Актуальная юридическая информация от компании Law Firm

Актуальная юридическая информация от компании Law Firm
фото123rf.com

Апелляционные суды и политика в отношении домашнего насилия

В недавнем судебном деле FA (Sudan) v Secretary of State for the Home Department [2021] EWCA Civ 59 апелляционный суд подтвердил, что подающий заявление на пребывание в Великобритании в соответствии с правилами жертвы домашнего насилия должен был иметь разрешение остаться в стране в качестве партнера по супружеской визе.

Дело касалось политики краткосрочной помощи мигрантам – жертвам домашнего насилия, первоначально введенной в апреле 2012 года и теперь называемой Destitute domestic violence concession (одним из критериев является тяжелое финансовое положение).

Жертва получает разрешение остаться на три месяца, с правом на работу и доступом к льготам и пособиям.

Необходимо дать заявителям некоторую стабильность, пока они подают заявление на постоянный вид на жительство (ILR), чтобы остаться в статусе жертвы домашнего насилия в соответствии с иммиграционными правилами.

Этот трехмесячный период предназначен для того, чтобы устранить по крайней мере некоторую неопределенность, связанную с тем, что жертве домашнего насилия отказывают в визе на том основании, что ее отношения с абьюзером больше не существуют. Предоставление временного разрешения по схеме Destitute domestic violence concession, как правило, сопровождается подачей полного визового заявления в течение трехмесячного периода (без которого лицо становится overstayer).

Жертвы, исключенные из правил

Одной из самых больших проблем является тот факт, что жертва должна иметь визу супруга или партнера в соответствии с британскими иммиграционными правилами.

В данном случае это требование не было выполнено в вышеуказанном судебном деле. Госпожа ФА, родом из Судана, въехала в Великобританию, чтобы присоединиться к своему британскому мужу. У супругов было двое детей – граждан Великобритании, но брак в конце концов распался, и она попыталась подать заявление на предоставление временного разрешения по схеме Destitute domestic violence concession на основании насилия в семье.

Ей было отказано на том основании, что у нее не было разрешения остаться в Великобритании в качестве партнера.

В апелляционном суде

Основания для оспаривания решения об отказе в апелляционном суде были практически идентичны:

– решение незаконно дискриминировало госпожу ФА по признаку ее пола, гражданства, материнства и иммиграционного статуса;

– это решение противоречило статье 18 Директивы ЕС о правах жертв, принятой в соответствии со статьей 24 Хартии ЕС об основных правах (права ребенка);

– это решение шло в нарушение с обязанностью защищать и поощрять благополучие детей в Великобритании в соответствии со статьей 55 Закона о границах, гражданстве и иммиграции 2009 года.

Даже если имела место косвенная дискриминация, она была достаточно обоснована на том основании, что заявитель не должен быть принужден оставаться в семейных отношениях, поскольку его иммиграционный статус зависит от его партнера – британского гражданина.

Обсуждение вопроса о правах жертв было кратким, и апелляция в конечном счете была отклонена.

Удивительно, что это дело дошло до стадии апелляционного суда.

Нет никакой информации о том, почему не было подано заявление на госпожу ФА как на родителя детей британских граждан.

Если предположить, что соответствующие критерии были соблюдены, вряд ли такое заявление было отклонено, особенно с учетом того, что основное внимание в этом заявлении будет уделяться наилучшим интересам детей, а не собственному иммиграционному статусу госпожи ФА или попыткам доказать, что она была жертвой домашнего насилия.

Это решение подтверждает правило о том, что мигрант должен иметь визу супруга или партнера по британским иммиграционным правилам, чтобы иметь возможность использовать схему Destitute domestic violence concession.

Высший трибунал не обладает юрисдикцией исправлять ошибку в сроке подачи апелляции

Недавнее судебное дело Ndwanyi (Permission to appeal; challenging decision on timeliness) Rwanda [2020] UKUT 378 (IAC) касалось того, как ответчик может оспорить решение в отношении того, что заявление о разрешении на апелляцию подано вовремя, когда на самом деле оно не было подано вовремя.

По фабуле данного дела, Министерство внутренних дел (Home Office) проиграло апелляцию в суде первой инстанции и запросило разрешение на апелляцию. На это у них было 14 календарных дней.

Решение суда было опубликовано 20 декабря 2019 года, что означало крайний срок подачи заявления о разрешении на апелляцию 6 января 2020 года.

Министерство внутренних дел подало заявку на апелляцию 7 января 2020 года и попросило продлить срок, заявив, что у него не хватает персонала на Рождество, чтобы подать заявку вовремя.

Чиновник суда наклеил на папку наклейку, подтверждающую, что Министерство внутренних дел требует продления срока на один день. Судья, получивший заявление, отменил его, ошибочно полагая, что рождественские и новогодние банковские каникулы означают, что Министерство внутренних дел не требует продления. Он рассмотрел (и удовлетворил) заявление Home Office, как будто оно было подано вовремя.

Господин Ндваньи (истец по данному делу) попросил Высший суд отказать в рассмотрении апелляции из-за проблемы своевременности подачи самой апелляции Home Office. Министерство внутренних дел согласилось с тем, что ходатайство о разрешении было подано с опозданием, но указало, что сам Высший трибунал может по своему усмотрению продлить этот срок.

Высший трибунал постановил, что он не обладает юрисдикцией фиксировать решение судьи ввиду положений Приказа 2009 (SI 2009/275) об исключительных решениях.

Председатель Высшего трибунала Лейн также заявил, что нет никакой юрисдикции для осуществления дискреционного права продлевать срок подачи апелляции, которым пользуется трибунал первого уровня, если этот трибунал уже рассмотрел вопрос о своевременности, и что было бы неуместно использовать обход правил для такого рода ошибок.

В результате единственным вариантом обжалования такого рода решений является подача истцом отдельного заявления на судебный пересмотр вынесенного решения (Judicial Review).

Апелляция на депортацию

Недавнее судебное дело Lowe v Secretary of State for the Home Department [2021] EWCA Civ 62 рассказывает о роли Высшего трибунала в апелляциях на депортацию.

Роль апелляционного суда при рассмотрении фактических выводов, сделанных нижеприведенным судом, звучит прямолинейно: он будет вмешиваться только в том случае, если выводы являются иррациональными или неправильно истолкованы доказательства. Но применение этого, казалось бы, ясного принципа на практике может быть запутанным.

Апелляционный суд в этом случае иллюстрирует это на следующем примере.

Основной вопрос в апелляции на депортацию был прямой. Заявитель был приговорен менее чем к четырем годам тюремного заключения и пытался ссылаться на исключение о правах частной жизни в отношении его депортации. Как показано ниже, одним из требований для использования этого исключения является наличие весьма существенных препятствий для реинтеграции в родную страну данного лица (в данном случае Ямайка).

Единственный спор заключался в том, действительно ли мистер Лоу столкнется с очень серьезными препятствиями на пути к реинтеграции.

Он покинул Ямайку в возрасте трех лет и с тех пор жил в Великобритании, так что, на первый взгляд, были веские основания полагать, что такие препятствия существуют. Так считал суд первой инстанции, разрешивший мистеру Лоу обжаловать депортацию.

Высший трибунал отменил это решение.

В апелляционном суде господин Лоу оспорил решение Высшего трибунала на том основании, что судья просто заменил свое собственное мнение, а не определил, что решение трибунала первого уровня было иррациональным.

Большинство членов суда согласилось: «В данном случае трибунал первого уровня определил стоящие перед ним вопросы, которые рассматривались как центральные для вопроса о том, продемонстрировал ли заявитель соответствующие очень существенные препятствия. Для трибунала первого уровня не было необходимости рассматривать дело, которое не рассматривалось ответчиком. По моему мнению [говорит лорд-судья Маккомб, с которым согласилась леди-судья Асплин], судья трибунала первого уровня вполне мог обнаружить, что существуют необходимые весьма существенные препятствия, основанные на впечатлении, произведенном на него в отношении эффекта изгнания этого молодого человека со всеми его характеристиками, атрибутами, качествами и недостатками, которые были раскрыты доказательствами. Меня не удивляет, что судья (если не все судьи) обнаружил, как это сделал этот судья, что существуют очень серьезные препятствия для интеграции. Другие, возможно, приняли бы другое решение, но это было в значительной степени дело, основанное на собственных фактах, которые должны быть оценены на основе доказательств».

Но лорд-судья Филлипс не согласился: «Судья Высшего трибунала задал себе вопрос, способны ли эти факторы составить очень значительные препятствия или же они не настолько способны, чтобы вывод судьи трибунала первого уровня не был тем, к которому он имел право прийти (другими словами, извращенное или иррациональное решение). По моему мнению, это был вполне законный вопрос. Судья Высшего трибунала не подменял свою собственную оценку доказательств, а рассматривал вопрос о том, перешагнули ли доказательства порог для сделанного заключения. В этом контексте Высший трибунал нельзя критиковать за то, что он указал на то, что некоторые вопросы, которые могли бы продемонстрировать наличие очень значительных препятствий, не были выдвинуты заявителем (например, трудности с поиском жилья или работы)».

Разделение во мнениях и подходах в апелляционном суде иллюстрирует, как очевидно ясный принцип, согласно которому апелляционный суд должен вмешиваться только для исправления иррациональных фактических выводов, гораздо менее ясен в применении к реальному делу.

Это решение является сильной защитой судей трибунала первого уровня, хотя в надзоре, осуществляемом Высшим трибуналом, оно рискует вызвать большую непоследовательность в принятии последующих решений в будущем.

По всем вопросам иммиг­ра­ци­­он­­ного и юридического харак­тера вы можете обратиться к специалистам нашей ком­па­нии. Мы обладаем 20-лет­ним опытом в об­ла­с­ти им­ми­­гра­ци­­­онного права и биз­нес-кон­сал­тинга. Будем рады видеть вас в качестве наших но­­вых кли­ентов и помочь разобраться во всех волнующих вопросах.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.