Полное театральное погружение

Полное театральное погружение
фото designmynight.com

За прошлые несколько лет я успела побывать на гангстерской свадьбе в старой церкви, расследовать преступление столетней давности в Музее паровых машин, прокатиться на космическом корабле, позаседать в парламенте времен Второй мировой или в правительстве 1979 года, поработать шифровальщиком в Блетчли. Как мне это удалось? Ответ простой – иммерсивы.

Наверняка многие из читателей «Англии» уже бывали на лондонских «погружениях», этот жанр в столице развивают давно и весьма успешно. Иммерсив представление, на котором зритель может оказаться не просто свидетелем, но и участником происходящего. При этом вы не сидите в кресле, а перемещаетесь или можете находиться у себя дома, к примеру даже лежать в кровати. Впрочем, те спектакли, где зритель не сам выбирает, куда ему идти, а следует за персонажами по их желанию, ничуть не хуже.

Один из самых известных спектаклей, «Великий Гэтсби», до пандемии поставил рекорд самой долго идущей иммерсивной постановки столицы. А кто-то, возможно, помнит, как в 20132014 годах в огромном пятиэтажном здании шел The Drowned Man театральной компании Punchdrunk (считается одним из лучших творцов в жанре). Иммерсивный театр дарит совершенно невероятное проживание истории, дает возможность посмотреть уникальный спектакль, такой, какой не увидит ни один зритель, кроме вас.

Офлайн

Когда Лондон снова окажется на более низком уровне коронавирусной угрозы и театрам вновь разрешат работать, в «Великом Гэтсби» вы сможете сплясать чарльстон с гостями вечеринки, выпить в кабинете с таинственным хозяином, выбрать костюм с Дэйзи, подслушать разговоры гостей. А может, один персонаж попросит вас что-то передать другому? Спектакль откроется с соблюдением ковидпредосторожностей и дистанцирования, так что иммерсивный опыт станет вдвойне любопытнее.

А если на The Great Gatsby вы уже заглядывали, то стоит побывать в двадцатых годах прошлого века уже по эту сторону океана. Иммерсив Crooks 1926 запустили в марте незадолго до пандемии, а зимой возвращают с возможностью дистанцированного размещения зрителей. В нем вы оказываетесь членом кокни-банды в Elephant and Castle: играете на скачках, планируете ограбления банков, вычисляете шпионов и даже посещаете бандитскую свадьбу. Я смотрела спектакль еще до пандемии – и это оказалось одним из лучших впечатлений месяца!

А в следующем году, надеюсь, зрители смогут снова попасть на иммерсив Crisis? What Crisis?, где окажутся в команде британского правительства, спасающего страну от проблем в экономике и народных протестов. Да, звучит не особо завлекательно, но, поверьте, это был один из самых интересных спектаклей в моей жизни. Ну и когда вы еще национализируете какую-нибудь отрасль британской промышленности или предотвратите смену кабинета министров?

Онлайн

Конечно, с офлайн-спектаклями сейчас снова будет непросто, но это не повод отказываться от спектаклей. Даже во время самого строгого карантина я ухитрилась побывать сразу на нескольких лондонских иммерсивах – они переместились в интернет.

Этой весной я и еще одиннадцать человек оказались в составе жюри присяжных. Правда, в реалиях пандемии нам пришлось не только изучать доказательства, но и охотиться за ними, и все это не вставая из-за компьютера. Шифры, коды, хитрые запросы в архив – иммерсивный спектакль Jury Duty затянул нас в свой мир почти на три часа. Виновен ли обвиняемый в поджоге? А в убийстве? Финальный поворот сюжета вызвал бурю восторга (кстати, говорят, вариантов развития событий именно в этой игре больше одного).

Осенью команда Exit Productions при участии одного из моих любимых творцов в этом жанре – Тома Блэка – выпустила вторую часть, The Inquest (можно посещать, не зная первого спектакля). В этот раз жюри получает из архива нераскрытое дело десятилетней давности и по обрывкам доказательств, постам в социальных сетях и свидетельским показаниям пытается понять, что же все-таки произошло в 2010 году в Кембридже. Снова восторг, готова всем рекомендовать!

Еще за последние полгода я успела пару раз пройти на военном британском корабле по Средиземному морю во время спектакля England Expects, найти с доктором Ватсоном пропавшего Шерлока в Sherlock Holmes and the Case of the Symmetric Mailshot, даже поучаствовать в разрешении политического кризиса на острове Мазеппа в We Have a Situation. Этот спектакль моей любимой команды Parabolic Theatre (где также участвует Том Блэк) должен снова вернуться в 2021 году, и я всячески рекомендую его – это возможность вершить судьбы мира, ну или хотя бы небольшого острова. И где еще вы встретите агента Стаханова или Касперского и напишете официальное письмо с цитатой из лорда Байрона?

Кто может лучше рассказать об иммерсиве лучше, чем артист? На мои вопросы ответила Наталия Богданова, выпускница Drama Studio London и актриса иммерсивных спектаклей Parabolic Theatre Company.

фото Ieuan Coombs

Чем тебе нравятся иммерсивные спектакли как зрителю и как артисту? Что они дают такого, чего не получаешь в обычном театре?

Как зрителю иммерсивные спектакли дают мне ощущение погружения, буквально следуя названию жанра. На первый иммерсив я сходила восемь лет назад, это был Sleep No More by Punchdrunk в Нью-Йорке. Он изменил для меня осознание того, что может происходить в театре.

Людей увлекает любая хорошая история, будь то пьеса, книга, фильм, компьютерная игра, музыкальный альбом – что угодно. Но иммерсивный театр затягивает ощущением, что воображаемый мир прямо здесь, рядом с тобой, что его можно ощутить всем телом и даже на него повлиять. Я очень люблю эскапизм, а иммерсивный театр дает его сполна, так, как традиционный спектакль с авансценой не способен.

Для меня как артиста иммерсивный спектакль живой. Я работаю в театре, потому что мне нравится рассказывать историю зрителям, воспринимающим ее в реальном времени. И взаимодействие с публикой, которое я получаю в иммерсивном театре, просто невозможно получить со сцены.

Опиши парой слов своих персонажей.

В For King and Country 1944 (спектакль про участие в подпольных операциях во время Второй мировой) моего персонажа звали София Петровна Булгакова. Она бежала из Советского Союза с отцом-академиком в начале 30-х и осела в Лондоне. Во время войны подключилась к борьбе с оккупантами как агент и помощник главных героев. В Bridge Command (путешествие на космическом корабле) я играла целую кучу персонажей, самые заметные – капитан Ева Новак, древний инопланетянин Рис, который может прыгать из тела в тело, и ученая Брайони Вайзман, пытающаяся с помощью зрителей сбежать от секретной организации. В England Expects (военные действия на Средиземном море в 1940 году) мои персонажи – старшина корабля Клара Горен и корсиканская партизанка Мария. В We Have a Situation (политическая драма) я была оператором спектакля.

В чем сложность, вызов для артиста в работе в иммерсиве? И отдельно – в онлайн-иммерсиве?

Задача, которая стоит перед артистом иммерсива, зависит от типа постановки. Я в основном работаю в интерактивных спектаклях, в которых зрители напрямую вовлечены в происходящее. В Parabolic Theatre мы оказываемся внутри спектакля без четко прописанных сценариев и опираемся на главные вехи повествования и знание своего мира. Для этого необходимо понимать принципы импровизации, уметь настолько сильно верить в мир постановки, чтобы актерская игра удавалась сама собой. У артистов нет текста, который можно проанализировать. Подобная игра – постоянный поиск баланса: ты хочешь дать зрителю свободу действия, но при этом сохранить структуру истории.

Самая большая сложность онлайн-иммерсива для меня – это экран, образующий стену между артистами и зрителями. Коммуникация между актерами неимоверно важна, ее сложно сохранить на расстоянии, да и вовлечь зрителей физически в происходящее сложнее, когда между нами находится компьютер. Особенно это непросто в спектаклях, где Zoom не является частью мира, в котором происходит действие. Например, в England Expects действие происходило на военном корабле в 1940 году. Упоминать напрямую зрителям про компьютеры, вебсайты и Zoom невозможно, во Вторую мировую этого всего просто не существует.

фото Jury Games Facebook

Почему иммерсив – это настоящий театр, а не ролевая игра?

Начну с того, что я считаю иммерсивным театром. Я иногда сталкиваюсь с людьми, которые из-за недостатка опыта ставят очень четкие границы: то иммерсив, а это нет. Мол, если у спектакля есть высокобюджетные декорации, атмосферное освещение, дым и зрители в масках, то это иммерсив и театр. А если их нет, то, это, допустим, квест. Как по мне, любая постановка, в которой есть повествование, в которой зритель всячески вовлечен в происходящее и в которой присутствует актерская игра, – это иммерсивный театр. Иногда зритель наблюдает за происходящим, иногда вовлечен поверхностно, в наших спектаклях зритель зачастую влияет на ход истории.
Но даже в последнем случае зритель все равно гость в нашем мире, мы его пригласили. Он может придумать себе персонажа, но, в отличие от ролевой игры, он часть нашей истории, а не своей.

Поделись, пожалуйста, важными для тебя критериями хорошего иммерсива. На что обращать внимание зрителям?

Самым главным критерием для меня является ответ на вопрос, может ли постановка просто идти на сцене, ничего особенно не теряя. Если ответ «да», то в постановке иммерсив существует ради иммерсива, это просто громкое рекламное слово.

Второй важный фактор – публика. В иммерсиве подразумевается, что зрители тоже часть происходящего. Они могут быть кем угодно: коллегами, гостями на вечеринке, одноклассниками, присяжными, привидениями, но не аморфной массой. Если не установлена причина, по которой зрители находятся среди актеров, не сказано, кто они при этом, для меня это плохой знак.

Третье. Хороший иммерсив устанавливает правила игры. В стандартном спектакле правила для зрителей всем понятны: ты должен сидеть тихо, выключить телефон, аплодировать в конце. В мюзиклах, допустим, можно аплодировать после песен, но нельзя подпевать. Эти правила мы все знаем, а вот правила иммерсива изменчивы и зависят от постановки. Но в любом спектакле зритель должен знать, что от него ожидается. Также очень важно понимать, как зрители будут физически или виртуально присутствовать в пространстве. Поскольку они стали частью повествования, но не знают ремесла сцены, нужно понимать, где будет их фокус, как они будут себя вести, куда они захотят пойти и как они будут перемещаться. Для меня теория иммерсива – очень интересная тема.

А расскажи о каком-нибудь стрессовом или забавном случае в онлайн-иммерсиве!

В нашей последней постановке, We Have a Situation, финальная часть спектакля шла через компьютерную игру. В ней выбранный зрителями персонаж идет в атаку на базу противника, а зрители помогают агенту найти дорогу и предлагают варианты действия. За пять минут до этой части постановки у меня в квартире выключился свет – всего на пару секунд, но этого было достаточно, чтобы компьютер вылетел. Сервер не грузится, игра не грузится, что делать – непонятно. Пока пара актеров растягивала спектакль со зрительской стороны, мы ломали голову. В результате решили провести последнюю часть как радиопьесу. Один из артистов быстро нашел саундборд и подыгрывал мне на заднем плане звуковыми эффектами. В итоге подруга, которая была на спектакле второй раз, сказала, что ей понравилось, как переделали последний акт. Ей даже в голову не пришло, что это было техническое ЧП!

Подготовила Анастасия Глаголева

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.