Радислав Гандапас: «Позвонить без предупреждения – сегодня дурной тон»

Радислав Гандапас:  «Позвонить без предупреждения – сегодня дурной тон»
фото123rf.com

Онлайн-общение трансформирует привычный мир. В новом формате нормы «политеса» и приветственные ритуалы остались в сокращенной версии. Как выйти из карантина и снова начать общаться «вживую», каковы плюсы и минусы онлайн-реальности и не вытеснит ли она традиционное общение?

На эти вопросы отвечает Радислав Гандапас, президент Ассоциации спикеров СНГ (CISSA), автор одиннадцати книг, изданных на семи языках, человек, который занимает 27-е место в списке TOP-30 Global Gurus.

– Что поменялось в обществе с введением карантина? 

– Главное, что изменилось с момента изоляции, это формат общения. Человечество обнаружило, что, во-первых, в изоляции можно поддерживать эффективное общение.

Во-вторых, в новых форматах общения есть как недостатки, так и достоинства. Например, онлайн-переговоры по Zoom или Skype лично у меня даже по самым сложным вопросам не длятся более 30 минут. В офлайне каждая встреча занимает как минимум час или полтора. Причем основную часть времени съедают общепринятые ритуалы: приветствия, кофе, чай, светские беседы. В онлайн люди переходят сразу к конкретике.

В-третьих, вдруг выяснилось, что людям и не нужно столько много разговоров. Если раньше они просто звонили, то сейчас перед звонком они пишут в различные мессенджеры, спрашивая, удобно ли человеку общаться. Набрать номер без предупреждения сегодня – это дурной тон, это как войти в дверь без стука.

Вдруг выяснилось, что двустороннее общение,  то есть диалог, совершенно не обязательно. На смену длинным текстам пришли аудиосообщения. Это неполный список открытий в отношении коммуникаций, сделанных человечеством за время самоизоляции, которые повлияют на характер общения после карантина.

Кроме того, онлайн-общение уже не откатится на то место, которое занимало в нашей прежней жизни. Сидя дома и находясь в вынужденных ограничениях, многие освоили те виды интернет-возможностей, которыми по разным причинам не пользовались ранее, и оценили их. К примеру, интернет-покупки – экономия времени, быстрота и эффективность выбора по заданным параметрам.  

– Онлайн вытеснит общение «в реале» после изоляции?

– Для тех, кто не разорвал культурные связи с родиной, хочу напомнить реплику одного из героев фильма «Москва слезам не верит», работающего оператором на телевидении, которое только зародилось. Он говорил, что «скоро не будет ни театров, ни кино, ни газет, а только одно сплошное телевидение».

Сегодня тоже находятся люди, которые говорят, что скоро ничего офлайн не останется. Но, имея возможность посмотреть любой фильм дома в HD-качестве, я с трепетом ожидаю окончания карантина, чтобы пойти в кинотеатр. Бесплатно или почти бесплатно я смотрю онлайн-выступления спикеров мирового уровня, таких как Маршалл Голдсмит, Ицхак Адизес, Саймон Синек – это профессионалы, выступления которых и стоят дорого, и попасть на них сложно, но я с нетерпением жду, когда начнутся ивенты, чтобы, проехав полмира, послушать их вживую.

Живое общение – это другая энергетика, эмоции, сопереживание, возможность обсудить впечатления от увиденного с другими людьми, почувствовать себя частью группы единомышленников. Никакой онлайн-формат такой амплитуды переживаний не даст. 

– В какую сторону эффективность обычных тренингов отличается от онлайн-формата?

– Главное преимущество онлайн – это огромный охват аудитории. На днях я проводил большой онлайн-тренинг, и только пятерых участников я видел в скайпе. Его слушали две тысячи человек, эту цифру мне назвали, но физически я ее не постигаю. Она для меня умозрительная.

В онлайне я контролирую только себя, я не могу управлять аудиторией. На традиционном тренинге я контролирую аудиторию, корректирую ее действия и дожимаю, если нужно. Я получаю эмоциональный отклик – это только один из языков нашего общения.

В живом тренинге я работаю с аудиторией, а в онлайн-пространстве – с информацией. Человеку, слушающему онлайн-тренинг, сложнее сконцентрироваться. Он может параллельно заниматься чем-то еще. Я не могу контролировать даже степень его концентрации. Я знаю, что он меня слушает, но я не могу быть уверенным в том, что он меня слышит. Это, конечно, накладывает большой отпечаток на работу онлайн, и, имея выбор, я бы предпочел офлайн. Но бывают ситуации, в которых онлайн-формат – единственно возможный способ коммуникаций.

– После того, как выявились преимущества виртуального общения, возможно, появятся комбинированные форматы?

– Я буду совмещать живое выступление с онлайн-трансляцией. Придется перестраивать тренинги таким образом, чтобы вовлекать и онлайн-аудиторию. Нужно думать о платформе и команде, которая будет модерировать, настраивать онлайн-работу, давать задания, исправлять ошибки. Конечно, есть вероятность, что офлайн-аудитория уменьшится.  

– После карантина спрос на традиционное общение возрастет?

– Я думаю, что нет. Оно вернется, но не в полном объеме. После карантина многие будут разочарованы – ведь станет очевидно, что можно обходиться и без него. Онлайн – более гибкий формат общения. Например, его в любой момент можно прекратить, в офлайне это сложнее. 

– Насколько важно видеть человека, с которым ты ведешь переговоры, его мимику, жесты, эмоции?

– В офлайн задействованы все каналы, в онлайн только изображение и звук голоса, который часто искажается из-за плохого интернет-трафика, и технические неполадки в целом создают неблагоприятный эмоциональный фон…

– Можно стать лидером онлайн? 

– В онлайне возможность элементов влияния сокращается. Меня вдохновляют примеры традиционных лидеров, которых мы никогда не видели, но они влияют на нас через силу образа: Махатма Ганди, Иисус Христос. Сила их идей дошла до нас, и мы стали апологетами этих лидеров, они повлияли на наше поведение.

Это высшая форма лидерства. Несмотря на то, что его фактически нет, его контролирующая функция сохраняется. Возможно даже лидерство без лидера только за счет его образа. Лидеры многих компаний, работающих сейчас в удаленном режиме, продолжают влиять на команду онлайн и вести ее к результатам. 

Что касается выступлений, то в онлайн все усложняется. Я стараюсь максимально расширить для себя возможности влияния. Нельзя расхолаживаться только потому, что вы не стоите на сцене.

Спикер должен выглядеть уверенно. Одежда, антураж помещения, профессиональный свет – картинка при восприятии очень важна. Имеет значение и звук: например, для того, чтобы не было эха и голос был более мягким, без обертонов, я ставлю в помещение пустые картонные коробки.

Компьютер установлен на значительном расстоянии, он берет поясной план. Я могу жестикулировать, что-то рисовать на флип-чарте. Кстати, если мне предложат на выбор флип-чарт или слайды, я выберу флип-чарт, потому что он придает общению спонтанность, искренность, динамику. Я могу жестикулировать, а без жестикуляции не будет того голоса, тех  эмоций – это зрелищно, красиво. Личный бренд руководителя, харизма лидера – это тоже элемент влияния. 

Беседовала Елена Неделя

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.