Докопаться до небес

Докопаться до небес

«Раскопки» (The Dig), Великобритания, 2021, режиссер Саймон Стоун

Нетфликсовский хит «Раскопки» только притворяется фильмом. На самом деле это манифест того же рода, что и короткометражки Хамфри Дженнингса – важнейшего британского документалиста эпохи Второй мировой войны.

Формально Дженнингс занимался пропагандой, сообщая англичанам о героизме их соотечественников перед угрозой вторжения. Но в действительности «Лондон справится!», «Слова для битвы», «Слушайте Британию!» и «Дневник для Тимоти» – это поэтические воззвания к нации, несущие романтическую идею, что победить в такой войне можно, только выступив как носители культуры, цивилизации, человечности. Сравните их с советской пропагандистской хроникой, с американским циклом «Почему мы сражаемся?» – разница более чем ощутима. Позиция, выбранная Дженнингсом, может, и утопическая, но для него раненые офицеры, танцующие вальсы, являются несомненным признаком скорой победы. Потому что на стороне Англии – вся история человечества, а враг олицетворяет собой только разрушение и варварство.

«Раскопки» заряжены тем же пафосом и выпущены в момент, когда тоже идет война – манифестов, движений, вакцин, – и охота на ведьм. Опять островное положение Великобритании имеет и стратегический, и символический смысл, и надо опять напомнить ее жителям (а заодно и всему миру) о некоторых фундаментальных вещах.

Действие картины, равно как и одноименного документального романа Джона Престона (послужившего основой для сценария), разворачивается накануне вторжения Германии и СССР в Польшу. 1939 год, всем понятно, что войны не избежать. Поэтому когда вдова Притти начинает искать археолога, который бы порылся в холмах ее поместья Саттон-Ху в Саффолке, местные профессионалы от нее досадливо отмахиваются и советуют ей амбициозного дилетанта-самоучку Бэзила Брауна. Тот без особого энтузиазма берется за работу (ему обещали хорошую зарплату), но постепенно понимает, что перед ним очень древние курганы и этим открытием он навсегда может вписать себя в историю. Так и произошло.

С миссис Притти у Брауна отношения сложные, а она еще и очень больна. Вдове, которую играет Кэри Маллиган, в реальности было под шестьдесят, и если тут Рэйф Файнс годится Притти в отцы, то настоящий Браун был моложе ее, и отношения у них были исключительно деловые. Но красиво не соврать – истории не рассказать. К слову, автор литературной основы, Джон Престон, не только много лет писал обзоры для The Sunday Telegraph, он еще и приходился племянником одной из участниц раскопок – миссис Пигготт (в фильме ее играет Лили Джеймс, ее линия – одна из самых спорных в сюжете и выдумана явно для привлечения женской аудитории).

Итак, как только Браун обнаруживает, что нашел англо-саксонские захоронения VI века и что это одна из самых невероятных находок в истории национальной археологии, к его кургану слетаются ученые во главе с Чарльзом Филлипсом из Британского музея. Сюда же приезжают, прервав медовый месяц, супруги Пигготты (в реальности к тому моменту они были женаты уже три года).

Мистер Пигготт увлечен работой и, похоже, другим мужчиной (Netflix поддерживает тренд на гомосексуальную тематику), и миссис Пигготт с большим интересом начинает поглядывать на молодого и симпатичного кузена миссис Притти, а тот ее с не меньшим интересом фотографирует на месте раскопок. Вся эта романтическая линия выглядит несколько навязчиво и фальшиво, и зритель не удивится, узнав, что фотограф – персонаж вымышленный, а у Пигготтов было все не так, да и сама миссис Пигготт не просто симпатичная барышня, а крупнейший специалист по железному веку, что в фильме опущено.

Довольно молодой режиссер Саймон Стоун решил не полагаться на одну только историю этой находки, величайшей для британской идентичности, и добавил мелодраматизма, который, пожалуй, временами мешает. В отношениях Брауна и Притти он для этого достаточного материала не нашел – и прекрасно, потому что Маллиган и Файнс сами создали невероятную химию двух гордых интровертов. Так что драматургический акцент Стоун сместил на юных секс-символов британского кино – Лили Джеймс с Джонни Флинном от души играют чистый и незамутненный эротизм в кадре.

К счастью, кроме драматургии, в фильме есть еще и изображение. Оператор Майк Или имеет солидный опыт в документалистике, и он использовал особую цветовую гамму, чтобы зритель вместе с героями как бы врастал в эти древние холмы с останками давно умерших людей. Многие планы сняты ручной камерой, нервно, эмоционально – режиссер потом перемешал их с общими, намонтировал короткими кадрами, наложив на них контрапунктом отдельно записанные диалоги персонажей.

В некоторых местах особенно заметно, что эстетическим ориентиром для Саймона Стоуна был Терренс Малик, который тоже любит сталкивать несинхронные звуковой и видеоряд. Мы смотрим на лица персонажей, видим движения губ, но слышим явно какой-то другой диалог, пусть даже о том же самом. Саймон старается не переартхаусничать, но такие моменты определенно работают.

Ведь речь идет о важном. Находка в Саттон-Ху доказала: англо-саксонские племена до викингов уже были вполне цивилизованными, и для англичан накануне войны это было очень важно, потому результат раскопок и стал тогда сенсацией национального масштаба. Это был словно знак от прошлых поколений: не дрогните, мы с вами! Это все равно что если бы в июне 1941-го в СССР обнаружили бы, скажем, славянские книги V века и окончательно добили бы норманнскую теорию. Благословение сквозь века, нечаянная радость. Вот и «Раскопки» говорят о том же – и вертикаль от земли с останками древнего короля через умирающую миссис Притти к недосягаемому звездному небу выстроена тут вполне внятно. Хамфри Дженнингсу это бы точно понравилось.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.