Врач-пульмонолог Елена Карнович: «Мы не были готовы к этой ситуации»

Врач-пульмонолог Елена Карнович: «Мы не были готовы к этой ситуации»
Фото предоставлены героиней интервью

Елена Карнович – врач-консультант, пульмонолог и специалист по неотложным состояниям в одной из больниц Кройдона. Родилась во Владивостоке, в 2000 году переехала в Британию и уже два года спустя начала работать в сфере здравоохранения. Также владеет клиникой эстетической медицины, которую пришлось временно закрыть, чтобы посвятить все свое время борьбе с пандемией.

Сегодня Елена ежедневно спасает жизни людей, заболевших коронавирусом.

Расскажите, насколько серьезна ситуация в больницах? Настолько ли все страшно, насколько пишут СМИ и нагнетают соцсети?

Моя больница работает в штатном режиме. Никто не отменял травмы и срочные операции, помощь оказывают всем. Больные сначала поступают в A&E, то есть в отделение неотложной помощи. Там уже всех распределяют по специализированным отделениям, к примеру, хирургия, кардиология, ревматология и т.д. У нас в больнице их 15, и когда к нам только начали поступать пациенты с Covid-19, специально для них изначально выделили два отделения: мы их называем «грязными». Так вот сейчас таких отделений уже пять.

Удивительно, но в больницу стало приходить меньше пациентов. Если раньше, к примеру, к нам поступало по 50 человек в день, то теперь по 35, но 80 процентов из них с коронавирусом. Могу предположить, что пациенты с «обычными» травмами и болезнями сидят дома и боятся обратиться в больницу, где сейчас правит вирус. Переживаю, что когда им все-таки понадобится помощь, их состояние будет слишком тяжелым.

Сейчас все отделения вообще перемешались, все врачи работают с Covid-19. Пациенты приходят со схожими симптомами, и рентгены у них тоже одинаковые. 

 Вызвал ли коронавирус какие-то глобальные сложности в работе больниц?

– Одна из главных проблем это то, что пациенты заражают друг друга. К примеру, поступил человек с больным сердцем, его отправили в кардиологию, а он коронавирус с улицы принес. Симптомы же не сразу проявляются, а потом раз – и тест положительный. Пока этот больной находился в палате, он уже успел чихнуть или покашлять и заразить других.

Пациентов с позитивным тестом сразу же переводят в отделение для больных с Covid-19. Передается вирус легко, а вот инкубационный период у него затяжной, поэтому так и происходит.

Еще одна проблема: много тяжелобольных пациентов с вирусом на так называемых аппаратах СРАР. Это – не требующая наркоза вентиляция легких через тугую маску. Таким больным нужны особый уход и пристальное внимание, и больницам с ними особенно тяжело справляться.

Сначала Covid-19 может проходить в легкой форме, но может осложниться двусторонней пневмонией, требующей кислорода. Если раньше на ночные смены могли ставить только младших докторов или интернов, то теперь на такие дежурства выходят врачи с опытом. Начинающим врачам требуются поддержка и помощь, многое для них пока что сложно. 

 Какой возраст у ваших коронавирусных пациентов и сколько в среднем они лежат в больнице? 

Возраст самого молодого и тяжелого пациента, который нуждался в стационарном лечении, 37 лет. Все остальные с Covid-19  старше 50. Более того, чаще всего у таких больных обнаруживаются сопутствующие патологии, например, сахарный диабет. Пациенты, прибывшие в больницу с коронавирусом, находятся там восемь дней. После считается, что пациент не заразный.

 Правда ли, что больницы не справляются с потоком больных и как сейчас проходят операции?

– В нашей больнице с потоком пациентов справляются. Да, порой приходится туго, особенно менеджерам, которые распределяют койки, но пока их на всех хватает и работаем мы как обычно. Поток пациентов в больницах был большой и до коронавируса, врачи всегда были в стрессе. Сейчас отменены только те плановые операции, которые могут подождать. Если нужно срочное вмешательство, вам не откажут. 

 В чем, на ваш вгляд, основная опасность коронавируса?

Во-первых, в инкубационном периоде. Если например, вы заразились обычным гриппом, то он может проявиться сразу. Инкубационный период Covid-19 длится две недели. Пациент может даже не подозревать о нем. А потом вирус будто накрывает волной. Развивается сильная пневмония, а это уже опасно. 

 Согласны ли вы с действиями правительства относительно самоизоляции и карантина и сможем ли мы справиться с эпидемией?

 У нас нет другого выбора. Нужно сделать все, чтобы вирус перестал распространяться, и ждать вакцину. Сейчас ученые активно работают над ее разработкой, во многих лабораториях даже отменены другие исследования, все силы брошены на разработку лекарства от коронавируса.

Мы не были готовы к этой ситуации. Еще в январе многим казалось, что Covid-19 где-то далеко, а уже практически через два месяца он был у нас. Я верю, что победа за нами, однако борьба может затянуться надолго, насколько – сейчас предположить сложно. 

 Может ли профессионал по каким-то симптомам с точностью сказать, что у пациента коронавирус?

Всех пациентов с кашлем, высокой температурой и мышечной слабостью мы классифицируем как коронавирусных до тех пор, пока не подтвердится другой диагноз. Есть, кстати, один очень необычный симптом, свойственный Covid-19, – отсутствие у пациента вкуса и обоняния. 

 Согласны ли вы с тем, как коронавирус освещают в СМИ? Какие мифы о вирусе вам бы хотелось развеять?

СМИ в целом хорошо освещают тему коронавируса. Больничные репортажи обычно транслируют из палат интенсивной терапии обычные палаты не показывают.

Но мне не нравится, как рассказывают про тестирование персонала. Проверяют только тех, кто работает «на линии огня»: медсестер, докторов, радиографов и даже уборщиков, которые находятся в контакте с коронавирусными больными. В нашей больнице, например, можно провести 125 анализов в неделю, поэтому проверить весь персонал просто невозможно. Когда я почувствовала у себя симптомы коронавируса, меня сразу же направили в специальный центр, где можно было сдать анализы. Прошло уже десять дней, а я до сих пор не знаю результата. СМИ трубят про эти новые центры для тестирования и их эффективность. Это неправда.

Мифов вокруг коронавируса сегодня очень много. Лично меня возмущает история о том, что якобы во всем виновата Америка. Мол, американцы разработали Covid-19 в специальной лаборатории и продали его Китаю, чтобы он в свою очередь распространил вирус по всему миру. 

 Как изменилась ли ваша жизнь в связи с пандемией? 

 Моя жизнь далека от нормальной. Обычно я работаю частично в больнице, а частично – у себя в клинике. Теперь все свое время я посвящаю больнице, где график постоянно меняется. Врачи болеют, их приходится заменять. Появились ночные дежурства. Однако я очень рада, что у меня есть возможность ходить на работу и быть полезной обществу в такой сложной ситуации. 

Очень скучаю по своему хобби я занимаюсь фигурным катанием. Пилатес тоже исчез из жизни. Дома сложно заниматься: у меня ребенок с аутизмом, который требует внимания. Он очень хочет в школу или в бассейн и не понимает, почему вся семья теперь сидит дома. Но других вариантов нет, повторюсь.

Беседовала Мария Кулик

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.