Бонжур, Лондон!

Бонжур, Лондон!
фотоpexels.com

Пять французских уголков британской столицы

14 июля все триста тысяч живущих в Лондоне французских граждан разом вспоминают, что они французы, закупаются сырами, багетами, вином и раскрашенными в патриотические цвета эклерами и идут в парк на пикник праздновать День взятия Бастилии.

У Лондона долгая и богатая на события история взаимодействия с «прекрасной Францией». Все эти события оставили следы на лице города — и сегодня мы прогуляемся по французским уголкам британской столицы в поисках красивой архитектуры.

Гугеноты покидают французскую церковь в Сохо (Уильям Хогарт. Четыре времени суток: полдень. 1736). commons.wikimedia.org

Французский Тауэр

В XI столетии властитель Нормандии Вильгельм завоевал Англию и занял королевский трон. Захватив власть, он активно принялся укреплять ее: раздал земли своим вассалам, провел огромное количество реформ и построил рекордное количество замков. Себе для жизни Вильгельм тоже построил замок — в Лондоне, в 1078 году, — так и вышло, что первым французским местом города стал построенный нормандскими завоевателями Тауэр.

Шли годы, захватчики перемешались с местными народами, и со временем разделение на нормандцев и англосаксов исчезло. В следующий раз сопоставимый по величине поток французов хлынул в Лондон в XVI столетии, когда во Франции начались гонения на гугенотов; пик наступил в 1572 году, после Варфоломеевской ночи. Гугенотами называли французских протестантов, так что вполне логично, что спасение от католической резни они начали искать именно в Англии, где к тому времени протестантство стало государственной религией, а на троне прочно сидела королева-протестантка Елизавета I.

en.wikipedia.org

Спиталфилдс

В Лондоне тогда сходу появился крупный французский район. Здесь поселились ремесленники, по большей части бежавшие из Лиона. Занимались они изготовлением знаменитого лионского шелка. Мастера заняли окрестности нынешнего рынка Спиталфилдс (Spitalfields Market), и за следующие сто лет маленький лагерь вырос в крупнейшую французскую коммуну в стране, с большими цехами по производству тканей.

Район очень неплохо сохранился, и здесь до сих пор много зданий французских времен — их легко найти, побродив в районе улиц Фурнье (Fournier) и Брик-лейн (Brick Lane). Есть и жилые дома, и цеха. Кое-где и сейчас имеются трехсотлетние деревянные ставни на окнах и крепления для факелов. Некоторые дома до сих пор отмечены цветком лилии (the fleur-de-lis) — неофициальным символом французских беженцев. Со временем в Спиталфилдс прибыли эмигранты другого происхождения и других религий, и постепенно гугеноты растворились в пестроте Лондона. Особенно в этом плане показательно здание по адресу Брик-лейн, 59: строилось оно как гугенотская французская церковь, затем стало синагогой, а сейчас превратилось в мечеть.

Дома французских гугенотов в Спиталфилдсе. commons.wikimedia.org

Сохо

В XVII веке французский король отменил так называемый Нантский эдикт, гарантировавший свободу вероисповедания для гугенотов, и в соседние с Францией страны хлынул очередной поток беженцев. В это время сформировался второй французский район, на территории современного Сохо. Здесь поначалу селились изготавливавшие дорогие штучные товары французские мастера: часовщики, оружейники и ювелиры. Ремесленниками они были искусными, товары их стоили дорого, так что район был хоть и населенным беженцами, но вполне благополучным. На память городу от тех лет остались французские фамилии в названиях местных улиц да куски старой застройки, разбросанные среди клубов и баров Сохо.

В XVIII столетии во Франции произошла революция, и всевозможные «маленькие Франции» на английской территории разрослись как на дрожжах. С этого момента началась французская эмиграция не на почве вероисповедания, так что гугенотов быстро разбавили католики. И если более консервативный Спиталфилдс по-прежнему сохранял религиозную и национальную обособленность, то куда более открытый и пестрый Сохо принимал самых разных людей.

Исторически сложилось так, что на гербе Соединенного Королевства красуются две фразы на французском: Dieu et mon droit («Бог и мое право») и Honi soit qui mal y pense («Позор тому, кто дурно об этом подумает»). wikipedia.org

Со временем мастерские тут сменились ресторанами, французов потеснили итальянцы и ирландцы, а Сохо превратился в модный, богемный район, где собирались любители новой литературы, моды и музыки. Несмотря на это, Сохо оставался офранцуженным вплоть до конца 1950-х годов. Во время Второй мировой войны тут встречались французские беженцы и формировались отряды добровольцев, которые позже присоединились к британской армии.

С тех пор в Сохо сохранились два очень интересных и очень разных здания. Первое — Church of Notre Dame de France (Лестер-плейс, 5), французская католическая церковь, затерявшаяся в переулке неподалеку от Лестер-сквер. Строилась она в XVII столетии как домашняя церковь, но в XIX веке ее передали местному французскому сообществу. Здание пострадало во время войны, но восстанавливать его взялись серьезные мастера. В результате тут есть мозаики Бориса Анрепа, фрески, нарисованные Жаном Кокто, и работы многих других знаменитых французских художников, а вся постройка оформлена в своеобразном и ярком стиле, сочетающем готику и ар-деко.

Фреска Жана Кокто. commons.wikimedia.org

 

Второе здание — маленькое кафе, незатейливо названное The French House. Зал у него крошечный, но местом встреч французской диаспоры он считался еще начиная с Первой мировой войны. Шарль де Голль, создатель и идейный вдохновитель французского движения Сопротивления, использовал кафе как неофициальный штаб. Здесь он писал свои речи к французской нации, в том числе самую знаменитую — «À tous les Français» («Ко всем французам»), призывавшую к созданию Сопротивления и активному противостоянию фашизму. Кафе до сих пор работает. Тут старательно берегут оформление 1940—50-х годов, поэтому интерьер выглядит как выпавший из фильма о войне, но кофе здесь по-прежнему варят хороший. Адрес — Дин-стрит, 49.

Кафе The French House. commons.wikimedia.org

 

Вестминстер

Еще один французский район с XVIII века размещался в Вестминстере, и одна из улиц тут до сих пор именуется Petty France, то есть «Маленькая Франция». Здесь селились самые бедные эмигранты, которых не смущало соседство со скверной трущобой Devil’s Acre, располагавшейся на задворках Вестминстерского аббатства. Сейчас «Маленькая Франция» целиком занята современными офисами — здания прежних времен пришлось снести подчистую из-за их плохого состояния.

Барельеф над дверью Протестанской французской церкви Лондона (Église protestante française de Londres). commons.wikimedia.org

Оставили свои знаки и две другие большие войны. Война с Наполеоном принесла Лондону временные лагеря, где селили пленных французских офицеров. Также у некоего француза был в собственности большой участок земли в Найтсбридже (в ту пору далеко не таком фешенебельном, как сейчас), и он из благотворительных побуждений предоставил его соотечественникам-беженцам. Так в районе нынешнего «Харродса» появились улицы с французскими названиями, а вокруг них — лавки с французскими товарами. Несмотря на то что Францией война была проиграна, место быстро вошло в моду.

Южный Кенсингтон

Но самый яркий французский квартал принесла Лондону Первая мировая война. Эмигранты и беженцы из Франции и Бельгии стали селиться в Южном Кенсингтоне — поближе к Найтсбриджу, где уже существовало французское сообщество. Вскоре тут сформировался целый франкоговорящий поселок, появились свои рестораны, магазины, газеты и прочее. Район существует до сих пор, и на этом маленьком уголке Франции мы остановимся подробнее.

/www.flickr.com/photos/kake_pugh

Его центр — зона вокруг станции метро «Южный Кенсингтон», где находятся французское консульство и Institut Français, и затерянная между домами маленькая улица Бют-стрит — все, что осталось от бывших этнических торговых улиц.

С консульством все, наверное, понятно и так, а вот на Institut Français стоит обратить внимание. Это центр развития французской культуры за пределами Франции, его филиалы есть и в других странах. Интересен он двумя вещами: разнообразными курсами французского языка и обширной программой мероприятий, посвященных Франции. Языковые курсы мне не понравились, а вот мероприятия тут чрезвычайно разноплановые и часто очень интересные. Афиша есть на официальном сайте.

На соседнюю улицу выходит пристроенное к Институту сзади дополнительное здание — оно называется Ciné Lumière. Здесь работают новый кинозал с фильмами исключительно на французском языке и очень хорошая франкоязычная библиотека. Адрес — Квинсбери-плейс, 17. Также в округе много магазинов, где продаются сыры, вина и прочие традиционные для Франции продукты.

Бют-стрит — это два ряда старых домов, первые этажи которых заняты ресторанами и маленькими магазинами, почти исключительно французскими. Тут можно купить деликатесы или, например, книгу на французском языке, а можно хорошо пообедать или просто выпить кофе на улице, получив к нему совершенно изумительный круассан и газету «Монд». В 1980-х это место называли The Frog Valley — «Лягушачьей долиной». Сейчас французское сообщество тут сильно разбавляют выходцы из других стран, но это, пожалуй, единственная улица Лондона, где французский язык можно услышать так же часто, как английский.

Institut Français du Royaume Uni (французский культурный центр). flickr.com/kake_pugh

Подготовила Елена Чернова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.