Что важнее – деньги или сказки?

Что важнее – деньги или сказки?

Ответ на этот риторический вопрос российская писательница Светлана Савицкая, автор серии книг о путешествиях «Призвание планеты», нашла во время посещения отгороженного от всего мира британского кладбища в Калькутте. А помогли ей в этом Киплинг, Маугли, масоны и… не только.

Мне были интересны следы, оставленные англичанами в Калькутте. Первым делом, естественно, книжные магазины. Киплинга тут не знают. А вот английское кладбище содержат исправно. За высоким забором. И с охранниками.
Висит табличка «Фотографировать запрещено!». Но английский язык я «не понимай». Поэтому, остолбенев от увиденного и ошарашенная могильниками, тут же достаю верный «Люмикс». Что же такого удивительного может быть здесь, чего нет у нас там? А вот что.

За пятиметровым, а может, семиметровым забором на могилах завоевателей стоят узкие пирамиды высотой с пятиэтажный дом. Иногда беседки с высоченными колоннами. В сравнении с ними я муравей! На этих громадинах высечены символы самых разных масонских лож. Весьма узнаваемых – они встречались мне в музее масонства в Брюсселе, на стелах Парижа, в некрополях Москвы…
На территории английского кладбища – никого, кроме нас. Обелиски, стоящие «плечом к плечу», заглушают гудение машин. Улетают высоко в небо, за деревья, чуть ли не за облака. Автоматически вычисляю длину жизни тех, кто под камнями: двадцать пять – тридцать лет! Вековые камни покрыты зеленым мхом. Деревья подымают надгробные плиты мощными корнями, топорщат древние тропы. Всеми своими энергетическими посылами камни прогоняют нас. Змеи расползаются в разные стороны. Каркают одинокие вороны, посверкивая фиолетовыми глазами. А вот малярийные комары, пользуясь случаем, тут же впиваются в руки. Шлеп-шлеп – два, три трупика. Недолго комары дергались, замерли на коже. Хорошо, есть с собою чудодейственная суспензия, обезвреживающая эту дрянь.
Мы быстро покидаем проклятое место, зябко поеживаясь.

Но увиденное так резко запускает воображение, что не думать об этом я не могу. Киплинг. Масонские памятники. Англия. Серебряные фляги, чтобы не заразиться местными болезнями и не умереть. Но вот они – свидетельства ранней гибели офицеров, и солдат, и леди. И, судя по всему, это только верхушка.
Ночью в Калькутте спать невозможно: или машины гудят, или вороны каркают. Поэтому, уйдя ненадолго от усталости в небытие, снова и снова возвращаешься в действительность, чтобы анализировать увиденное.
Киплинг. Его «Маугли» я помнила с детства почти наизусть. У соседей были проигрыватель и пластинка.
И начало очень похожее на булгаковского «Мастера»: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат».

Что-то вертится совсем рядом. Что? Может быть, вот это? Это же самое начало Маугли!
«Было семь часов знойного вечера в Сионийских горах…» Что за Сионийские горы такие? С названием города, введенного в сказку, ясно: Удайпур, скорее всего, это Джайпур. Река Вайнганга есть Ганг…
При первой же возможности войти в интернет ввожу в поисковик: «Киплинг-масон».
Вижу открытую информацию из «Википедии»: «По данным английского журнала «Масонские иллюстрации», Киплинг стал масоном примерно в 1885 году, за шесть месяцев до обычного минимального возраста (21 год). Он был инициирован в ложе «Надежда и настойчивость» №782, которая находилась в Лахоре. Позже он написал в лондонской «Таймс»: «Я был секретарем ложи несколько лет… в которую вошли братья по крайней мере четырех вероисповеданий. Я был введен [в ученики] членом Брахмо Сомадж, индусом, повышен [в степень подмастерья] мусульманином и возведен [в степень мастера] англичанином. Наш привратник был индийским евреем». Киплинг так любил свой масонский опыт, что запечатлел его в качестве своих идеалов в стихотворении «Материнская ложа». Также он был членом французской ложи «Строители совершенного города» №12, в Сан-Омер».
Таким образом, после Калькутты сказка о Маугли воспринималась уже иначе. Дешифровку можно начать с элементарных вещей. Итак, кто «ввел», кто «повысил», кто «возвел» и кто был «привратником»? Четверо. В сказке они обозначены как волчица Ракша (Сатана), пантера Багира, медведь Балу и мудрый питон Каа. Стало быть, обезьяны – это местное население, бандерлоги. А автор произведения – не кто иной, как сам Маугли. Так что там еще гласит Закон Джунглей?
«Закон Джунглей говорит очень ясно, что каждый волк, обзаводясь семьей, может покинуть свою Стаю. Но как только его волчата подрастут и станут на ноги, он должен привести их на Совет Стаи, который собирается обычно раз в месяц, во время полнолуния, и показать всем другим волкам. <…> А Закон Джунглей говорит, что, если поднимется спор о том, можно ли принять детеныша в Стаю, в его пользу должны высказаться по крайней мере два волка из Стаи, но не отец и не мать. <…> Так Лягушонок Маугли был принят в Сионийскую стаю – за буйвола и доброе слово Балу».
Наверное, время возведет надгробие над этой темной историей. И мы никогда не узнаем, каким был буйвол – надо понимать, размер вознаграждения, помогший лягушонку досрочно попасть в сионистскую «ложу «Надежда и настойчивость» №782, которая находилась в Лахоре».

Свою знаменитую сказку «Маугли», каждая строка которой наполнена символами, смыслословами и смыслодействиями, Редьярд Киплинг создал, будучи достаточно зрелым человеком, после тридцати лет. Я всю жизнь восхищалась ею. Но ключ к дешифровке получила только здесь. В Калькутте. На английском кладбище. Имея ключ, им можно открывать абзац за абзацем, главу за главою. И слово за словом, камень за камнем великого мастера-каменщика и выстроится призрачный замок. Ведь сказка «Маугли» была еще и извинением перед великой страной – Индией, его родиной, – за то, что он не только волк свободного племени (иными словами, индийский свободный масон), но и урожденный англичанин. И должен «уйти в свою Стаю». Так и случилось. Редьярд умер в Англии, объездив весь мир. Его фраза перед смертью: «Раньше я думал, что деньги – самое главное в жизни. Теперь, умирая, я знаю это наверняка!»

Так что же важнее – деньги или сказки? Сказки или деньги? Киплинг все-таки прав. Важнее деньги! Их надо много, чтобы собрать по золотым крупицам все сказки древней Индии, Мексики, России – сказки всего мира! Спасибо тебе, лягушонок Маугли! Ты на многое открыл мне глаза!

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.