Доктора наук за бортом

Доктора наук за бортом
фото123rf.com

Виза Tier 4 неожиданно дала течь, и остается только догадываться, бросит ли правительство Великобритании спасательный круг только что получившим степень PhD и находящимся здесь по годовой визе докторам наук

В очень непростой ситуации во время эпидемии коронавируса в Великобритании оказались иммигранты самых разных визовых категорий, так как большинство не имеет доступа к public funds  – государственным пособиям. Более того,  у некоторых срок действия виз истекает в ближайшее время, не все границы открыты, цены на билеты превышают разумные пределы, а репатриация на родину – далеко не всегда выход.

9 мая 2020 года Высокий суд Великобритании заслушал дело трудового мигранта, оставшегося без работы и не получившего никакой поддержки, так как его виза не предполагает доступа к пособиям. Судья признал действия британского МВД нарушающими статью 3 Конвенции о правах человека. И вроде бы это касается всех категорий визовых мигрантов без права доступа к пособиям, но на деле конкретного решения пока нет. Хотя приятно, что первенство суд отдал правам человека, а не иммиграционным регуляциям.

За бортом, например, осталась категория, будущее которой особенно туманно. Научная интеллектуальная элита – доктора наук, – получившие степень PhD и остающиеся в стране по визе Tier 4, из-за пандемии оказались в непростой ситуации.

Эта категория мигрантов имеет возможность искать работу в Великобритании после окончания обучения. Напомним, что раньше эта возможность была практически у всех студентов, потом ее оставили только докторам наук, но Тереза Мэй, вступив в должность премьера, сократила срок пребывания в стране после получения степени с двух лет до года. Борис Джонсон, сменив политического соперника на посту, пообещал вернуть прежние условия, но это произойдет явно нескоро.

Полундра!

Прежде чем защититься, доктора довольно долго – от четырех до восьми лет – живут в Великобритании,  у них налаженный быт, доход, они платят налоги в государственную казну и за возможность обращаться за медицинской помощью в NHS. Чтобы найти работу после защиты, есть всего год.

В обычных условиях к такому положению вещей все готовы, но форс-мажор заставил докторов наук столкнуться с неопределенностью. Часто их приглашают на проектную работу в качестве экспертов или аналитиков на временный контракт. Другая возможность – продолжать научную деятельность в академической среде. Но сейчас большая часть всех проектов заморожена до лучших времен.

«До 17 апреля я вообще не следила за тем, что происходит в мире, – рассказывает доктор психологических наук Елена Моргунова.  – Потом проект закончился, и стало понятно, что коронавирус – это всерьез и надолго. Но меня ждала другая работа в  крупной международной компании, поэтому я сильно не переживала, а потом мои заказчики пропали. Когда я обратилась к ним напрямую, оказалось, что проект заморожен на неопределенный срок, и я оказалась за бортом. Сейчас нашелся небольшой фриланс, но ситуация меня беспокоит. Виза заканчивается в сентябре, но не думаю, что к моменту ее окончания что-то появится на рынке вакансий, так как страна только будет выходить из локдауна».

Уникальность сложившейся ситуации заключается в одновременном коллапсе всей мировой экономики, так как вирус пришел в страны с разницей в пару недель. Поэтому уехать в другую страну не получится, как не получится просто вернуться домой. Хотя в соцсетях в комментариях по теме неожиданно образовался хейтерский поток из серии «вы знали, что брали», «не нравится – отправляйтесь домой», «с голоду вы не умираете», «идите работать в магазин»…

Слишком хороший доктор

Все так. Понятно, что академики, пробивающие себе дорогу интеллектом, сочувствия вызывают мало, они – борцы, а не жертвы. Но вот только запасы тают, а счета никуда не деваются, и даже если эти люди не нуждаются в самом необходимом, то муниципальные налоги и арендная плата отнимает существенную часть их бюджета при полном отсутствии каких бы то ни было поступлений.

И нет, они не могут пойти работать в магазин, но не потому что не хотят, а потому что их не возьмут как людей слишком компетентных. Научную степень скрыть невозможно – в рабочих визах указаны основания нахождения в стране. Ради эксперимента одна из наших респонденток разослала 150 резюме на самые разные позиции, доступные во время локдауна, и получила только один ответ – из паба, но не с предложением пиво разливать, а с приглашением прийти и потанцевать на пилоне. Смешно, но на самом деле грустно.

Доктор социологических наук Анна Шадрина несколько дней назад получила отказ по своему проекту: пройдя два конкурса, срезалась на третьем. «Еще немного – и мне придется идти выгуливать чужих собак, наверное», – делится с нами она своим настроем. Ее виза истекает в марте 2021 года.

«В моей среде невероятно высокая конкуренция, и мне, как специалисту с белорусским паспортом, приходится прыгать выше головы, чтобы построить академическую карьеру. Неприятно, конечно, но определенная доля дискриминации присутствует. Я живу здесь уже пять лет, я хорошо понимаю, как устроена академическая среда на острове, и у меня нет особого желания возвращаться в Беларусь, потому что я не вижу там научного будущего. На проект, который я подала, было 700 претендентов. Вы представляете, какие жесткие конкурсные отборы мы проходим? Одного года очень мало, чтобы закрепиться в академической среде после выпуска, но боюсь, что лично я уже пролечу в ожидании пока Борис Джонсон вернет двухлетний срок поиска работы, а с коронавирусом я сильно потеряю во времени и возможности поиска. Если раньше на академическом рынке было 100-150 проектов, то сейчас остались единицы. И даже если мы предположим, что через пару лет все восстановится, конкуренция станет еще жестче», – сетует Анна.

Привлекательность академической карьеры Шадрина объясняет  ее «бесконечностью»: «Нестабильность, почасовая оплата преподавательского ассистенства является неизбежным злом, так как благодаря этой ступени мы получаем необходимый профессиональный опыт. В дальнейшем, как только вы сели на академического коня, можете ехать на нем до конца жизни. Академиков сейчас все реже “выгоняют” на пенсию, с годами опыт и ваши навыки ценятся все выше и приобретают больший вес».

Важно отметить еще один момент, о котором почему-то редко говорят. Ценность иностранных студентов-докторантов не в «дружбе народов». Студент-докторант, получивший грант, обходится Великобритании в среднем от £100 до £150 тыс. Вряд ли такие деньги платят за красивые глаза. Это значит только одно, что проект, который предлагает человек, представляют  интерес для Великобритании, то есть государство в том числе покупает иностранные знания: ученый реализует свой проект на британской научной ниве, и эти данные, знания, методы работы и их всходы остаются тут. Система win-win – все довольны, и так работает весь мир. Так что будем честны, докторанты оставляют в стране, где получили степень, чуть больше, чем налоги и сентиментальные воспоминания о русской интеллигенции.

123rf.com

Драгоценный год

Продление срока пребывания в стране действительно критично для подобной визовой категории. Проблема докторов прежде всего в том, что это не самая многочисленная и довольно разрозненная категория.

У докторов наук нет профсоюза, Ана сайте Home Office нет точной цифры людей, приехавших в страну по визе Tier 4, друг с другом они практически не знакомы, так как, опять-таки, все завязано на университет, и они никогда не нуждались в каком-то организованном объединении. Спонсором виз выступает именно он, но после защиты учреждение уже не несет ответственности за помощь докторам.

Сравнивать со студентами их бессмысленно, так как у первых есть определенная сумма на счету, рассчитанная на весь год, есть, как правило, молодые работающие и поддерживающие их родители плюс возможная помощь из специальных фондов вузов.

Только что «остепенившиеся» доктора по сути являются пока специалистами за бортом – у них есть год, что заполучить место на корабле будущего. Кто-то, как Елена, уходит обратно в корпоративные структуры, кто-то, как Анна, пытается остаться в науке.

Спасите наши души

И если в мирной жизни все принимают эти правила, то в условиях пандемии защитившиеся доктора наук всерьез задумываются, а что же делать? Потому что сейчас им не до науки – остро встает вопрос выживания.

Докторам наук нужна не финансовая помощь государства как таковая. Хотелось бы поставить обязательные платежи в рассрочку, продлить визы и получить возможность не бегать с выпученными глазами по инстанциям, а спокойно сосредоточиться на том, ради чего они здесь находятся. Обращение в ответственные организации пока никаких результатов не принесло. Министерство внутренних дел разводит руками и посылает в родные консульства, консульства разводят руками и посылают в МВД Великобритании, депутаты вообще впервые слышат о такой проблеме, а пресса пока не знает, как об этом писать, потому что непонятно, как этих пострадавших докторов отыскивать, если они все такие разрозненные.

Вы спросите, а почему бы не вернуться на родину? Некоторые откровенно не хотят, потому что уезжали оттуда по политическим или личным причинам, а другие не против, даже сильно “за”, но это – прыжок в неизвестность, туда, где уже нет ни жилья, ни работы и, может быть, уже нет даже семьи. Начинать придется с нуля, а в эпоху коронавируса пострадали все страны, и перспективы их туманны.

Хочется надеяться, что права человека –  а британский суд уже это подтвердил – окажутся важнее, чем иммиграционные уловки и мнение агрессивной толпы.

Маргарита Баскакова           


Мнение эксперта                                                                                                  

Комментирует Владислав Галинский, иммиграционный юрист компании Law Firm Limited, аккредитованный Office of the Immigration Services Commissioner (OISC):

Пандемия коронавируса перевернула весь мир. Жизнь многих жителей Британии сильно изменилась и зачастую, к сожалению, в худшую сторону.

Ситуация не могла обойти людей, которые проживают в стране по студенческой визе Tier 4 в рамках обучения и работы по программе PhD. В то же время правительство Великобритании приняло ряд ключевых мер, которые способствуют как минимум частичной стабилизации и улучшению экономического и финансового положения таких людей, а также обеспечивают сохранность их визового статуса в стране.

В частности, благодаря недавнему решению Высокого суда Великобритании от 9 мая 2020 года, о чем вкратце упомянуто в статье, Home Office пересмотрел руководство для визовых сотрудников. Теперь оно предписывает обеспечить «сочувственное и оперативное принятие решений» при работе с заявителями, стремящимися к тому, чтобы их ограничительное визовое условие «не прибегать к государственным средствам и пособиям» было снято. 

Мигрантам, не обращающимся за государственными средствами и пособиями (и которым обычно запрещено ими пользоваться ввиду визовых ограничений), оказывается определенная поддержка на бесплатной и свободной основе, в том числе:

– тестирование и лечение коронавируса,

– доставка на дом продуктов питания и медикаментов для профилактики заражения как особо уязвимого лица,

– обязательное предоставление пособия по болезни,

– пособие по найму и поддержке за счет взносов под названием Contributory Employment and Support Allowance,

– схема сохранения рабочих мест при коронавирусе и схема поддержки доходов от самозанятости при коронавирусе под названием Coronavirus Job Retention Scheme и Coronavirus Self-employment Income Support Scheme.

Безусловно, сейчас очень остро стоит вопрос оплаты арендуемого жилья. Поэтому новое законодательство о несостоятельности временно запрещает арендодателям подавать судебные иски о взыскании задолженности по аренде с предприятий и физических лиц, пострадавших от Covid-19.  

Также, в соответствии с решением Home Office, ваша виза будет продлена до 31 июля 2020 года, если вы не сможете покинуть Великобританию из-за ограничений на поездки или самоизоляции, связанных с коронавирусом. Для этого вы должны запросить продление в иммиграционной службе, если ваша виза истекает и вы не можете покинуть Великобританию прямо сейчас, но не планируете оставаться в Великобритании в долгосрочной перспективе.

Такие же меры были приняты в отношении заявлений на дальнейшее долгосрочное пребывание в Великобритании. В частности, если ваша виза истекает между 24 января 2020 года и 31 июля 2020 года, вы можете подать заявление из Великобритании, чтобы перейти на долгосрочную визу, не выезжая из страны, до 31 июля 2020 года.

В рамках этой меры рассматриваются и те заявления, которые раньше надо было подавать из родной страны. Вам нужно будет соответствовать требованиям вашего визового маршрута, на который вы подаете заявку, и оплатить сбор за ее подачу в Великобритании. Это можно сделать онлайн. Условия вашей визы останутся прежними до тех пор, пока ваше заявление не будет одобрено. 

Таким образом, люди не окажутся в условиях, когда им придется проживать в Великобритании нелегально и без финансовой или другой возможности продлить свой иммиграционный статус или перейти на другую визовую категорию вовремя до истечения срока действия текущей визы.

Мы прекрасно понимаем, что для полной стабилизации всей ситуации потребуется еще много дополнительных шагов и средств, а также время. Однако уже принятые меры и проделанные мероприятия будут способствовать обеспечению определенной уверенности у людей в том, что их жизнь в Великобритании не оборвется завтра и что в финансовом, экономическом и иммиграционном плане они не будут «выброшены за борт».

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.