Конский ценник

Конский ценник
Фото:предоставлено Оксаной Волошиной

Сколько стоит завести свою лошадь в Англии и так ли уж элитарна верховая езда? Где тренируют скаковых лошадей для Аскота и других скачек? Сложно ли содержать конюшню в карантин? Обо всем этом нам подробно рассказала Ксения Джонс – основательница конной базы Eyehorn farm в английском Кенте.

– Вы помните, как начался ваш «роман» с лошадьми? Как вы решили открыть свою конюшню?

– Любовь к лошадям мне привил мой муж Николай. В молодости он занимался конкуром (вид соревнований, где лошадь преодолевает препятствия, в частности прыгает через барьеры. – Прим. ред.), а потом начал строить конные объекты. Мы познакомились 11 лет назад в Ханты-Мансийске, начали встречаться, он много рассказывал про свою профессию. Я тогда работала в департаменте информационной политики в одной крупной компании и о лошадях даже не думала. Когда пришло время возвращаться в Англию, я сказала Николаю, что в России своей жизни не вижу, поэтому в Москве не останусь.

Он решил поехал за мной, о чем ни разу не пожалел, ведь Великобритания – это рай для лошадей и тех, кто их любит. Здесь очень трепетно относятся к животным, так исторически сложилось, скачки ведь придумали именно в Англии. Некоторые клиенты даже называют своих питомцев в честь членов семьи.

После переезда мы с мужем решили открыть в Кенте тренировочную базу, где проходит подготовка лошадей для различных соревнований.

– Расскажите, какой у вас режим дня?

– Работа кипит уже в 6:30 утра. База у нас небольшая, в разное время у нас бывало от 35 до 50 лошадей, а сейчас их 42. На базе мы содержим, тренируем и готовим лошадей к скачкам. Существует два вида скачек: гладкие (без препятствий) или барьерные. Мы занимаемся именно гладкими.

Каждое утро лошади тренируются: отрабатывают повороты, прыжки, хождение по кругу. На них садятся только жокеи, а тренер следит за процессом. Он замеряет скорость, проверяет, готово животное к скачкам или нет. Если да, то мы смотрим, в каких соревнованиях лошадь может участвовать, информируем об этом владельца.

Также мы помогаем нашим клиентам в покупке лошадей, то есть берем потенциального покупателя на аукцион, предлагаем ему варианты. Если клиент покупает лошадь, мы занимаемся ее подготовкой к скачкам.

Меня радует, что ни один наш клиент не бросил свою лошадь после завершения ее карьеры.

На фото – Ксения Джонс.

– А как долго лошадь сохраняет спортивную форму?

– Здесь все зависит от того, для чего она предназначена. К примеру, скаковые лошади «делают карьеру» в молодости, начинают бежать с двух лет. Пять-семь лет – это уже большой возраст для скачек.

После того как лошадь или конь закончили карьеру, они могут «переквалифицироваться» в производителей. К примеру, если жеребец или кобыла имениты, с различными регалиями, от них хотят детей. Здесь тоже все непросто. Скаковые лошади спариваются только естественным путем. С лошадьми для конкура можно прибегнуть к искусственному оплодотворению. Допустим, ваша кобыла в Англии, но жеребца вы можете выбрать в любой стране и заказать его сперму, ее пришлют в специальной пробирке по почте. А там уже придет ветеринар и устроит процесс искусственного оплодотворения.

– Сколько стоит купить лошадь в наши дни?

– Стоимость лошади может варьироваться от £10 тыс. до нескольких миллионов. Тут все зависит от бюджета клиента. Также владельцами лошади могут быть два человека, тогда ее содержание обходится дешевле. Есть еще синдикаты. В этом случае у лошади может быть от пяти до десяти владельцев, и ежемесячно она будет обходиться каждому из них в £250.

С одной стороны, действительно, лошади – это дорогое удовольствие, однако всегда можно найти доступные варианты, если есть желание.

– Во что обойдется содержание лошади на вашей базе и что входит в эту сумму?

– Тренировки на нашей базе стоят £1 450 в месяц. На начальном этапе цены составляют от £950 в месяц. Если лошадь болеет или требует отдыха, ее простой может обойтись в £725. Здесь она будет находиться под наблюдением: у нас на базе всегда кто-то дежурит. Лошади проходят медицинские осмотры, у нас есть специальный терапевт, диетолог. Даже кровь у лошадей берут – так определяются уровень сахара и разные другие показатели, на основе которых составляется рацион. Также у нас есть спа-салон и солярий для лошадей.

– С какими трудностями ежедневно сталкивается владелец конюшни?

– Я всегда говорю, что с лошадьми легко, а сложно с людьми. Кадры решают все. Вот это, пожалуй, и есть одна из самых больших трудностей, ведь очень важно найти профессионалов.

Хорошо, что нам с этим повезло. Хотелось бы особенно отметить жокеев, потому что для меня они гладиаторы нашего времени. У них очень опасная работа – найдите мне еще одну профессию, в которой человек пойдет рисковать жизнью, чтобы развлечь других. У нас есть жокеи-австралийцы, англичане, а также туркмены. Надо сказать, что ребята, которые приезжают из Туркменистана, прирожденные наездники. Там сначала учатся ездить на лошади и только потом ходить.

Наш международный коллектив состоит из 20–25 человек, и поэтому я очень щепетильно слежу за тем, чтобы у нас никого не обижали и всем было комфортно.

Наша база тесно сотрудничает с колледжами, поэтому к нам на практику приходит молодежь. Особенно много студентов-ветеринаров.

Также у нас есть профессиональный коваль, член Королевской гильдии ковалей. А наш тренер Джон Бест – один из лучших тренеров в Англии по конному спорту. Он знает о лошадях все.

– Ежедневно жокеи, садясь на лошадь, рискуют своей жизнью. Наверное, у них должна быть профессиональная экипировка, чтобы снизить риски? Какова роль экипировки в конном спорте и сколько она стоит?

– Действительно, у нас один из самых рискованных видов спорта. Жокеи обязаны надевать бронежилеты. Вся экипировка постоянно проверяется, ведь стандарты часто меняются.

Седло тоже играет свою роль. На лошадей, которые выступают на гладких скачках, надевается легкое седло, потому что здесь лошадь как спринтер – она и сама по себе маленькая и легкая, чтобы бежала быстрее, и жокей должен быть худой. В случае с барьерами седло более тяжелое, да и лошади для конкура используются большие и мощные. Здесь стоимость седла может доходить до десятков тысяч фунтов.

Также для жокеев очень важны каски и ботинки, но здесь уже все индивидуально. Кто-то может приобрести каску за £500, кто-то и дороже. В среднем обувь у жокея стоит тоже в районе £500. Кстати, некоторые наездники могут годами надевать на соревнования одни и те же счастливые ботинки.

На случай падения жокея у нас всегда на связи скорая, которая готова приехать в любой момент. Также на базе есть вертолетная площадка, если вдруг потребуется экстренная госпитализация.

– Экономическая сторона вопроса: дорого ли содержать свою конюшню? Как вы пережили пандемию?

– Сейчас бизнес окупает себя. Но начинать любое дело непросто. Здесь нужно быть гибкими: деньги пришли – инвестируем в новое оборудование, деньги ушли – много не тратим.

В период пандемии было сложно. Ипподромы закрыли, а у нас же лошадей для скачек тренируют. Если соревнований нет, то смысл платить? Когда к нам клиенты пришли с таким вопросом, мы пошли им навстречу, снизили цены. Мы понимали, что все страдают: в основном все владельцы наших лошадей бизнесмены, и у них тоже были проблемы.

Коллектив у нас сплотился, держался вместе. В период локдауна я была на базе каждый день и подавала пример своим работникам. Им нужна была поддержка, ведь все реагировали на пандемию по-разному.

Мы все равно продолжали тренироваться и ждали новой информации по поводу открытия ипподромов. С 1 июня скакать нам разрешили – без зрителей, правда, но это лучше, чем ничего. Теперь на соревнованиях будет присутствовать только тренер, а владелец будет наблюдать за скачками по телевизору.

Фото предоставлено Оксаной Волошиной.

– За что вы любите свою работу?

– После того как мой муж открыл мне мир лошадей, я решила попробовать заняться конным спортом сама, потому что люблю все изучать на собственном опыте. Даже решила посетить «лошадиное царство» – город Ньюмаркет. Там во время занятий с тренером я поняла, насколько люблю этих животных. Они умеют слышать человека и понимать его с полуслова. Так что огромный плюс моей работы в том, что ежедневно я контактирую с совершенно прекрасными созданиями!

Мне очень жаль, что в России традиция проведения скачек после революции была утрачена. Вспомнить ту же «Анну Каренину»: у Толстого есть потрясающие абзацы, посвященные скачкам… Мне нравится, что у меня есть возможность продолжить эту традицию хотя бы за границей.

Беседовала Мария Кулик

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.