«Писать портрет капитана Тома Мура было одним удовольствием»

«Писать портрет капитана Тома Мура было одним удовольствием»

Михаил Шпаков (Michael Shpakov) – художник-портретист родом из России, член Почтенной компании живописцев-маляров (Worshipful Company of Painter-Stainers), одной из древнейших ливрейных компаний лондонского Сити. Живет и работает в собственной студии на северо-западе Лондона.

– Расскажите немного о себе и о своем творческом пути. В какой момент живопись стала для вас профессией?

– Рисовал я всегда, сколько себя помню, но интерес к масляной живописи проявился уже в зрелом возрасте. Рисование было одним из моих увлечений наряду с гитарой, настольным теннисом, фотографией.

После института и академии наук я с головой ушел в бизнес. Наша команда тогда работала увлеченно и крайне напряженно. Времени на хобби, к сожалению, почти не оставалось. Но с годами жизнь становилась все более структурированной, предсказуемой и планируемой. Стало появляться время на спорт, дополнительное чтение, самообразование. Меня очень интересовал портрет и в живописи, и в фотографии. Как сделать так, чтобы он «заговорил»?..

Портретная живопись, пожалуй, самое сложное направление в искусстве. Поэтому она меня и захватила. Я стал изучать работы старых мастеров в музеях, слушать мнения современных художников о технике мастеров Ренессанса. И, конечно, стал много рисовать сам.

Моей профессией живопись стала несколько лет назад. Мне повезло встретиться и впоследствии подружиться с замечательным человеком – Мартином Николлсом. Однажды мы случайно заговорили об искусстве, моем увлечении портретом. Мартину очень понравились мои работы, и он пригласил меня на очередное мероприятие Почтенной компании живописцев-маляров, членом которой он являлся.

Там Мартин познакомил меня с очень интересными людьми. Новый круг общения произвел на меня огромное впечатление. И я сделал свой выбор – решил связать дальнейшую жизнь с миром искусства. Вскоре я стал фрименом («свободным человеком») компании, а также фрименом лондонского Сити.

Кто такой фримен? В средневековой Англии так называли людей, обладающих особыми сословными привилегиями, – как правило, представителей средних торгово-ремесленных слоев и купеческой верхушки. Статус «свободного человека» мог достаться жителю Лондона в наследство, его можно было приобрести во время обучения ремеслу, подарить или купить. Сегодня это слово используется как почетный титул. Так, статус фримена есть у исполнителя роли Гэндальфа Иэна Маккеллена, актрисы Джуди Денч, писательницы Джоан Роулинг и даже американского актера Моргана Фримена.

– Как бы вы описали свой художественный процесс? Как вы подходите к созданию портрета?

– В портрете и в жанровой живописи я стараюсь работать в технике старых мастеров, по крайней мере так, как я ее понимаю. Это многослойная живопись. Подмалевок и первые слои делаются сиеной или иногда умброй, то есть теплыми красками. Потом идет «мертвый» слой – тоже монохромный, но цвет тона уже холодный серый, в синеву. Что-то вроде гризайля, где самый светлый и самый темный тона уже практически написаны окончательно. Потом накладываются цветные слои тон в тон. И в завершение – лессировки.

Процесс долгий, но увлекательный: смотришь и удивляешься, как по-разному ведут себя краски в зависимости от прозрачности, толщины слоя, количества масла или растворителя. С технической точки зрения я все еще в поиске и вряд ли когда-нибудь перестану искать оптимальные соотношения.

– А как вы подходите к созданию композиции?

– Во-первых, стараюсь работать в рамках классической композиции. Книг и материалов в Сети огромное количество. Во-вторых, всегда иду от самого объекта. Стараюсь писать только то, что знаю и понимаю, поэтому перед началом работы много общаюсь с человеком.

У меня сразу могут быть собственные идеи, но сначала я должен выслушать, прочувствовать, представить внутренний мир своего героя. Мне нравится включать в композицию какие-то элементы и детали, важные для его жизненного пути.

Очень приятно получать вдохновляющие отзывы о моих работах. Пишут, что мои портреты говорят со зрителем, а не просто являются физически точной копией. И это то направление, в котором мне хочется продолжать развиваться.

– Каков ваш опыт жизни и работы в Лондоне как художника из России? С какой реакцией на ваше происхождение вам приходилось сталкиваться?

– В октябре 2018-го Мартин Николлс пригласил меня на ежегодную выставку в Painters Hall. Там я познакомился со многими художниками компании, с которыми и сейчас дружу или поддерживаю хорошие отношения. Особенно мне понравились работы одной художницы – как выяснилось позже, родом из России. Зовут ее Юлия Леннон. Сейчас она живет и работает в Соединенных Штатах. Кстати, она тоже член нашей компании.

В целом к русским относятся очень хорошо в живописи. Для местных англичан высокий уровень общей художественной культуры у выходцев из стран бывшего Советского Союза – это совершенно естественно. Такая же ситуация, как с балетом.

– Какие культурные различия вы бы отметили во взглядах на искусство в России и Англии?

– Это различия между подходом к искусству в Восточной и Западной Европе. Достаточно просмотреть сайты онлайн-галерей на Западе и сравнить их с тем, что создают художники и другие мастера из России, Украины, Беларуси, Казахстана и т. д. Западное искусство развивается сейчас скорее по пути оригинальности, чем духовного, эстетического и технического совершенства.

– Как вы сказали, вы состоите в Почтенной компании живописцев-маляров, одной из самых древних ливрейных компаний лондонского Сити. Ремесленные гильдии – значимая часть истории Англии. Что для вас значило принятие в компанию?

– Это, конечно, очень важно для меня как признание. Меня приняли именно как художника. Первоначально ливрейные компании организовывались как профессиональные гильдии, союзы, они устанавливали стандарты в своих областях деятельности. Многие замечательные мастера прошлого были членами компании Painter-Stainers. Например, сэр Джошуа Рейнольдс, создавший Королевскую академию и ставший ее первым президентом. Членами компании были сэр Джеймс Торнхилл, Питер Лели и многие другие замечательные художники.

– А как проходит процесс принятия в компанию?

– Стать ее членом непросто. Два человека должны рекомендовать кандидата, причем знать его они должны не меньше двух лет. Кандидат должен быть связан с лондонским Сити. Я, как художник, сначала был принят в качестве фримена в компанию, а потом уже стал фрименом лондонского Сити. Каждый кандидат проходит собеседование и утверждается высшим органом управления компании – правлением (Court).

– Одна из ваших последних работ – портрет капитана Томаса Мура, который вы преподнесли в подарок его семье. Расскажите о том, как возникла эта идея и как вы ее осуществили. Каков был ваш опыт общения с семьей Муров?

– Капитан Том Мур – удивительный человек и настоящий герой. Писать его портрет было удовольствием. Мартин связался с его семьей и рассказал, что мы хотели бы преподнести в дар фонду портрет сэра Тома. Это известие было очень благосклонно принято семьей с самого начала. А потом, когда они познакомились с моими работами на сайте, они еще раз подтвердили желание получить портрет в дар.

Я закончил его в конце июня, и мы с Мартином отвезли его сэру Тому. Нам сказали, что в адрес фонда уже поступили и продолжают поступать рисунки и картины от поклонников сэра Тома со всего мира. Их уже сотни. Возможно, скоро будут организованы выставка и аукцион. Собранные при реализации работ средства пойдут на поддержку Национальной системы здравоохранения (NHS).

– Над чем вы работаете сейчас, какие проекты замышляете? Повлияли ли на вашу работу пандемия и карантин?

– Пандемия ударила по всем – не только по художникам. Мы не можем работать удаленно. Художник-портретист живет от прямого общения со своими героями. Все мои комиссии, которые я планировал с января, не состоялись. Я не мог взять на себя риск и отменил все встречи.

В этих непростых условиях наша компания организовала онлайн-выставку-продажу, которая продлится до конца года (painterstainersart.com). Каждый художник выставляет две работы по фиксированной цене £300, из них £100 идут на благотворительность, а £200 – автору. Я выставил два карандашных портрета, которые купили в течение первого часа работы выставки.

Я хотел бы закончить интервью словами сэра Тома Мура: «Завтра будет хороший день!»

Беседовала Ксения Тараненко

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Маргарита
    25.09.2020, 08:25

    Браво, Михаил! Портреты восхитительны! Какой красивый, умный, интеллигентный и талантливый мужчина! Только русский может быть таким ! Гордимся и желаем новых шедевров!

    REPLY

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.