Борат – обезьяна Трампа

Борат – обезьяна Трампа

Сергей Сычев

«Борат-2» (Borat: Gift of Pornographic Monkey to Vice Premiere Mikhael Pence to Make Benefit Recently Diminished Nation of Kazakhstan), США – Великобритания, 2020, режиссер Джейсон Уолинер

Накануне победы Джо Байдена в интернет-прокате прогремел последний залп демократов в республиканцев – продолжение скандальной комедии «Борат» с Сашей Бароном Коэном. Хулиганская социальная сатира получила теплый прием у критиков. Но у них есть претензия: временами фильм становится слишком сентиментальным и дидактичным, а они хотели бы пожестче – и, возможно, они правы.

«Борат» создан на стыке двух популярных методов. Первый –    мокьюментари, то есть обычная постановочная съемка, но сделанная под документальное кино. Второй – синема верите в его американской версии. Если совсем просто, то это такое направление в документальном кино, когда автор фильма становится и главным героем картины, и провокатором, инициирующим нужные ему события. Самый известный пример – фильмы Майкла Мура (между прочим, он лауреат «Золотой пальмовой ветви» и «Оскара» и имеет статус самого коммерчески успешного документалиста в мире). Мур создал запоминающийся образ толстяка в бейсболке, который врывается к влиятельным людям в кабинеты и требует у них ответить за их «преступления» – эффект одновременно комический и публицистический. Лучшие сцены «Бората» созданы по тому же принципу, и к сожалению, о них стало известно задолго до выхода фильма, потому что «жертвы» уже успели пожаловаться куда надо, а пресса – раструбить об этом.

Сиквел «Бората» стартует с момента, когда опального казахского журналиста Бората Сагдиева выпускают из местного ГУЛАГа через много лет отсидки и сопутствующих унижений. У него миссия: президент Назарбаев возмущен, что Макдоналд Трамп не хочет с ним дружить, поэтому Борат должен отправиться в США и преподнести вице-президенту Майклу Пенсу (его имя в фильме произносят как «Пенис») дар министра культуры Казахстана – обезьянку Джимми. Она же по совместительству главная местная порнозвезда. За Боратом увязывается его 15-летняя дочь Тутар. Она мечтает попасть в США и повторить судьбу «принцессы Мелании», которая вышла за «принца Трампа» и наверняка живет в золотой клетке. По дороге обезьяна исчезает, и Борат решает вручить Пенсу дочь. А если не получится ему, можно – адвокату Трампа Рудольфу Джулиани. Тогда Казахстан займет место среди лучших друзей Америки.

Понятно, что все сцены в Казахстане постановочные (тем более что сняты они не в Казахстане, а в Румынии), и само государство имеет тут значение лишь как символ крайнего мракобесия. Это царство мужчин, которым позволено все, включая инцест. Женщин тут бьют, насилуют, держат в клетках и морят голодом, но государственная идеология призывает их гордиться такой участью, потому что так было, есть и будет во веки веков. А главный государственный праздник – день Холокоста, потому что все казахи почему-то убежденные антисемиты.

США представлены как место противостояния республиканцев, которые недалеко ушли от «казахов» по варварству, и прогрессивных демократов, которые борются с сексизмом, харассментом и ксенофобией во всех ее формах. И дочь Бората в процессе повествования эволюционирует из грязной дикарки в лохмотьях в гламурную феминистку с крашеными волосами и декольте. То есть происходит ровно то, что и в миллионе фильмов последних лет – среди последних примеров можно вспомнить «Лавлейс», «Большие глаза» и «Портрет девушки в огне».

Сцены в США – в основном пранкерские шутки Бората над американцами. Правда, есть проблема: если в первом «Борате» Коэн мог себе позволить просто бегать по улицам полуголым, теперь такое уже проблематично, потому что Коэна в лицо любая собака знает. Это все равно что Иван Ургант носился бы по центру Москвы и пытался бы добиться непосредственных реакций. Завидев Бората, люди мчатся к нему делать селфи и на любую его провокацию просто хохочут. В фильме это обыгрывается так, словно казахский журналист стал легендой после снятого им по сюжету суперхита.

Кроме того, в ход идет маскировка. Борат гримируется до неузнаваемости, но так, чтобы его вид сразу обращал на себя внимание. То он ортодоксальный еврей, то кантри-певец с нарочито реднековской наружностью, а к Пенсу на митинг Борат заявляется в маске Дональда Трампа. Его отовсюду гонят, но самое главное камера успевает зафиксировать. Например, когда Коэн в обличье музицирующего реднека поднимается на сцену на съезде правых в Вашингтоне и начинает орать, что надо бомбардировать Китай, как Японию во время Второй мировой, а с журналистами – расправляться, как это делают в арабских странах, и люди начинают подпевать ему и рукоплескать. Сцена снята, и в ней, как и в фильме в целом, много острых шуток про коронавирус.

Самая скандальная сцена – интервью Джулиани дочери Бората. Джулиани пришел на обыкновенную встречу с журналисткой, ничего не подозревая, но, когда девушка начинает открыто соблазнять его, он не противится, так что дело уже попахивает сенсацией. Лучше самостоятельно посмотреть сцену и понять, почему Джулиани в реальности немедленно обратился в полицию и почему Коэн за свои проделки в итоге не сел в тюрьму.

Может быть, хулиганства в фильме могло бы быть и больше (хотя у кого его больше?), а «жертвами» могли бы быть выбраны не только те, на ком и так все топчутся. Хотя ясно, что Коэн имеет право на свою гражданскую позицию и не обязан высмеивать тех, кому сочувствует. Но в фильме есть две по-настоящему прекрасные шутки. Первая – когда дочь Бората учится пользоваться «Фейсбуком» и понимает, что все стереотипы о женщинах, которые ей вдалбливали, ложь. С этого момента она верит «Фейсбуку» безоговорочно, а чтобы добить отца, показывает ему с телефона пост, где крупно написано: «Холокоста не было!» Бората новость действительно надолго вгоняет в депрессию, а феминизм девушки с этого момента перестает казаться таким уж безусловным и правильным.

Вторая шутка – страшная правда, которую узнает Борат в финале, но тут уж точно придется смотреть кино. А поскольку между этим героем и Трампом авторы проводят очевидную связь, понятно, что дело пахнет новым Нюрнбергом. Хотя в полемике республиканцев и демократов такие «предъявы» вполне обычны и даже, как ни странно, рутинны.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.