Много Грома – и ничего!

Много Грома – и ничего!

Сергей Сычев

«Майор Гром: Чумной Доктор», Россия, 2021, режиссер Олег Трофим

В России с треском провалился амбициозный кинопроект – попытка сделать на основе российских графических новелл альтернативу марвеловским кинокомиксам. Издательство Bubble, которое с 2012 года выпускает комиксы о приключениях майора Игоря Грома, инициировало собственный блокбастер по первой и самой известной сюжетной арке.

Сборы блокбастера по итогам двух первых уикендов был в три раза ниже, чем производственный бюджет – а каким был рекламный, страшно себе представить. Дело в том, что Bubble – детище Артема Габрелянова, сына медиамагната Арама Габрелянова. В промокампании фильма активно использовался «Твиттер» – например, некто выкупил прямо напротив «Октября» (главного премьерного кинотеатра страны) время на грандиозном медиафасаде, и там транслировались восторженные твиты о фильме. А еще в том же «Твиттере» некоторые пользователи – скромные фанаты сеттинга – выкупали целиком столичные залы с сеансами «Грома» и звали туда бесплатно всех желающих.

В итоге может показаться, что блокбастер – всего лишь каприз очень богатых людей и что провалился он вполне заслуженно. Но это совсем не так. «Майора» снял Олег Трофим, режиссер суперхита «Лед», и в его работе достигнут очень высокий уровень визуального стиля. Перед зрителем появляется альтернативный Санкт-Петербург, превратившийся в своеобразный аналог Готэма, города торжествующего порока и бессильной перед ним полиции. Великолепные декорации – которые, кстати, зрелищно разрушаются прямо у нас на глазах. Чудесные костюмы – фактура ткани прямо просится, чтобы ее пощупали наяву. Это нестыдное кино, на все свои заявленные 600 млн рублей, и его приятно рассматривать, пусть некоторые и шутят, что получился не фильм, а набор фанатских постеров. Мало кому в кино удается создать мир; авторам «Майора Грома» повезло, у них сработало. Дальше вопрос в обитателях и в происходящем – а вот тут уже сложно.

Самое спорное – главный герой, майор Игорь Гром, лучший питерский следователь. Он живет в супергеройской по духу реальности, но сам он совсем не супергерой. Просто что-то среднее между Глебом Жегловым и Данилой Багровым: грубый, нелюдимый холостяк, считающий, что добро должно быть с кулаками, а рыцарские намерения полностью оправдывают любую нечистоплотность. Подобно Слэджу Хаммеру, Гром может разнести полгорода, преследуя грабителей, но раскрываемость у него самая высокая, а пресс – самый накачанный.

Проблема в том, что даже такой чудесный парень не может защитить Питер ни от сына местного олигарха, безнаказанно давящего своим болидом прохожих, ни от циничной владелицы банка, обманывающей вкладчиков, ни от толстосума, решившего на месте исторического здания построить притон. Гром старается – но не выходит. А тут объявляется подлинный народный мститель, в маске и суперкостюме буквально выжигающий зло с улиц. Его сравнивают с Бэтменом, но он более жесток: он убивает злодеев, не рассчитывая на правосудие, и не щадит ни женщин, ни детей. Народ любит его. У блога Чумного Доктора миллионы подписчиков и множество фанатов, которые тоже понемногу начинают вершить самосуд. Как в финале «Джокера»!

Вот здесь и начинается главная проблема фильма. Весь сюжет устроен так, что мы действительно ненавидим тех, кого убивает Чумной Доктор. И как бы ни разглагольствовали положительные персонажи, наши симпатии на его стороне. Если социальные институты не работают, нужен супергерой, не так ли? Ведь именно эта идея лежит в основе субкультуры. Как и у любого мстителя, у доктора есть обыденное лицо – питерский Брюс Уэйн, филантроп и основатель самой прогрессивной соцсети Сергей Разумовский. Все как положено: с детской травмой, биполярным расстройством и убежденностью, что зло должно быть наказано, а человек рожден, чтобы быть свободным и счастливым. И вот этого персонажа должен остановить Игорь Гром, попутно заигрывая с симпатичной стрингершей и ворча на неопытного напарника-зумера.

Поверить в это трудно, сопереживать еще труднее. Единственный аргумент Грома в том, что нарушать закон нельзя – иначе чем ты отличаешься от преступников, верша самосуд? Все призывы к свободе, как нам говорят, лишь прикрытие трибуны для маньяка. «Зачем создавать соцсеть, если ты не можешь следить за ее пользователями?» – вопрошает Гром. И ошарашенный зритель мечтает только об одном: чтобы Чумной Доктор успел остановить как можно больше подонков, прежде чем коп в кожаной куртке сможет его остановить (положено ведь, по закону жанра).

В современной России поверить «Майору Грому» все сложнее и сложнее, да и в самом фильме Гром проговаривается, что все прогнило: тут и судьи-взяточники, и чиновники-коррупционеры, и равнодушная полиция, которой глубоко плевать на жертв преступлений. Гром мог предложить в качестве альтернативы какое-нибудь чудо, например если он сам наденет суперкостюм или объединится с доктором в команду, но охранительная идеология заражает хуже чумы: не положено, противозаконно, нельзя, говорят нам. Потому что потому, как в детском садике.

Поэтому народ в фильме поддерживает Чумного Доктора, а народ в нашей с вами реальности отказывается идти на фильм: там нет правды о нас и нет ответа нашим чаяниям, и от этого обидно, потому что блокбастер-то сделали хороший. Просто не о том, не про того и уж точно не в такое время, как сейчас. Может, Габрелянов исправит все это в сиквеле, и вот тогда российские мстители действительно отомстят тем, кому надо. И арендовать залы не нужно будет.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.