решили, что Беларусь представит группа VAL с песней Da Vidna. Артисты Валерия Грибусова и Владислав Пашкевич исполнят «современный танцевальный трек на белорусском языке».

До этого на белорусском ребята не пели, а тут — хороший повод. 

Грузия: Торнике Кипиани

По отличному от Беларуси пути пошли грузины, выпустив англоязычный трек Take me as I am — абсолютно коммерческую песню, которую вы могли бы услышать что в Амстердаме, что в Берлине, что в Лондоне.  В официальном «Твиттере» Грузии на Евровидении @geo_eurovision «Прими меня таким, какой я есть» описывают как смесь классического рока, электроники и дабстепа.

 31-летний Торнике Кипиани — автор этой песни и победитель первого шоу X Factor Georgia в 2014 году. Он уже пытался прорваться на «Евровидение» в 2017 году с треком Your Are My Sunshine, но удача улыбнулась ему только спустя три года. 

Для этого он принял участие в отборочном проекте «Звезда Грузии» и, как  победитель, 31 декабря получил путевку в Роттердам. Удачу в финале ему принесла тяжелая композиция Alice in Chains – Love, Hate, Love. 

Торнике играет на гитаре, обладает низким глубоким голосом, хорошим английским и запоминающейся внешностью, но почти такой же набор не помог дойти предыдущему представителю Грузии Отару Немсадзе даже до полуфинала.

Великобритания: Джеймс Ньюман

Великобритания участвовала в «Евровидении» 62 раза из 64-х. Она входит в «Большую пятерку» – это страны, которые наряду с организаторами не должны проходить квалификацию в одном из двух полуфиналов. 

Кроме Великобритании, такими привилегиями обладают Италия, Испания, Франция и Германия. В прошлом столетии британцы выигрывали пять раз и 15 раз становились вторыми. 

Начиная с «нулевых» дела пошли хуже — островитяне даже в первую десятку смогли попасть всего пару раз с Джессикой Гарлик и Джейд Юэн (да, мы тоже не помним, кто это). 

Ситуация с Джеймсом Ньюманом в этом году выглядела неплохо: парень – лауреат национальной премии Brit Awards-2014 за песню Waiting All Night, которую он написал для группы Rudimental. 

В Голландии ему пришлось бы  петь самому. Песню My Last Breath  уже похоронили критики — говорят, неформат. А вот Джеймс надеялся, что запоминающаяся мелодия как раз понравится публике. Записывали ее среди шотландских озер в январе. Источником вдохновения стала документалка о водолазе, который отбился от своей команды в Северном море. Она же вдохновила ребят прыгать посреди зимы в озеро, а в Шотландии зимы не теплые.

Раньше в Великобритании голосовали на открытках — их после трансляции выступлений конкурсантов по Би-би-си полагалось отсылать в офис телеканала. Потом это делали с помощью кнопок на пульте телевизора и онлайн, а вот в 2011-м демократию на четыре года отменили: Би-би-си выбирала и исполнителя, и песню. В 2016-м придумали новый формат — конкурс Eurovision: You Decide, когда могли выбирать зрители. В 2017 году к этому добавили и профессиональное жюри. А в этом году метаниям пришел конец: BBC Studios отдали создание песни на откуп лейблу BMG. На него-то и работает Джеймс Ньюман. 

 

Прибалтика: в фаворитах – литовский Roop

Литва, Латвия и Эстония отправят своих представителей в Роттердам, но реальные шансы сорвать куш, согласно букмекерам, были только у Литвы. Литовский Roop замыкал тройку лидеров, следуя за Болгарией и Швейцарией. Впрочем, голосование на сайте Eurovision прочил группе первое место. Латвия и Эстония в этом году уже на старте затерялись в хвосте третьей десятки конкурсантов.

The Roop вез в Голландию огненный трек с говорящим названием On Fire – за него мужское трио из Вильнюса отхватило высшие баллы и от профессионального жюри, и от зрителей. Коллектив, который сложился в 2014 году, уже пытался пробиться на конкурс в 2018-м, но стал только третьим.

Над песней конкурсанта от Эстонии Уку Сувисте работала команда короля эпатажа российской эстрады Филиппа Киркорова. Соавтором конкурсного трека What love is стал Шэрон Вон: его прошлая работа на «Евровидении» – песня Scream Сергея Лазарева. По итогам голосования и зрителей, и жюри Уку прошел в полуфинал конкурса Eesti Laul-2020, а вот финал определялся только зрительским решением.  

Саманта Тина из Латвии выиграла путевку в Роттердам, опередив 26 конкурсантов в национальном конкурсе Supernova. Девять финалистов определило жюри, но победу ей принесло народное голосование. 30-летняя Саманта – яркий пример упорства: она пыталась попасть на «Евровидение» аж четыре раза, но удача улыбнулась только сейчас с песней Still Breathing.

 

Подготовила Елена Лео

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.